Восточный фронт

Савин Владислав

Серия: Морской волк [12]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Восточный фронт (Савин Владислав)

Лазарев Михаил Петрович. В 2012 капитан 1 ранга, командир атомной подводной лодки «Воронеж», СФ. В 1945 альт — исторической реальности, контр — адмирал, Трижды Герой Советского Союза, назначен командующим Тихоокеанским флотом. Владивосток, штаб ТОФ, 9 мая 1945.

Годовщина Победы. В этой исторической реальности, Великая Отечественная Война закончилась тоже 9 мая, но 1944 года. Нет еще традиции военного парада в этот день (зато он был 1 мая, как и до войны). Но, в отличие от той истории, день уже объявлен нерабочим. (прим. — тут Лазарев ошибается. 9 мая был нерабочим с 1945 по 1947 годы, отменен 23 декабря 1947. Вновь объявлен в 1965. И тогда же, в честь 20–летия Победы, впервые состоялся парад, в этот день — В. С.). Город и корабли украшены флагами и портретами Вождей, Ленина и Сталина, все офицеры и матросы в парадке, настроение соответствующее. Ровно год, как Советский Союз живет в мире, после такой войны!

И считанные недели до войны новой. Поскольку провокации японской военщины переходят уже все мыслимые границы. Мне, как моряку, вспоминаются реалии трехсотлетней давности, «нет мира за этой чертой». Когда в Европе войны нет — но если далеко в море встречались корабли недружественных держав, то залп всем бортом, затем саблю в зубы и на абордаж! Послы после предъявляли ноты — но если не было желания воевать по — крупному, то тем дело и кончалось. Ну а утопшим морячкам уже все равно.

Как мы сюда попали, выйдя в 2012 в учебно — боевой поход, с Севера в Средиземку? Пусть о том думают академики. А мне без разницы, произошло это в силу неведомого природного феномена, или побочным результатом научного эксперимента над пространством — временем в каком-нибудь веке тридцатом, или даже желанием того, кто явился мне однажды во сне, если это все же не было сном! Главное, что в этой исторической реальности, или параллельном мире (зовите как угодно) Великая Отечественная завершилась на год раньше — и, по разным оценкам, от шести до восьми миллионов советских людей остались живы. А насколько это нарушило высшее равновесие — нам до того нет дела. Потому что мы намерены менять историю и дальше. Чтобы здесь СССР никогда не узнал, что такое «перестройка», и предательство Вождей.

Там, в несветлом будущем, я не был сталинистом. Хотя слышал, что прадед мой в тридцать седьмом пострадал. Но слишком давно это было, и текущие дела надо было решать — так что, не задумывался, просто служил. Хотя к Солженицыну и прочим «демократам» относился крайне враждебно — за то, что они сделали с великой страной. И вот, попал в прошлое, сам того не ожидая, был удостоен личной встречи с Самим, и не единожды. И показался мне Вождь — «был культ, но была и личность»! Я не восторженная институтка, чтобы поддаться чьему-то обаянию — а офицер, повидавший всякого, за свои сорок четыре года (там я в семидесятом родился), живший в совсем не романтическое, а очень циничное время. Но я скажу, тем кто против — кто вместо него? Если не нравится «За Родину, за Сталина» — то назовите альтернативу? С условием, из числа живущих здесь — без варианта, что прилетит волшебник в голубом вертолете, или добрые инопланетяне, или мудрые прогрессоры из двадцать второго века, и разрулят все, никого не обидев. Помню, в том времени в литературе был моден жанр «попаданства», — и такого как мы, и еще было, читал не раз, как сознание человека из будущего вселяется в какую-то историческую личность. Так вот вам год 1924, кто по — вашему мог бы сыграть лучше — Троцкий, Зиновьев, Киров, Бухарин (список продолжить)? Обоснуйте — а я посмотрю!

Тем более что Сталин, узнавший будущее и решивший его изменить — уже заметно отличается от себя самого в той истории. И что бы про него ни говорили — но он не дурак, и искренне старается за Державу, а не за свой карман. Так что шансы лечь на новый курс есть, как и загубить все, как было в девяносто первом: ничего еще не решено! Но я надеюсь дожить до здешнего 1991, и услышать, «в СССР все спокойно». Уже перевела история стрелку — посмотрим, что будет дальше!

Звенели колеса, летели вагоны;

Гармошечка пела: «Вперед!»

