Стрелочник

Белояр Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стрелочник (Белояр Ирина)

Начиналось традиционно:

ЕСЛИ ВЫ ОКОСЕЛИ ОТ ПОТОМСТВЕННЫХ МАТУШЕК, МАГИСТРОВ И ДОМОРОЩЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ,

Дальше не совсем обычно:

ЕСЛИ ХОТИТЕ УЗНАТЬ ПРАВДУ О СВОИХ ПРОШЛЫХ ОШИБКАХ,

Кому она, спрашивается, нужна? Ну… мало ли чудаков.

ПРИХОДИТЕ К НАМ.

ПРЕДУПРЕЖДАЕМ СРАЗУ: НИКАКОГО ТОЛКУ С ЭТОГО ВИЗИТА ВАМ НЕ БУДЕТ. ИСПРАВИТЬ ВСЕ РАВНО НИЧЕГО НЕ СУМЕЕТЕ. И МЫ, УВЫ, НЕ ПОМОЖЕМ.

Под конец — совершенно безапелляционное заявление:

ПОТОМУ ЧТО ВЫ ОПОЗДАЛИ РОДИТЬСЯ НА СВЕТ.

Ниже — что-то вроде подписи:

НЕ ЯСНОВИДЯЩИЙ, НЕ ПРОРИЦАТЕЛЬ, НЕ ПСИХОАНАЛИТИК.

ВООБЩЕ НЕ ЧЕЛОВЕК.

* * *

Не знаю, что меня дернуло позвонить. Просыпаюсь по утрам с трудом, утренние события кажутся продолжением сна, а во сне не рассуждают…

— Слушаю, — ответил вялый мужской голос.

Похоже, брат по разуму. Тоже поднять подняли, а разбудить забыли.

— Прочитал ваше объявление…

— Я догадался, — перебил мужик.

И — пауза. Мне отчетливо представилось, как человек на том конце провода мучительно продирает глаза. Пытается сообразить, чего от него хотят. Забавное дело: клиенты нужны им, а разговор приходится поддерживать мне.

— Что значит — вообще не человек? А кто?

— Приезжайте, увидите. Мы от потенциальных клиентов не скрываем ничего. Адрес диктовать?

— Подождите адрес. Ишь ты: сразу быка за рога. А поговорить?

— Это вы начали с конца объявления. Я решил, что по остальным пунктам у вас вопросов нет.

— Сколько стоит это удовольствие?

— Посмотреть нечеловека? Бесплатно.

— А остальное?

— Консультация — бесплатно. Сеанс — сто рублей.

— Сколько?..

— У вас проблемы со слухом?

Этот менеджер способен распугать большую часть клиентов. С оставшихся — самых любознательных — берут по стольнику…

— Простите, а на какие средства существует ваша фирма?

— Не прощу. Я же не интересуюсь вашей зарплатой, сексуальными предпочтениями и габаритами тещи.

— Извините. Ясно, сто рублей сеанс. А сколько нужно сеансов?

— На ваше усмотрение.

— А сколько обычно… берут?

— Самые выносливые — не больше трех.

Знаковая цифра, е-мое.

— А сколько сеансов требуется для полного… полной…

Я запнулся: а для чего, собственно, требуется? Мужик подождал несколько секунд и благодушно ответил:

— Трех, в общем-то, за глаза. Пишите адрес.

Чувствуя себя землемером из классического романа [1] , я покорно записал на полях газеты адрес этого странного заведения и уточнил, как лучше добраться…

«Ну, и м…к, — подумаете вы. — Лохотрон ведь, ежику ясно».

Вы правы. Если нелицеприятно, я действительно м…к.

У меня на шее бывшая жена, огромная теща (догадка таинственного незнакомца попала в точку), и дочь — молодой растущий организм в возрасте двенадцати лет (всем известно, что означает этот чудный возраст для родительского кошелька). А зарплата, которой из скромности не стал интересоваться дядька с той стороны провода, оставляет желать лучшего. Но это не все.

Еще у меня, увы, есть подружка. Длинноногая и волоокая. Потрясающее создание: через месяц общения с ней я усомнился в известной истине, что женщину интеллект не красит… В больших количествах, наверно, не красит. Но — хоть бы капелька! Капелька дегтя в этом море совершенств… А спустя две недели после моего постыдного бегства волоокое чудо позвонило мне и сообщило, что у нас будет бейби.

