Дед-Морозы не торопились

Белояр Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дед-Морозы не торопились (Белояр Ирина)

— Оборотни! Спасайся, кто может! — разнеслось по всему пространству Межреальности. Между нами-девочками говоря, никакого пространства в Межреальности не существует, равно как и времени, но что нам мешает их нафантазировать в новогоднюю ночь.

Все, кто мог, побежали спасаться — к лошадям, храпящим от возбуждения, жигулям, сбившимся на стоянке перепуганной стайкой, летающим тарелкам, сиротливо ютящимся на разбитом КАМАЗами и затоптанном динозаврами пустыре.

Дед-Морозы не торопились. Служебные обязанности их не подгоняли — впереди еще целая ночь по исчислению того мира, где с утра детишки полезут под елку — проверять, не появилось ли что.

Дед-Морозы вальяжно брели по главному проспекту Межреальности. Их было трое — кто не в курсе, Дед-Морозы обычно по трое кучкуются. Всякому Дед-Морозу известно, что кучковаться в одиночку — симптом алкоголизма. Чревато потерей должности, статуса и авторитета.

Один Дед-Мороз был уже порядком пьян — с утра исполнял служебные обязанности на ведомственной елке. Второй страдал нервным тиком — вчера довелось работать на молодежном балу.

Третьему послезавтра предстояло выступать на телевидении, поэтому он всю предыдущую неделю активно поддерживал физическую форму. Не зря поддерживал — на фоне товарищей выглядел как молодой бычок в стаде, которое посетил бычий цепень.

Оборотни выскочили из переулка, клацая зубами и топоча копытами. Было их: бурый медведь устрашающего вида, серебристый волк да жирный кабан. За углом топтался еще кто-то, но этот кто-то вовремя сориентировался в ситуации и повернул назад, откуда бежал. Должно быть, тоже не слишком торопился (как и Дед-Морозы). Правильно делал, надо сказать.

Больше всех не спешил ведомственный Дед-Мороз — у него координация движений запаздывала за мозгами, а мозги — за событиями. Собственно, к тому моменту, как все это собралось вместе (события, мозги и движения), проблема оборотней успела благополучно разрешиться. Страдающий нервами и оттого самый поспешный (из трех) Дед-Мороз зыркнул глазами в сторону зверей и произнес заклинание столь неприличное, что нападавшие от неловкости стали сжиматься, сжиматься — пока не превратились в маленькие чучелки соответственно медвежонка, волчонка и кабанчика.

Теле-Дед-Мороз с уважением посмотрел на товарища:

— Лихо завернул.

— А, — махнул рукой нервный Дед-Мороз. — От тинейджеров еще не такого наберешься.

— Слова спиши.

— Заметано.

Пирамидальная елка, украшенная страусиными перьями и человечьими черепами, махнула лапами, и из-за нее крадучись выбралась темная фигура. Огляделась, встала посреди дороги, выпростав костлявые руки из-под черного плаща:

— Грядет!!! — возопила она (или он, половая принадлежность по голосу не устанавливалась).

— Что… грядет? — икнул ведомственный Дед-Мороз, у которого опять мозги не успевали за событиями: товарищи его в то же время пытались бочком обойти фигуру и сделать вид, будто бы ее попросту нет.

— Кара небесная грядет! — обрадовался черный плащ. — Кто в новогоднюю ночь не покается…

Но покаяться никто не успел. И совсем не потому, что Дед-Морозы не торопились (хотя они не торопились). Просто в этот момент со стороны пустыря на бреющем полете пронеслась летающая тарелка. Водитель был, очевидно, выпимши, но мастерство, как известно, не пропьешь: фигура проповедника оказалась разрезана аккурат пополам в том месте, где, по теории, находилась талия.

— От… не повезло, — удрученно пробормотал ведомственный Дед-Мороз, покачивая головой.

— Да уж, — откликнулся Дед-Мороз молодежный, наклоняясь над жертвой тарелочного лихачества.

