Чужой в Мифгороде

Венгловский Владимир Казимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чужой в Мифгороде (Венгловский Владимир)(журнальный вариант)

— Человек, встречай, черт пришел! — воскликнул мой друг Марк Самуилович Райхер, появляясь в дверях.

Я слегка оторопел — Марк, который обычно ходил в строгих костюмах, теперь красовался в белой футболка с надписью на груди: «Ветеран умственного труда», а на голову напялил черную шляпу. В его руках призывно звякала пестрая хозяйственная сумка.

— С ума сошел? — поинтересовался я, запирая за гостем двери.

— Полностью.

— А это что? — пощупал я футболку.

— Сувенир из Львова, — ухмыльнулся Марк. — Ездил на экскурсию до того как всё тут нае-е-е… вернулось.

— Марк! — рассмеялся я. — При детях в школе ты тоже так выражался?

— А что дети? Они побольше моего знают. Сашка, на душе у меня сегодня что-то неспокойно. Лишним себя ощущаю в Мифгороде. Чужим.

От него несло спиртным. Я бросил взгляд на настенные часы — и когда он только успел? А главное, чем?

Марк подошел к кухонному окну. За пыльным стеклом сверкало солнце. По подоконнику жизнерадостно проскакал рыжий злыдень, прокричал, вспомнив свое пернатое прошлое: «чик-чирик» — и сиганул вниз.

— Знаешь, Сашка, до сих пор я считал этот город своим, а теперь…

— Глупости, — перебил я. — Мелочи и глупости. Забудь. Чего это тебя коротнуло? Чужой тут я, а не ты. Ты же теперь черт в Мифической Реальности… Как ты сказал? В Мифгороде?

— Вчера мы решили переименовать город. Неофициально, пока еще.

— «Мы», — невесело сказал я. — А человека не позвали…

— Извини.

Во дворе под покосившимся бигбордом мальчишки-чертенята гоняли мяч. Словно футбольный знаток, на бигборде умостился Гайворон с надетым на клюв пенсне.

— Страшно мне, Александр. Хуже, чем в Афгане. Я-то, может, и не чужой. Но ты же, как был человеком, так и остался! Давай выпьем, а? Что нам еще осталось, Лета или Прана?

Марк торжественно достал бутылку «Оковитой на бруньках».

— Естественною смертию — никто. Все противоестественно и рано, — закончил он перефразированную цитату из Высоцкого.

— Где взял? — удивился я.

— Раритет! Можно сказать, артефакт прошлой реальности.

— По какому случаю?

— Да ты шо! Сегодня же день десантника! — Марк снял шляпу, блеснув лысиной, и нахлобучил на голову выцветший голубой берет.

— А-а-а! Тогда добавим еще более древние находки! — Я полез в тетин буфет — доставать граненые стаканы.

— Три? — поднял бровь Марк. — Чувствовал же, что ты не один!

На кухню вошел капитан десантных и очень вооруженных войск Матвеев.

— Здравствуйте, — поприветствовал он нового гостя.

— Здрав будь, десантура! — Марк снял берет и шутливо поклонился, демонстрируя маленькие рожки. — Выпьем?

— Благодарю, но на службе — ни-ни, — и Матвеев по очереди пожал нам руки.

Мою ладонь капитан стискивал дольше, чем было нужно.

— Считаю, мы договорились? — спросил он и, не ожидая ответа, ушел.

— Что хотело это несказочное создание? — поинтересовался Марк, едва закрылись двери.

— Кто его знает. Сам никак не пойму. Проводит со мной интеллектуальные разговоры.

— Все успел разболтать? — рявкнул Марк.

— Никак нет! Чтобы разболтать — надо знать. А что я знаю?..

— Ну, ясно — тайны, секреты и все такое, — согласился Марк. — Давай уже выпьем!

По полу застучал вывалившийся из-под пояса Райхера чертячий хвост с заботливо причесанной кисточкой и голубым бантиком на конце.

* * *

Это произошло месяц назад. Однажды все в городе проснулись и обнаружили, что они больше не те, кем были вчера. Город заполнила Мифическая Реальность.

Компьютер не включить, хотя ток бьется. Мобильниками тоже можно гвозди заколачивать — покрытие словно корова языком слизала.

«Всё из-за меня, дядь Саша, — шепнул мне как-то соседский Олежка. — Я очень-очень сильно пожелал оказаться в сказке».

Ничего себе сказочка! Веселее не придумаешь.

