Если завтра война. «Арабская весна» и Россия

Мюрид Эль

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Если завтра война. «Арабская весна» и Россия (Мюрид Эль)

Арабская весна как развитие технологий «цветных революций» в Европе

Идущая третий год Арабская весна при всей непохожести своего течения во всех странах, ею охваченных, тем не менее оставляет крайне неприятное впечатление и аналогии с происходящими ранее и идущими прямо сейчас событиями в совершенно иных странах, никак не связанных с арабским миром и регионом Ближнего Востока.

По ряду совокупных признаков можно предположить, что события Арабской весны являются продолжением работы современных Соединенных Штатов Америки над разработкой технологий нового Шестого уклада по демонтажу и сборке общественно-социальных субъектов.

Технологичность и проектность происходящих процессов во многом подтверждаются определенной шаблонностью и разбивкой на четко различаемые стадии – в разных странах они выглядят, естественно, по разному, но подходы и принципы остаются теми же самыми.

По часовой стрелке сверху слева: протестующие собираются на площади Тахрир в Каире (в Египте); демонстранты маршируют по центральной улице Туниса (в Тунисе); политические диссиденты в Сане (в Йемене) требуют отставки президента; тысячи демонстрантов в Карране (в Бахрейне); сотни тысяч в Дамаске (в Сирии); демонстранты в Аль-Байде (в Ливии).

Для того, чтобы понимать угрозы, исходящие для нашей страны от существования и применения подобных технологий, нужно оценить и структурировать подходы, характерные для них. Стоит понимать, что технологичность предполагает жестко заданную схему – что является как преимуществом, так и слабостью подхода. Как только противник вынуждает действовать вопреки шаблону, технологи немедленно ставятся перед необходимостью выходить за рамки заданной схемы – а как показывает опыт, импровизация – не самая сильная сторона разработчиков существующих подходов.

«Арабская весна» стала прямым продолжением практики «цветных революций» и войны в Ираке, явилась творчески и достаточно глубоко проработанной схемой, учитывающей резко изменившийся в последние полтора-два десятилетия мир, и в первую очередь, в области информационного пространства и деидеологизированном и атомизированном мире. Современные войны за господство все более переходят из области материальной в ментальную, информационную – борьба за умы из вспомогательной превращается в основную, а собственно боевые действия, наоборот, становятся фоном для этой борьбы.

Для того, чтобы понять структуру технологии демонтажа, нужно сформулировать цели и задачи, которые ставятся технологами в общем случае.

Любой социальный субъект является сложно структурированной системой, имеющей вертикальные иерархические и горизонтальные сетевые связи. Государство – даже слабое – обладает максимально возможным числом таких связей, и поэтому для демонтажа такой структуры противник вынужден выявить все слабые места и линии разлома, по которым и будет нанесены удары.

К примеру, ливийская война сама по себе имела совершенно объективную подоплеку. Сам по себе мятеж 17 февраля 2011 года был далеко не единственным – за последние 20 лет против режима Каддафи были совершены 5 попыток мятежа и переворотов, самым серьезным из которых был мятеж начала 90 годов, вспыхнувший в Киренаике – причем по иронии судьбы его крайне жестоко подавили те же самые люди, которые в 2011 году возглавили победный мятеж, приведший к свержению режима и гибели Каддафи.

Последствия «Арабской весны» (весна 2012 г.)

Основной причиной всех мятежей и недовольства было неравномерное и несправедливое распределение доходов от продажи нефтяных ресурсов Ливии. Большинство крупных месторождений и наиболее значимый Сиртский бассейн находятся в Киренаике (лишь Гадамесский бассейн расположен в Триполитании), но распределялись средства именно в Триполи и в интересах трех крупных племенных объединений – варфалла, каддафа и меграха – имеющих ареал проживания вне Киренаики. Племенные объединения Киренаики – и в первую очередь, крупный племенной союз обейда – были отстранены от контроля за распределением нефтяных доходов. Точнее, полагали себя несправедливо обойдёнными.

Структура экспорта сырьевых ресурсов Ливии (на начало 2011 г.)

Второй причиной существования серьезной напряженности в Ливии стала характерная для всех арабских светских режимов несменяемость лидеров – по сути, диктаторов. Все они – и Каддафи, и Мубарак, и Асад, и Бен Али, и Салех – в начале своего правления являлись действительно прогрессивными политиками, принявшими для своих стран крайне важные и значительные решения, способствовавшие выводу их на очень высокие позиции в промышленности, в социальном развитии, укрепили международный авторитет. Однако пребывая десятилетиями у власти, эти лидеры неизбежно большую часть своих усилий стали тратить на сохранение существующего режима личной власти – и в конечном итоге это привело к обрыву социальных лифтов, лишило перспективы младшие поколения инициативных представителей элиты и населения, а существенное изменение социальной структуры общества, его урбанизация создало целый слой новых «недовольных горожан».

Виктор Ющенко и Муаммар Каддафи

Если первое поколение горожан, переселившееся в них из сельской местности и пустынь, было маргинальным и еще не утратило связей с общинами, племенами, кланами и хамулами, то последующие поколения все более индивидуализировались, у них появлялись новые интересы, они получали совершенно иную мотивацию и строили принципиально иные планы на будущее, чем это могли представить себе престарелые лидеры, вожди и президенты. Последнее десятилетие, характеризующееся массовым проникновением информационных технологий и беспроводной связи практически во все уголки мира, резко ускорило все процессы и создало непреодолимую пропасть между поколениями. Идеалы элиты стали совершенно непонятны и враждебны населению.

Все это создало крайне питательную почву для подготавливаемого взрыва – и кризис 2008 года, который в общем и целом для стран Ближнего Востока оказался более щадящим в силу их меньшей вовлеченности в международное разделение труда, тем не менее привел к серьезным предреволюционным явлениям.

Именно линия разлома между поколениями с точки зрения отработки субъективных факторов воздействия на ситуацию была очень четко подмечена технологами «цветных революций», и они сделали ставку на городскую молодежь через создание оппозиционных молодежных сетевых структур по типу социальных сетей – «ОТПОР» в Югославии, «Кмара» в Грузии, «Пора» в Украине. Однако подобные технологии имели определенные ограничения и не сработали в более жесткой Белоруссии и сработали – но не в том ключе, который рассчитывали технологи – в Киргизии. Поэтому на несколько лет была взята пауза для того, чтобы осмыслить полученный опыт – и в первую очередь, в странах с традиционным исламским населением, со значительным преобладанием трайбалистских тенденций. Обкатку эти технологии проходили еще в одной стране бывшего СССР – Казахстане.

Югославский «Отпор»
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.