— Ну, что? — спросил теле-Дед-Мороз. — Починить-то можно?

— Да можно… только нужно ли? — откликнулся нервный. Общение с молодой порослью сделало этого Дед-Мороза циничным.

— Как скажешь. Если чинить не будем — пошли отсюда, пока в свидетели не замели.

В воздухе уже носились сладкогласные трели Сирен.

— Подождите! — ведомственный попытался нагнуться, но оступился и упал. — Может, все-таки починим? — это был самый жалостливый Дед-Мороз. Потому что пьяный.

— Да толку-то с него. Что ты там нашел?

— А вот! — опираясь на руки товарищей, ведомственный поднялся и победно взмахнул волшебным жезлом. Стоящий справа по ходу дворец графа Дракулы взлетел и устремился в открытый космос.

— Тише ты! — товарищи сгребли новоиспеченного мага в охапку и отобрали жезл. — Ну, теперь точно сматываться надо, хрен отмоемся, — и, подобрав ведомственного коллегу, не спеша, будто прогуливаясь, двинули прочь от места происшествия.

— Интересно, а там он действовать будет? — нервно подергиваясь, вслух подумал молодежный Дед-Мороз, когда все трое забрели в какую-то подворотню, а Сирены с ласковым щебетом пролетели мимо, унося в когтях две половинки каменного изваяния в черном.

— Думаю — не будет, — скептически покачал головой телевизионный. — Он же от поля подпитывается, видишь — аккумулятора нет. А какие там могут быть поля?

— Там — никаких, — удрученно промычал ведомственный. — Только снежные.

— Ну и ладно. Зато игрушка красивая, — сказал Дед-Мороз молодежный.

— Дай мне, — попросил телевизионный. — На передаче пригодится. Какой-то остаточный заряд у него есть ведь.

Тут земля затряслась — с неба спикировало и грузно опустилось на проспект громадное крылатое тело.

— Не трогать! — закричал молодежный Дед-Мороз. — Святое! Его год наступает!

Но было поздно: Дед-Морозы не спешили, однако — каждый по-своему. У ведомственного понимание опять не торопилось. Не поспело за испугом… вместо огромного дракона на проспекте осталась стоять маленькая фигурка дракончика сувенирного.

— Ну, дурак, — простонал молодежный. — Уволят ведь тебя. Как есть, уволят.

Ведомственный неспешно припрятал фигурку.

— А кто видел?

— Как летел-то — видели. Ждали наверняка. Искать станут.

— Мало ли. С тарелкой столкнулся — аннигилировали оба. Тарелок много, их уж точно никто пересчитывать не будет.

— Больше так рукавами не размахивай, неистовый ты наш.

— Ладно… оговорили. Уговорили, то есть.

— Между прочим, времени-то сколько? По елкам не пора?

— Какое тебе время — в Межреальности. Не спеши.

И они не спешили. Прогулочным шагом добрались до окраины (до того места, где начинаются пространство и время), а там уже стояли, припаркованные к обочине, трое саней, олешками запряженных. Пока дошли, Дед-Морозы перенесли атаку автомобильных хулиганов, милитаристски настроенной армии солдат и стайки валютных проституток… Мешки постепенно наполнились: к тройке плюшевых игрушек, нарядному волшебному жезлу, сувенирному дракону и прочим трофеям добавился десяток машинок, коробка оловянных солдатиков, несколько куколок Барби…

— Ну что, коллеги, работать полетели? Детишки, поди, проснутся уже скоро.

— А конфеты?

— Не переживай, в магазине прикупим.

И трое волшебных саней, запряженных олешками, взвились с обочины в морозный воздух, очертив на небе, украшенном разноцветными звездочками, серебристую надпись:

«С новым счастьем!»

Вот так. А ты, малыш, заказал Дедушке Морозу плюшевого медведика? Или куколку Барби?

2003 г.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.