Изложение

Василенко Иван Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изложение (Василенко Иван)

Пионервожатая велела Нине Кондратенко разыскать Антонину Сергеевну и передать ей дневник отряда. Нина, худощавая, смуглая девочка с карими плутоватыми глазами, опустилась этажом ниже, заглянула в один класс, в другой, в третий и, наконец, увидела свою учительницу. Антонина Сергеевна сидела за столом и что-то обсуждала с другими учительницами четвёртых классов. Все были так заняты, что даже не обернулись на скрип двери.

— А теперь, — сказала Антонина Сергеевна, — давайте наметим рассказ для изложения в субботу.

— «Бульку» Льва Толстого, — сказала пожилая учительница из четвёртого класса «В».

— Хорошо, — согласились остальные.

Антонина Сергеевна записала что-то в тетрадь, подняла голову и, заметив свою ученицу, стоявшую у двери, спросила:

— Что тебе, Нина?

Нина передала дневник и пошла домой. И всю дорогу радовалась, что узнала, какое будет изложение. По всем предметам у неё были пятёрки и четвёрки, но русский язык она запустила, и за последнее изложение Антонина Сергеевна поставила ей двойку — так много было в нём грамматических ошибок. Нового изложения Нина всё время ждала со страхом. Теперь же страх пропал.

— Мамочка, — сказала она, придя домой, — как мне достать «Бульку»?

— А кто это — Булька? Котёнок? Козлёнок? Поросёнок?

— Не знаю, — призналась Нина. — Наверно, утёнок. Это Толстого.

— А, рассказ Толстого! Тогда собака. Ну что ж, ты уже в четвёртом классе, должна уметь находить самостоятельно. Возьми в шкафу Толстого и по оглавлениям разыщи.

Нина нашла «Бульку» и тут же, не отходя от шкафа, прочитала.

За обедом она всё время мысленно излагала рассказ и была так рассеянна, что даже кисель начала есть вилкой. А как только кончился обед, пересела к своему столику и стала писать.

До субботы оставалось времени много, но Нина писала каждый день и волновалась: изложение у нее получалось то очень длинное, — а учительница говорила, что надо писать сжато и ясно, — то такое короткое, что и читать нечего.

Наконец изложение написано в последний раз. Нина показала его маме, вместе с ней проверила все сомнительные слова и спрятала листок в задачник. Маме она сказала, что это было домашнее задание.

В субботу, на арифметике, Нина опять немножко поволновалась: а вдруг, думала она, Антонина Сергеевна почему-нибудь переменит?

Но рассказ Антонина Сергеевна не переменила и прочла в классе то самое, что так старательно изложила дома Нина.

План изложения составили всем классом. Нина не вынимала из задачника листок, так как знала приготовленное изложение наизусть. Она аккуратно переписала его в тетрадь и откинулась на спинку парты.

До звонка оставалось ещё минут двадцать. Нина с интересом смотрела, как стараются девочки. Вот светленькая, с двумя свесившимися к парте косичками Нелли подняла к потолку свои серые глаза и думает, неслышно шевеля губами. Вот закусила нижнюю губу Маруся Чернякова и щурится на чернильницу; попишет, попишет и опять на чернильницу прищурится. А вот, склонив набок голову, не спеша, спокойно, размеренно водит пером по бумаге лучшая в классе ученица, золотоволосая курчавая Оля Корнева. И тишина в классе такая, что слышно, как стучит перо о донышко чернильницы.

И вдруг Нина почувствовала странное смущение.

Она ещё раз осмотрела девочек, теперь уже украдкой, и оттого, что у каждой из них было озабоченное лицо, что некоторые от волнения даже раскраснелись, ей стало ещё больше неловко.

Она посмотрела на учительницу и встретила её взгляд. «Уже написала?» — спрашивали ласковые, доверчивые глаза Антонины Сергеевны. — Смотри, не очень ли ты поспешила?»

Нина покраснела и низко, почти до самой тетради, опустила лицо.

И так, не смея поднять глаз, она сидела до конца урока. А когда прозвенел звонок и девочки понесли к столу свои тетради, Нина вдруг всхлипнула и быстро, с кляксами написала под изложением: «Антонина Сергеевна, не верьте! Я знала, что будем писать «Бульку», и всё приготовила заранее».

В воскресенье она ходила с мамой в зоопарк, смотрела на забавных медвежат, смеялась, а сама всё думала, как неловко ей будет завтра, когда в класс войдёт Антонина Сергеевна.

Но Антонину Сергеевну она встретила в понедельник не в классе, а в коридоре. Увидя Нину, учительница подозвала её кивком головы, привлекла к себе и ласково потрепала по щеке.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.