Мотылек

Толкачев Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мотылек (Толкачев Алексей)

За две с половиной тысячи лет до описываемых событий на острове Иос слепой бородатый поэт сочинил такие строки:

Царь Одиссей, многохитростный муж, Лаэртид благородный, Был он на выдумки мудр, плодовит на затеи изрядно, В умных советах никто с ним не мог наряду быть поставлен Ни из людей земнородных, судьбою гонимых, Ни из богов олимпийских, владык беспредельного неба. Был у него, не иначе, другой покровитель, что редко С неба, звездами обильного, сходит, к земле обращаясь, И, открывая избраннику благословенному хитростей много, Вновь исчезает во тьме, во пределах тумана и тлена. * * *

Кул-Дун переносил высокую температуру нормально, однако и удовольствия от нее не получал. Поэтому, если планета имела атмосферу, Кул-Дун, чтобы не гореть в ее слоях, предпочитал совершать посадку на малой скорости. При этом он выпускал крылья и трансформировал свой корпус так, чтобы по возможности не сильно отличаться внешним видом от местных транспортных средств. На планете Ноид таковыми были бронированные амфибии. Приняв форму длинной крылатой тортиллы, Кул-Дун мягко опустился на все шесть лап прямо перед гигантским зеленым деревом.

Это был портал в Юк-хом-о'Риу — так на местном языке называлась эта уникальная зона. Уникальная даже по меркам Кул-Дуна, побывавшего на многих планетах и повидавшего самые разные миры. В Юк-хом-о'Риу наравне с физическими законами действовали фокусы виртуального киберпространства. А кроме того, здесь имела реальную силу магия, и не виртуальная, а самая настоящая, природная, существовавшая в этих землях испокон веку.

В Юк-хом-о'Риу были рады далеко не всякому гостю. Прорваться же сюда силой мало кому удавалось — входные цепи содержали защитный код высочайшего уровня. Местные технари работали на стыке кибернетики и магии. У Кул-Дуна были в Юк-хом-о'Риу друзья, но были и те, кто предпочел бы никогда не пускать его сюда. Оставалось надеяться, что власть Царя Грозного не распространилась еще на всю зону.

Кул-Дун включил режим визуализации виртуальных образов и сразу увидел входной код, с которым ему предстояло сейчас пообщаться, — он отображался в виде красного огонька, бегающего туда-сюда по гирлянде из золотых звеньев. Кул-Дун приблизился. Огонек замер на месте, и прозвучал вопрос:

— Кто ты и что тебе надо?

— Я Кул-Дун. Меня здесь знают. Хочу войти.

— Кул-Дун, — ответил код. — Космический странник, переносчик идей. Войдешь, если докажешь, что ты — это ты. Готов отвечать на контрольные вопросы?

— Готов.

— Вопрос первый. Что это за песня?

Огонек сместился по гирлянде вправо, и зазвучал заунывный напев:

— В первый раз я в сраженье мальчишкой попал, Содрогаюсь, о том вспоминая. В узком темном тоннеле противник напал. Но со мною крысиная стая…

— Осская баллада. Из фольклора воинов лабиринта, заводчиков охотничьих крыс.

— Правильно. Вопрос второй. Что это за текст?

Огонек кода двинулся влево.

— Строя себе укрытие, три брата по-разному отнеслись к выбору материала. Первый брат построил стены из летних воспоминаний. Второй брат — из решительных отказов. Третий же возвел крепость из полной бессмысленности. Но вот пришел Реальный Зверь. Он дунул ветром реальности — и разлетелись летние воспоминания, и не устояли решительные отказы. Только полная бессмысленность не рухнула под ветром реальности. И, будучи спасенными в стенах этой бессмысленности, три брата запели: «Нам не страшен этот мир, этот мир, этот мир!»

— Это сказка монахов с философской луны Иглад.

— Похоже, ты действительно Кул-Дун, — сказал код. — Тогда давай по-серьезному. Подключайся по железу. Предупреждаю сразу: оружие и софт без специального разрешения не пропущу.

— Что я, впервые у вас, что ли? — ответил Кул-Дун, вставляя палец в гнездо разъема на стволе дерева. — Правила знаю. Я налегке пришел.

Прогнав тестовые программы, код счел результат удовлетворительным.

— Проходи! — сказал он, и в зеленом стволе возникло дупло, как раз такого размера, чтобы Кул-Дун в своем нынешнем облике шестилапой тортиллы мог в него забраться.

Юк-хом-о'Риу встретило Кул-Дуна тенистой прохладой, шорохом высоких трав и многоголосьем лесных обитателей. По дорожкам и тропинкам туда-сюда сновали представители местной фауны: рептилоиды, тортиллы, серпенты — всех видов и мастей. И трудно было понять, кто из них живое существо из плоти и крови, кто демон, а кто кибер-виртуал. Жизнь кипела: кто-то кого-то ел, кто-то с кем-то спаривался, кто-то за кем-то гнался (вероятно, чтобы спариться, а потом съесть). Свысока на все это копошение равнодушно взирали ленивые мимоходы. Эти гигантские ящеры были вегетарианцами, поэтому ни на кого не охотились и сами, в силу своих размеров, никого не боялись. Аккуратно раздвигая стволы вековых деревьев, они проходили мимо всех этих мелких хищников, стараясь ни на кого не наступить. За что и получили свое название — мимоходы.

Кор ждал Кул-Дуна в обычном месте — на берегу большого озера.

— Привет, Кор! Рад тебя видеть.

— А уж я как рад! Ну что, бродяга, как дела?

— Как обычно. Летаю, где придется. Сегодня здесь, завтра там. Космос большой. Как набреду на веселое местечко — иду на посадку.

— А здесь у нас, значит, веселое местечко? — усмехнулся Кор.

— А что. Здесь красиво.

— Да уж, и не говори! Вон какие красавицы у нас тут на деревьях.

Из густых ветвей поблизости свешивался раздвоенный хвост, покрытый блестящей чешуей.

— Я смотрю, ты не очень-то весел. Предположу, что политическая обстановка в зоне далека от благополучной?

— И продолжает удаляться. Царь Грозный вообще страх потерял. Ладно, раньше он там у себя внутри чудил. Так теперь уже и на других полез. Туда, к востоку, — Кор махнул рукой в сторону противоположного берега озера, на котором возвышались зубчатые стены крепости Грозного. — В прошлом году оттяпал себе Дикие Деревни и Хакерский Городок. При этом заявляет, подлец, что устроит во всем Юк-хом-о'Риу новую счастливую жизнь. Сначала у себя в домене все с ног на голову поставил. Издал указ о том, чтобы все хозяйство будет строиться по единому доменному плану. Портной ты — должен шить то и в таком количестве, как тебе скажут. А продавать — не твоя забота. Товар у тебя заберут и гроши какие-то заплатят. Потом он в доменных лавках продаваться будет, уже другими людьми. А у тех тоже деньги вырученные потом забирают — и в казну. Программист — будешь писать те программы, какие тебе скажут…

— Кто скажет?

— А государевы люди. По каждому направлению министерство учредил: земельное, ловчее, софтописчее, тортиллье, стольничее, чашничее… Молодежь всю поголовно в дружину на время забирает. Чтоб каждый солдатом стал. А кто не хочет — того под арест. Ты себе можешь такое представить? Отродясь у нас тут ни в одном домене таких порядков не было! Юк-хом-о'Риу всегда было свободной зоной. Небезопасной, да, но свободной…

— Стало быть, новые идеи общественного устройства несет вам Царь Грозный… Интересно, где он их нахватался? Неужто сам придумал?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.