Нф-100: Инварианты Яна

Георгиев Борис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нф-100: Инварианты Яна (Георгиев Борис)

Инварианты Яна

Глава 1. Найти выход

Охранник дал короткую очередь на бегу, не целясь, заскочил за угол и прижался спиной к стене. Перед глазами - силуэт Стрелка, возникший в проломе. Надо же так нарваться в двух шагах от тайника! Какой узкий коридор!.. Попробовать?..

Додумать он не успел - в уши хлестнуло, будто хлыстом. Полетели ошмётки штукатурки. Ах ты ж, курва! Он стал пятиться, прижимаясь к стене, в надежде, что отыщется дверь. Карту он помнил неплохо, но не был уверен, туда ли свернул, спасаясь смерти. Вот засада! Но что поделать, лезешь в тайник Стрелка - будь готов встретиться с ним самим.

Охранник сглотнул слюну. Руки тряслись. Двери всё не было. А ведь пятился-то метров десять, не меньше. Одно хорошо - темно здесь. Тот будет как на ладони, если сунется. Но хрена ли он сунется? Сначала даст пару очередей в темноту из-за угла или бросит гранату. Залечь? Патронов не вагон, но есть пока. Где же сволочная дверь? Нету. Пару шагов - и всё, а то, раком пятясь, недолго и на кровососа нарваться. Неизвестно ещё, кто хуже. Если...

Охраннику почудилось, что на экран легла тень. Сработал инстинкт - он машинально заблокировал игру и погасил изображение. Но сырое подземелье не отпускало: дышалось тяжело, тряслись руки. 'Собачья жизнь', - тоскливо подумал он и повернул голову.

На светлом кафеле - солнечные пятна. За стеклянной дверью - пустая дорога, стриженые кусты, весёленькая черепичная крыша железнодорожной станции Мирамаре. Никого, просто почудилось.

Иваныч - так почему-то все звали охранника, - посмотрел в зеркало, прицепленное к окну для удобства, чтоб, значит, бдить, не отрывая задницы от сиденья. В зеркале пустая дорога, подпорная стенка из тёсаного камня, навес автобусной остановки. Струится над разогретым асфальтом воздух, над кронами акаций выцветшее предвечернее небо. Никого и ничего. И всё равно ведь дверь закрыта.

Иваныч - чёрт его знает, почему все так называют, ведь отчество-то другое, - потянулся с хрустом и решил: надо размяться, раз уж всё равно вывалился из игры. Он встал, неловко стукнув стулом, - в ногах иголки и шея затекла, - подошёл к двери и проверил: так, для порядка. Конечно, заперто.

Иваныч прошествовал вразвалку к другой двери, внутренней; открыл, держась за ручку, и высунулся наружу. Его окатило сухим жаром, запахом сухотравья и стрекотаньем цикад. Сощуриться пришлось - солнце. 'Дерьмо какое!' - подумал он с неожиданным ожесточением и переступил через порог, не отпуская двери.

Три широкие ступени от проходной. Крутым изгибом сбегала по склону котловины дорога: к парковой зелени, к серым спинам институтских корпусов и от них - к зажатой меж двух утёсов бухте. Там-то поди не жарко, подувает с моря бриз. Охранник хмуро глянул на запад, где коронованная голова замка Мирамаре, затем - мельком - на осточертевший маяк и снова на институтские крыши.

- Говорят, скоро всё это кончится, - сказал он вслух.

- Пи-и-тиу!
- откликнулся с соседней акации совершенно человеческим голосом дрозд.

- Кончится, - упрямо возразил Иваныч.
- Я сам слыхал от Горина, что жизни институту осталось - дни. Физики месяц назад съехали, а математики... Кто это там?

По лестнице Дирака - каково название! эти физики!..
- по узкой лесенке от одного корпуса к другому кто-то спускался, мелькала в прорехах живой изгороди белая фигурка. 'Женщина', - понял Иваныч, но кто из них не разобрал. 'Что она забыла в Галилео? Не торопится. Может, к морю, а может, и сюда. Скоро шестичасовый в Триест. А если на автобус?.. Всё равно, пока она спустится да поднимется, можно найти тайник. Или пускай пристрелят, раз такое дело'.