Шутили студенты, скучали «погоны»,

Дремал разночинный народ.

Песня из репродуктора. Тоже, три года назад все началось, с «концерта по заявкам» на радиопеленгатор, когда мы, тогда еще «Морской Волк», предкам посылку передавали, трофейный немецкий катер, а на нем распечатки с наших компов, вся информация, что показалась нам важной на тот момент. Это уже после у нас на борту старший майор НКВД Кириллов появился, с тех пор бессменный главный охранитель нашей Тайны — и была установлена с предками постоянная связь, и вышло в итоге, что зачислили нас в списки ВМФ СССР, и поставили на довольствие. А тогда мы не знали еще, как нас встретят — Карское море, август сорок второго, охота на «Шеер». Который в этой истории с тех пор носит наш флаг и славное имя «Диксон». (прим. — о том см. «Морской Волк» — В. С.). А песни так и разлетелись, как по ветру в фильме «Волга — волга». Какие-то сразу в обиход вошли — а какие-то спустя время. Товарищ Пономаренко, который тут главноответственный за идеологию и пропаганду, говорил, что едва ли не сам Сталин добро дает, что на публику выпускать. «Дорога» весной сорок четвертого вышла, как раз когда наши солдаты на дембель из Европы ехали — и не раньше, чтобы народ «погонами» не смущать, которых еще не было в сорок втором, когда мы сюда провалились. «День победы» и «Как скажи тебя зовут» прозвучали на московском Параде. «Комбат — батяня» я в Полярном слышал, весной сорок третьего. А вот «Давай за жизнь», тоже от Любэ, впервые крутили по радио буквально неделю назад. Только слова там заменили, вместо «Берлин сорок пятого», поют:

В старом альбоме нашел фотографию

Бати, он был командир Красной Армии.

Погиб героем, под Волочаевкой,

Убит проклятыми самураями.

Подготовка общественного мнения к тому, что скоро начнется? И вроде, Волочаевка, 1922 — там Красная Армия с белыми дралась, а не с японцами? Хотя самураи своими зверствами тогда такую память о себе оставили, что никакой пропаганды не надо! А слова и заменить можно — как в нашей истории «Три танкиста» в двух вариантах есть. Уж если здесь даже «Есаула» тальковского перекрасили, он тут «за помещичью власть» идет воевать, и «жизнь на чужбине», в эмиграции, а после его немцы расстреливают за отказ служить Краснову. Вообще, пропаганда тут сильнейшая, за социализм — коммунизм конечно тоже, но и — возвращение к истокам, к русской славе. Началось еще в сорок третьем, когда вместе с введением погон разрешили носить и царские «Георгии», официально приравняв их статус к солдатской «Славе». Было тогда сказано, что царизм конечно несправедливый и захватнический — но солдаты кровь честно за Отечество проливали, а потому заслуживают такого же уважения. (прим. — в реальной истории проект такого Указа, в 1944, не был принят — В. С.). Конечно, и в нашей истории очень многие заслуженные люди, такие как Буденный (награжден был пять раз, но одного лишен), Жуков, Малиновский, Рокоссовский, Ковпак (все — по две креста) носили свои «Георгии» явочным порядком, не подвергаясь за это никаким репрессиям — но тут имело значение законодательное приравнение к «Славе»: напомню что по статусу, трехкратный кавалер «Славы» равен Герою Советского Союза, со всеми положенными привилегиями, а кроме того, при награждении третьим орденом автоматически получает следующее воинское звание. Личному составу для прочтения прямо рекомендуются «Порт — Артур» Степанова (написан в сорок четвертом, у нас Сталинскую премию получил в сорок седьмом, а здесь уже), «Цусима», «На сопках Маньчжурии»… и «Богатство», и «Каторга», в нашей истории написаны Пикулем, а тут фамилия на обложке мне ничего не говорит? А уж что японцы давно зарятся на нашу землю, что в нашу Гражданскую (и это правда — если прочие интервенты, англичане, американцы, французы, высаживались лишь чтобы пограбить и уйти, то самураи тогда всерьез намеревались отхватить территорию до Байкала, как перед этим Корею присоединили), что в эту войну, только ждали случая, нам в спину ударить — о том политработники всем нашим военнослужащим в мозги вбивают со страшной силой, начав еще по пути из Европы сюда. А теперь еще и гражданских вовлекают — поскольку в воюющем СССР фронт и тыл едины по определению.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.