Случай с телефонным номером

Эйнштейн Чарльз

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Случай с телефонным номером (Эйнштейн Чарльз)

Нельсон Холлистер, известный по прозвищу «Голова», закинул ногу на ногу и откинулся в кресле.

— Я так понимаю, — сказал он, — мой визит нежелателен.

— Вовсе нет, — отозвался инспектор Вэпсанд из отдела по расследованию убийств, — всегда приятно увидеть старого друга. Не правда ли, сержант?

Сержант Гейтс, его помощник, кисло улыбнулся. Все трое сидели в кабинете Вэпсанда. Голова сказал:

— Вы оба понимаете, что я более ловок, чем вы. Вы, полиция, пользуетесь методом дедукции. Я применяю метод вникания. Вот поэтому я выдающийся частный детектив.

— Допустим, я принимаю ваше последнее высказывание, — сказал ему Вэпсанд, — хотя должен заметить, что не улавливаю, какая может быть разница между дедукцией и вниканием.

— Представьте себе, — начал Голова, — что вы видите много чисел, написанных на доске в учебном классе колледжа. Ваше мнение, по какой дисциплине проходило занятие в этом классе?

Вэпсанд пожал плечами.

— Я не знаю. Математика.

— Вы дедуктивно выходите на математику. Хорошо. Но вникаете ли вы при этом в математику?

— Нет.

— В этом вся разница, — сказал Голова. — Недавно я оказал значительную помощь одной небольшой центральноамериканской стране — это к разговору о разнице между дедукцией и вниканием. Был убит вице-президент во время торжества в его честь. Арестовали не того человека — кого-то, кто был там во время убийства. Полиция пришла к выводу, что у преступника не было возможности убежать.

— Ну и?.. — спросил Вэпсанд.

— Я только обратил их внимание на то, — продолжал Голова, — что убитый в молодости работал в цирке канатоходцем.

— Значит, труп удрал по канату?

— Не говорите глупостей, — сказал Голова. — Один из его заклятых врагов из циркового периода его жизни был «человек-ядро». Он и оказался убийцей.

— Но я не понимаю, — возразил инспектор Вэпсанд. — Допустим, «человек-ядро» действительно убил вице-президента. Как он мог сбежать, если для этого не было возможности?

— Через пушку, — сказал Голова и зевнул. — Празднование в честь вице-президента включало салют из двадцати одного орудийного выстрела.

— Пожалуйста, уходите, — сказал Голове сержант Гейтс.

— Ничего подобного, — любезно ответил Голова. — Я знаю, у вас возникли сложности с одним делом. Я пришел помочь.

— И с каким же это делом? — спросил инспектор Вэпсанд.

— Убийство Филлипса.

— Там нет никаких проблем, — сказал Вэпсанд. — Как вы, возможно, знаете, убитый был найден с оторванным клочком бумаги, зажатым в руке. На бумаге был нацарапан телефонный номер племянника Филлипса, являющегося наследником по завещанию. Ничего сложного. Одна эта улика…

Голова поднял руку.

— Вы видите! — воскликнул он. — Вы использовали дедукцию, но не вникли в ситуацию.

— Что вы имеете в виду?

— Если умирающий хотел указать на своего племянника, почему же он написал его телефонный номер? Почему не имя?

Инспектор неуклюже потянулся за своей трубкой.

— Предположим, мы примем ваше замечание. Но что это меняет?

— Я только хочу сказать, что у Филлипса была причина написать именно телефонный номер.

— Но это ведь то же самое, как если бы он написал имя племянника, — возразил инспектор. — Это был номер племянника. Какая разница?

— Неужели вам не приходило в голову, — продолжал Голова, — что это мог быть неверный номер?

— Это вряд ли возможно, — сказал сержант Гейтс. — Кстати, я сейчас заочно изучаю курс бухгалтерского дела и в течение года уйду из полиции.

— Понимаете, — добродушно сказал Голова, — вы используете дедукцию, а я пытаюсь вникнуть.

— И до чего же вы довникались? — спросил Вэпсанд тихо.

— До того, что и умерший или умирающий может иногда ошибиться в номере телефона. С живыми это то и дело случается.

— И следовательно? — Голос Вэпсанда стал еле слышен.

— Следовательно, убийца был человеком с очень распространенным именем. Ищите кого-нибудь с телефонным номером, похожим на номер племянника. Но с очень простым именем. Типа Джон Джонс или Боб Смит — это и будет нужный вам человек.

— Почему вы так считаете? — спросил инспектор. Трясущейся рукой он пытался разжечь трубку.

— Потому, — объяснил Голова, — что именно по этой причине убитый написал телефонный номер. Если бы он написал Джонс или Смит, что это было бы за свидетельство? Джонсов и Смитов сотни тысяч. Умирающий знал, что должен быть однозначный указатель, связывающий убийцу с убийством, и он бы этого не достиг, написав на бумажке лишь «Джонс». Поэтому он выбрал единственно верный путь. — Голова снисходительно улыбнулся. — К несчастью, он написал неверный номер.

— Шеф, можно я его отсюда выставлю? — спросил сержант. — Выставить?

— Нет, — устало сказал инспектор. — Мне неприятно вам это говорить, но племянник уже сознался.

— В таком случае я имею честь оставить это дело. — Голова встал, вытянувшись во весь рост. — Очевидно, что вы не хотите искать глубже. Кого-то, кого, возможно, племянник хочет покрыть. Кого-то, кого зовут, допустим, Джонс.

— Племянника зовут Джонс, — сказал инспектор.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.