Вот только менталитет не изменился — работать никто не хочет. Траву и ту не скосят. Вон, весь двор травой зарос, просто поле чудес какое-то. Соседка снизу — Русалка Полевая, скачет среди заколосившейся зелени. А на чердаке по ночам что-то мелкое — шур-шур-шур, шкряб-шкряб-шкряб. Потому стараюсь больше дома сидеть — так спокойнее.

Сосед с пятого этажа — ведьмак.

Кум Мыкола — упырь.

Наилучший друг, Марк Райхер — черт.

Один я человеком остался.

И запасы спиртного закончились.

— Это всё происки инопланетян! — сообщил «по секрету» кум-упырь. — Сам видел: летающая тарелка над городом летала, мигала посреди ночи зелеными огнями.

Тарелка, или не тарелка, но пригнали военных, а потом еще и ученых — стало не протолкаться. Теперь город окружен блок-постами, а нелюди живут за колючим заграждением — не вырвешься. Боятся нас, как мой рогато-хвостатый друг Марк — ладана.

— Говорят, что по всему миру зоны древних мифов появились, — сказал как-то вечером злой и трезвый Райхер. — У индейцев кетцалькоатли летают, у греков — кентавры гарцуют, в Японии — каппы плавают и эти, как их… с носами… — Он изобразил, какой именно длины должен быть нос. — А! Тэнгу!

— Откуда сведения? — поинтересовался я.

— Да так, земля слухами полнится, — неопределенно махнул хвостом Марк. — Говорят, что мифозоны возникают, а через некоторое время исчезают вместе со всеми измененными. Вот останемся мы тут — и баста! Пропадем ни за что! Драпать надо.

Он посмотрел в окно и вдруг схватил меня за руку:

— Ой, не могу! Держи!

— Что?! Что случилось?!

— Луна! Не могу смотреть — украсть хочу!

— Ты же летать не умеешь, — удивился я.

— Кто сказал? Может, и умею. Не пробовал еще. Знаешь, я всё больше себя ощущаю этой парнокопытной скотиной, а не человеком.

Потом Марк признался, что привязывается к кровати, чтобы не улететь во сне.

— Во всем виноваты археологи! — заявил он. — Помнишь, как они копались близь города? Вот и выкопали какую-то чертовщину.

— Ясное дело. А в других мифоместах — тоже археологи?

— Не подумал, — признался Марк. — Слушай, а, может, нет никаких других, кроме нашего, а? То я выдумал просто?

— Это ты можешь, — вздохнул я.

Как сказал той вояка Матвеев?

«Рядом с нами есть целый мир, созданный на протяжении тысячелетий человеческой фантазией. В нем живут придуманные мифы, и воплощаются в жизнь мечты. Ваш город попал под его влияние на действительность. Измененную Реальность надо изучать. Помните слова Мичурина? Взять дары природы — наша задача. А вы — «Свободу!» «Вольное перемещение!» Вы же теперь нелюди! Вы — измененные, потенциальная угроза для всего человечества».

— Но я — человек! — сказал я капитану.

— Вы были тут, когда все произошло. Кто его знает, какую шутку захочет сыграть с вами Измененная Реальность?

Вот так — ни с кем не свяжешься, о помощи не попросишь. Как в конценцлагере живу — вокруг стража с автоматами. А ночами под окнами колобродят ведьмаки и русалки вместе с чертями…

Жизнь удалась.

* * *

— Ты всего лишь человек, — прошелестела русалка.

— Знаю, — ответил я.

— Ты не наш, — прошипел ведьмак.

— Мне это тоже известно, — усмехнулся я.

— Тогда убирайся прочь. Уходи к своим.

— Я уже дома.

* * *

Не успел Матвеев выйти, как на дворе послышались выкрики Полевой Русалки.

— Защекотать хочет, — сообщил Марк.

— А ты как ухитряешься сюда добираться?

— Я не в ее вкусе, — вздохнул Марк. — Эх, никакой личной жизни.

Он поднял к глазам пустую бутылку и прищурился, сосредотачивая взор на придонных каплях. Затем, без всяких эмоций, перевернул бутылку и подставил рот.

Гайворон проверил время, бросив взгляд на городскую башню с часами, поднялся и тяжело полетел в сторону околицы. На дорогу вышел волкодлак с плакатом: «НЕТ ВМЕШАТЕЛЬСТВУ АРМИИ. СВОБОДУ МИФИЧЕСКОМУ ГОРОДУ!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.