Охранник хмыкнул, покрутил головой, озирая штильную Адриатику, послал привет крупной птице, заходившей в разворот от солнца, и вернулся на рабочее место. Внутреннюю дверь оставил нараспашку, чтоб не застали врасплох. Никому не полагалось знать, что украшение институтской проходной, эта электронная развалина годится на что-нибудь путное и подключена к Сети. Зачем терминалу системы видеонаблюдения Сеть, Иваныч не знал. Водворившись в сторожке четыре года тому назад, первым делом проверил и с удовольствием убедился, что Сеть есть. Подарок судьбы. Можно было не убивать время на итальянские пейзажи, а заняться любимым делом.

Однако торопиться не следовало. Когда на экране снова возникли осклизлые стены подземелья, охранник первым делом проверил, что патроны можно не беречь. 'Хватит, чтобы отбиться, а дальше посмотрим. Я хотел залечь и подождать Стрелка... О, ё-о!'

Когда игра была остановлена, он пятился, как оказалось, в шаге от двери. Охранник провалился во тьму, будто в колодец рухнул. Крутнулся на месте, не понимая, что случилось, наставил автомата в прямоугольник мертвенного света, потом сообразил: 'Вот же она, комната! Нашлась, подлая!' Осматриваться времени не было. Стрелок ждать не станет. Вот оттуда он явится, слева.

Какой-то рокочущий звук.

'Это автобус, - привычно отметил про себя Иваныч.
- Почему так рано сегодня? Та в белом не успеет, будет до шести часов куковать на станции. Ну и ладно, её проблемы'. Он усилием воли вытряхнул из головы мирское и сосредоточился на главном.

В дверном проёме - скудно освещённая стена коридора, но как ни бледен свет... 'Всё как на ладони, даже трещинки видно. Ну! Где ты?!' Охранник тронул пальцем клавишу гашетки, и тут ему почудились шаги за спиной. 'Здесь что, есть второй выход?
- он запаниковал, резко обернулся, не убирая пальцы с клавиатуры. 'Кто это?! Он в бронекостюме. Целится', - Иваныч с силой вдавил сразу несколько клавиш, пытаясь увернуться и ткнуть рубиновым крестиком в очкастый шлем, но куда-то исчезла метка прицела и ствол тоже. 'Это в реале, а не там?' - с безмерным удивлением подумал он и вскочил, повалив кресло.

Тип в бронекостюме повёл головой. Чернолаковый блик на очках шлема шевельнулся, чуть сместился ствол автомата. 'У меня же в кобуре!..' - напомнил себе охранник. Он зашарил, пытаясь найти клапан кобуры, сорвал его, нащупал и, выхватывая пистолет, успел подумать: 'Патроны?' - но тут что-то жарко рвануло в груди. От боли Иваныч выронил оружие. Он попытался выдернуть воткнутый в самое сердце калёный кол. Почудилось - фигура Стрелка плывёт и двоится в мерцающем свете. Потом изображение треснуло и осыпалось осколками.

***

Четвёртому номеру группы захвата Чезаре Рокка показалось: вот сейчас автобус обязательно вмажет на повороте в ограду. Пронесло на этот раз. Пришлось поймать двумя руками поручень, когда за пузырём лобового стёкла махнули в сторону железобетонные плиты.

- Прямо у проходной останови, - лениво бросил командир группы.

Чезаре покосился на водителя. Тот и не подумал ответить, свистел себе что-то под нос, пошевеливая рулём. 'Он всегда так ездит?
- подумал Чезаре.
- Или специально для нас? С виду спокойный, а замашки как у римского таксёра. Не в радость ему вся эта история. Да и чему радоваться? С маршрута сняли, помыкают. Смешной дядька. Может, он вообще не уважает карабинеров? Проходная - это вон та коробка. Близко уже. Хорошая мысль - подъехать на рейсовом. Если охрану предупредили... Да ладно тебе дёргаться. Сидит там, внутри какой-нибудь пентюх, жиром заплыл. В кобуре - кабачок. В Африке было хуже'.

Чезаре вспомнил, как всё это было в раздолбанной Объединённой Североафриканской Республике, и поморщился, будто снова унюхал запах горелого трупья. Точно такая проходная, но без крыши и с провалами вместо окон, только внутри не толстозадые увальни и в кобурах у них не кабачки. На короткое время специалист по проникновению, номер четвёртый группы захвата, выпал из действительности.

Командиру группы, Родриго Борха по прозвищу 'папаша Род' было не до приятных воспоминаний. Паскудный беспилотник всё тащился над морем, и казалось, он просто висит. На экране одна морщинистая водная гладь. 'О! Ну, наконец-то!' - Родриго удовлетворённо хмыкнул, когда камера самолёта-шпиона поймала полоску пляжа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.