Эликсир Любви

Сазонов Сергей Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эликсир Любви (Сазонов Сергей)

Сергей Сазонов

ЭЛИКСИР ЛЮБВИ

Все события в произведении, за

исключением статьи Кромбаха и

факта распиливания лома -

вымышленные

Мнение героев может не совпадать

с мнением автора

Резко затрещал допотопный будильник, с надписью "Севани" на циферблате. Алексей потянулся и остановил его. "Московское время - двенадцать часов" - бодро сообщил диктор радио. Пора на работу. Алексей выбрался из крова­ти и начал одеваться. Оставшаяся в постели женщина протянула к нему руки и капризно пр о пела:

- Не уходи. Побудь еще немного. Время есть.

- Нэ, "Севани" гонит мэня, - голосом кавказца отказался Алексей и кивнул в ст о рону бу­дильника, - Он мэня нэ лубит. Кстати, любовь, моя, как ты уберегла это механическое ретро. У всех да в ным-давно элект­ронные.

Он, с деланной подозрительностью глянул на нее:

- "Севани" - это память о горячем южном возлюбленном?

- Не говори глупости, ревнивый дурачок. Я люблю только тебя. Не хочу знать и помнить других.

- Верю, верю, верю, - он шагнул к кровати, быстро чмокнул женщину в щечку и, увернувшись от ее об ъ ятий, стал натягивать носки.

- Алексей, когда мы встретимся опять?
- Странно, но она всегда звала его не Лешенька или Леша, а именно Алексей, как будто он был не ее любовником, а начальником по службе, но не большим и не пожилым, которому по чину и возрасту отч
е ство еще не положено.

- Не зови меня Алексей, лучше Елисей, - тут же отклик­нулся он, - Спи моя радость. А я, как царевич из сказки А. Пушкина, приду и разбужу тебя поцелуем.

Он был уже одет и от двери помахал ей рукой:

- Созвонимся. Целую. Побежал.

Сняв дверной замок с пре­дохранителя, Алексей открыл его и выскользнул из ква р тиры. Слава богу, на лестнице никого не было. Во дворе тоже. Июльский пол­день. Малышня в саду, кто постарше - на речке. Пенсионеры, убивая скуку, толкутся по ма­газинам. Алексей скоренько пересек раскаленный двор и нырнул в арку. Попав с яркого света в тень, он некоторое время почти не видел и едва не нал е тел на стоящую под сводами арки троицу. Двое парней, явно под хмельком, задирались к третьему, стар­ше их по возрасту. Хлипковатый Алексей всегда избегал улич­ных потасовок и сейчас постарался незаметно прошмыгнуть ми­мо. Выбравшись на проспект, он вскочил в первый же троллей­бус и только тогда перевел дух.

Алексей Семенович Скворцов, старший научный сотрудник института фармакологии, 30 лет от роду, спешил на работу с любовного свидания. Еще утром он р а зыграл перед заведующим лабораторией смертельно больного, отпросился на прием к жутко у м ному вра­чу-специалисту, а сам отправился к любовнице.

Конец восьмидесятых. Милое сердцу время. Начало перестройки. Газетный разоблачительный бум, первые армянские кооперативы и новое слово "рэкет". Народ еще не осознал прелестей "застоя" и пока не изведал похмелья экономических реформ. Уже нет очередей к мусоровозам, но пока не лазают по мусорным контейнерам нищие. Зарплату еще не задерживают и ничего, что в магазинах шаром пок а ти, но уж если удалось прикупить колбасу, то она из мяса. О заменителях тогда не слышали. Рассказывали страшные истории, что в сосиски добавляли туалетную бумагу, но в этот бред не верили. А выпивалось-то как весело, и с работы можно было улизнуть без серьезных последствий, чем Скворцов время от времени польз о вался.

Невысокий, симпатичный Алексей нравился женщинам. "Если природа обделила силой, ростом - значит, надо пользоваться тем, что есть: умом и обаянием" - считал он. Алексей втайне гордился, что не гонялся за женщинами. Романы возникали как-то сами собой, скрашивая, по его мнению, однообразие семейной жизни. Он не терзал себя угрызениями совести по поводу своих заходов "налево". "Я, как инте л лигентный человек, не могу отказать женщине" - смеясь, оправдывался он. Даже в своем последнем увлечении он винил опять же не себя, а завлаба.

Пару-тройку месяцев назад Константин Федорович Стуков, заведующий лабор а торией фермен­тов, где добросовестно трудился Алексей, вернулся с совещания взъерошенный. По привычке, сдвинув очки с носа на лоб, он сделал строгое лицо и, ост а новив свой взгляд на Скворцове, изрек:

- Поедешь на завод. Заберешь опытные образцы.

- Федорыч, - попытался воспротивиться Алексей, - пусть прокатится Наташа. Она лаборант.

В тот день прямо с утра зарядил дождик. Поздняя весна не спешила с те п лом, и поездка на за­вод, да еще и общественным транспортом ничего радужн о го в се­бе не несла. П о тому-то он попытался свалить поручение на другого.

- Че, я?
- Тут же огрызнулась лаборантка, накрашенная, полненькая девица с пышной прической.
- Крайнюю нашли? Чуть чего - Ковалева.

- Дело-то пустяшное: зайти, взять, привезти и ничего не растерять по дороге.
- Больше для завлаба говорил Алексей, - А у меня на сегодня опыты запланированы. Скоро отчет. Не успеем - капут премии.

- А у меня куча пробирок не мытая. На склад нужно сбегать за реактивами, - О т стаивала свою позицию лаборантка, - Сами потом пиночить меня буд е те, если чего не хватит. И опять же пробирки...

- Не заставляй меня приказывать.
- Вмешался в их переб­ранку Стуков, - Сам знаешь, ей подсунут наиболее чистые образцы. А ты разберешься, что к ч
е му.

- А может Серега?
- Скворцов кивнул на молодого парня, Архипова, младшего научного сотрудника. Тот год назад пришел в лабораторию после окончания института и пока ходил в "мо­лодых".

- Мне он нужен здесь, - Завлаб был непреклонен.

Когда он упирался, переубедить его - задача нереальная. И, кляня, скопом, завлаба, погоду, дефицит и правительство, Алексей поехал на завод.

Институтские почти не бывали там. Смысла большого не было - два раза в неделю с завода в головной институт ходила машина с образцами. И если Федорыч п о гнал Алексея сюда, значит, бедолагу серьезно подперло.

Опытное институтское производство, а точнее два цеха, еще в годы холодной войны обнесенные забором с колючей про­волокой, теперь громко называли заводом. Институтские влас­ти, пристраивая проштрафившегося замдиректора по хозчасти Малькова, назначили его туда начальником. При этом они обозвали убогие пр о изводственные помещения заводом и дали Малькову солидный оклад. Новый директор оказался крепким хозяином. Он вычистил и облагородил косметическим р е монтом заводик, а под шумок выстроил на территории баню. А хорошая баня, это уже многое, это уже статус. Советскому человеку мало быть просто чистым душой и телом. Главное - кто рядом в момент омовения. Быть равнее ра в ных - это почти что счастье.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.