Если кто-то еще сомневается, что я — на букву «м», вот вам окончательный аргумент: после этих треволнений я сорвался и высказал своему боссу все, что о нем думаю. И теперь активно занимаюсь рассылкой служебных резюме по знакомым и незнакомым фирмам.

Так что я действительно на букву «м», и терять мне нечего.

* * *

Я думал, это окажется подвал в жилом доме. В лучших традициях городской экзотики: вывеска над лестницей, разбитые ступеньки. А в подвале, кроме моих таинственных знакомых, еще кто-нибудь. Например, прикормленные хозяевами неформалы-маргиналы в возрасте от пятнадцати до тридцати. Вопят, потрясают кольцами, продетыми в нос, и занимаются групповым сексом прямо в прихожей… Солидное офисное здание, напичканное фирмами под самую кровлю — нет, не может быть. Не тот антураж.

Выяснилось: и не подвал, и не бизнес-центр. Большой ухоженный особняк с единственным подъездом и без вывесок на входе. Внутри — конторка. За конторкой — скучающая дама лет тридцати.

— Вы записаны?

Это — мне. Ни «здравствуйте», ни «милости просим».

— Надо было записаться?

— Первичный, значит. На второй этаж.

— А там куда?

— Все равно.

— Здесь кроме вашего заведения никого нет?

— Нет, — дама зевнула. — Не выдерживают.

— Почему?

— Хрен их знает.

Вспомнилась подозрительно низкая плата за услуги. Что это за авантюра, в которую меня втягивают? Я вообще-то отсюда выйду?..

— Кто же содержит этот особняк? Почему вас квартирные хозяева до сих пор не выставили, если вы разогнали всех арендаторов?

Вот, сейчас последует дежурная фраза: «Я же не интересуюсь вашей зарплатой…»

Дама опять зевнула:

— Вы из налоговой? Так бы и сказали. Первый этаж, направо по коридору.

— Нет, я… клиент.

— Тогда не морочьте голову, — вахтерша демонстративно повернулась ко мне спиной и включила маленький переносной телевизор.

На втором этаже — та ж фигня, что и на первом.

Длинный коридор, обходящий, должно быть, здание по периметру. В коридоре — никаких признаков жизни… Я побрел наугад — и угадал: в одной из боковых комнат впереди открылась дверь, вышел человек. Приблизился ко мне, близоруко сощурился:

— Я вас не видел раньше.

— Меня здесь раньше и не было, — огрызнулся я.

— Ну, и зачем пришли?

Мне надоело удивляться. Пусть все идет, как идет. По законам жанра, придуманного Кафкой.

— Где можно нечеловека посмотреть?

— Там, — махнул рукой визави. — Двадцать седьмая.

И отправился дальше. Через несколько шагов обернулся, рассеянно добавил:

— Руками не трогать.

Я добрел до цифры двадцать семь, толкнул дверь, вошел.

Небольшая комната. Несколько столов вдоль стен, пара компьютеров по углам. Посередине — диван, приподнятый на метр от пола. На диване… нечто.

Человеческая голова. Двойной подбородок. Жирный торс, одетый в линялую майку. Грудь тяжело вздымается, дыхание шумное, как обычно у грузных людей… А из прорезей майки (которых существенно больше трех) во все стороны торчит не меньше десятка щупальцев. Два щупальца заняты делом: наливают пепси-колу из бутылки в стакан. Другие вяло шевелятся, беспорядочно перепутавшись на лежбище. Некоторые безжизненно свисают на пол.

Существо полулежит, опершись на диванный валик. Уныло созерцает бутылку и стакан. Важнее пепси-колы в этом мире, похоже, ничего не существует. Подумаешь — зашел в помещение какой-то на букву «м».

По периметру лежбища — разнокалиберные медицинские приборы. Там же, наверно, угнездилась сигнализация — на случай, если клиент попадется невменяемый и захочет потрогатьэто руками.

Я, конечно, невменяемый, коль скоро притащился сюда. Но не до такой степени, простите.

Вышел из столбняка и из комнаты — не помню, откуда раньше. Захотелось посмотреть на какого-нибудь человека.

Повезло: практически одновременно со мной в коридоре появился высокий бородатый мужчина. Подошел, расплылся в улыбке:

— Впечатляет? Ничего, поначалу многие теряются.

— Что… это такое?

— Стрелочник, — в голосе мужчины промелькнули благоговейные нотки. — Вершина генной инженерии. Выведен в далеком прошлом, путем множественных мутаций вида хомо сапиенс.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.