Маска полуночи

Кемп Пол

Серия: Эревис Кейл [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маска полуночи (Кемп Пол)

Annotation

Автор "Возрождения" из серии "Война Паучьей Королевы" завершает рассказ о самом загадочном из героев Забытых Королевств: Эревисе Кейле. Все больше и больше впутываясь в сети служения Маске, Кейл скоро поймет, что ему уже не выбраться из плена теней...

Пол С. Кэмп

ПРОЛОГ

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 9

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12

ГЛАВА 13

ГЛАВА 14

ГЛАВА 15

ГЛАВА 16

ГЛАВА 17

ГЛАВА 18

Эпилог

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Пол С. Кэмп

Маска полуночи

Посвящается Джен, Рорку и Риордану «… то Божество намерения наши довершает, хотя бы ум наметил и не так…»

— Шекспир, «Гамлет» (пер. М. Лозинского)

ПРОЛОГ

ССЕССИМИФ

Ссессимифа скрывала тьма глубин. Мощные подводные течения ласкали его, струясь вдоль обрюзгшего, терзаемого болью тела. Лениво и отрешенно он вспоминал, как давным–давно он плавал и охотился в этих потоках. В те времена, в страхе перед его появлением, море пустело на лигу вокруг. Но так было раньше. Столетиями он не всплывал со дна; ему с трудом удавалось пошевелиться с тех самых пор, как он нашел Источник.

Столетия назад заунывный вой Источника, поднявшись из глубин, заполнил собой разум Ссессимифа и привёл его к руинам, покоящимся на морском дне у самого основания подводной скалы. Даже этот незначительный и поверхностный ментальный контакт — немного похожий на легкое касание — подействовал на его разум, наполняя тело блаженством. Единожды ощутив подобное, он захотел испытать это чувство вновь. Он поплыл вниз, во тьму, лихорадочно круша все направо и налево в разрушенном городе, сворачивая камни, колонны, переворачивая вверх дном дома и разгребая ил, до тех пор, пока…

Пока не нашел Источник частично вмурованным в скалу на морском дне, погребенным под покрытыми илом руинами древнего города, в которых он был рожден. Его переливающиеся грани завораживали. Их мягкие лучи были единственным светом, освещающим эти глубины; и завораживающий голос Источника был тем единственным лучом, что согревал душу Ссессимифа.

Ссессимиф протянул два щупальца, чтобы коснуться Источника, и это прикосновение изменило его навсегда. Почти мгновенно окружающая действительность потеряла четкость, стала неважной, в то время как мир его разума и разума источника, их разума стал для него новым миром.

С тех пор он покоился в иле, одурманенный и удовлетворенный.

Со временем, зов Источника, направленный во внешний мир, смолк. Ссессимиф подавлял его до тех пор, пока тот не подчинился безысходному сонному оцепенению. Теперь Источник говорил только с ним.

Реальный мир прорывался в его сознание только как нечто отдаленное. Он чувствовал, как на тело давит груз разрушенных храмов, мастерских, академий, колонн и разбитых статуй, грудами возвышавшихся над ним и вокруг него. Он годами зарывался в руины, чтобы как можно ближе подобраться к Источнику, который лежал у основания разоренного города. Люди, построившие этот город, были мертвы, уничтожены безрассудством одного из своих правителей. И когда Источник взывал к ним, не было никого, кто мог бы услышать зов. Никого, кроме Ссессимифа. Их город стал их же могилой, и раем для Ссессимифа.

Ссессимиф неподвижно лежал под руинами, ставшими для него центром мироздания. Вокруг царили тьма и тишина. Он и Источник были единым целым. И ничто не требовало перемен.

Он покоился в иле, одурманенный и удовлетворенный.

Ссессимиф ощущал, как в туннелях вокруг него суетятся его слуги. Они нашли его несколько столетий назад, после того, как он слился с Источником. Посчитав его богом, они стали поклонятся ему. Изредка он устрашал их, используя Источник для того, чтобы мысленно обращаться к их жрецам. Племя делало ему подношения, вкладывая мясо в его клюв и омывая открытую рану на голове.

Рана и постоянная боль были подношением Ссессимифа Источнику, его ритуалом умерщвления плоти. В обмен на это он получал целый мир.

Столетиями он удалял плоть со своей головы, прямо напротив Источника, до тех пор, пока его мозг не соприкоснулся с ним. Этот физический контакт, подкрепленный ментальным единством, расширил его самосознание и превратил его в нечто большее, нежели простой смертный; хотя и не сделал его богом.

Он не открывал глаз, чтобы видеть своих слуг, тем не менее, знал, когда жрецы собирались вместе для того, чтобы проводить свои ритуалы рядом с его телом. Говоря по правде, он десятилетиями не открывал глаза. Все, что он хотел видеть, он видел в своем разуме, в дремлющем разуме Источника. Он улавливал мысли своих слуг лишь как далекие отзвуки.

За прошедшие века он жил лишь в своем разуме. Он чувствовал момент ликования и ужаса, когда родился Источник, он чувствовал, когда из небытия зародилось сознание с помощью магической силы заклинателя, он видел город, воздвигнутый на вершине горы, что плыл в небесах, он видел, как искусство и наука жителей поверхности достигла невероятных высот. Он проживал жизни тысяч, чередуя их опыт по своей прихоти.

Видел он и падение города. Магия, державшая его в воздухе, исчезла — на какое–то время вся магия исчезла — и город рухнул в море, оставив Источник единственным, что уцелело в этой катастрофе, одного во тьме. Эту часть Ссессимиф прожил лишь однажды, и более никогда к ней не возвращался.

Его невероятных размеров тело тяжело извивалось напротив Источника, все сильнее прижимаясь к нему, и тот с каждым разом глубже погружался в его мозг. Боль, подобная удару ножа, вспыхивала в голове, но вместе с ней он испытывал и невероятное наслаждение. Щупальца сводило легкой судорогой. Руины оседали с резким звуком, и он знал, что его движения вздымали облака грязи и ила.

Ссессимиф ощущал тревогу и восторг своих слуг. Они расценивали любое движение его тела как знак благосклонности. И были уверены в том, что его движения были ответом на проводимые ими обряды. А это значит, что, скорее всего, этой ночью жрецы устроят охоту и принесут ему то, что сами расценивают как подношение.

Острая боль в голове прошла, оставив ноющий зуд, наслаждение и трепет. Он позволил своим щупальцам подняться и упасть еще раз, когда очередная мысленная картина открылась прямо перед ним. Он был волшебником, познающим тайны и премудрости Плетения; слугой, потакающим лишь личным прихотям своего господина; он был жрецом Козаха Громовержца, чьи проповеди вели в битву тысячи существ.

Он с жадностью впитывал в себя грезы Источника, ежечасно жил и умирал сотни раз, он ел, пил, совокуплялся, любил, смеялся, ненавидел, кричал, убивал. И все это в мире своего разума, где существовали только он и Источник.

А в это время его огромное тело неподвижно лежало в холодной тьме.

Он был доволен. И ничто не требовало перемен.

ГЛАВА 1

Самые Близкие Уровни

Для падающего с башни Кейла время замедлило свой бег. Ветер ревел в ушах. Тени струились по его телу, оставляя позади след, подобный хвосту кометы.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.