С/С том 30. Я сам обманываться рад. Стук стук, кто там? Лягушачий король

Чейз Джеймс Хедли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
С/С том 30. Я сам обманываться рад. Стук стук, кто там? Лягушачий король (Чейз Джеймс)

Я сам обманываться рад

Глава 1

Кэн Брэндон открыл наружную дверь и вошел в прихожую.

— Это я! — крикнул он. — Где ты?

— Где я могу быть?.. В кухне! — ответила жена. — Ты что-то рано.

Он прошел в хорошо оборудованную кухню, где жена готовила ужин, задержался у двери.

Брэндоны были женаты уже четыре года, и за эти годы чувства, которые Кен испытывал по отношению к жене, не потеряли свежести. Стройная блондинка, скорее соблазнительная, чем красивая, Бетти Брэндон была не только замечательной хозяйкой, но и великолепной сестрой у доктора Хайнца, самого известного гинеколога в Парадиз-Сити. Кен зарабатывал в неделю на 50 долларов меньше, чем Бетти, что ему несколько не нравилось, но он об этом не говорил, так как зарплата Бетти позволяла им вести простую, но приятную жизнь, иметь два автомобиля, домик в пригороде и возможность откладывать немного денег.

Кен работал в страховой компании Парадиз-Сити. У него была твердая зарплата, но чтобы сравняться с женой, он часто работал сверхурочно, тогда как Бетти придерживалась твердого расписания. Она уходила из дому в 9.45 и возвращалась в 18 часов. Такой распорядок дня ее вполне устраивал, так как давал возможность убраться и доме и приготовить ужин Кену, который никогда не приходил в одно и то же время.

Пользуясь разными поваренными книгами, Бетти каждый вечер готовила вкусные блюда.

— Не подходи, Кен, — быстро сказала она, так как заметила в глазах мужа блеск и по опыту знала, что это означает. — Ты появился не вовремя. Я готовлю сложное блюдо.

Кен широко улыбнулся.

— Это не бывает не вовремя. Оставь все, дорогая! Давай сначала проверим, на месте ли наша спальня, а потом я угощу тебя самой лучшей едой. Пошли!

Бетти оттолкнула его.

— Нет, Кен, погоди! Спальня на месте и подождет. Мы никуда не пойдем! Я готовлю суп с ракушками, и, поверь мне, ни в одном ресторане не приготовят его лучше, чем я.

— Суп с ракушками?

Кен подошел к кастрюле и приподнял крышку.

— Кен! Прочь руки!

Он быстро опустил крышку на место.

— Пахнет хорошо.

— Конечно хорошо. Что произошло?

— Сначала выпьем чего-нибудь. — Он вытащил из холодильника бутылку джина и бутылку мартини. — У меня есть новости.

— Подожди пять минут! — попросила Бетти.

Кен унес обе бутылки в салон, приготовил два коктейля, закурил сигарету и комфортабельно устроился в кресле.

Бетти не нужно было подгонять. Через десять минут она появилась. Кен уже выпил часть своей порции.

— Ну, и что же тебя привело в такое состояние? — спросила она, усевшись в соседнее кресло. — Что нового? — продолжила она и взяла бокал.

— Новое, можно сказать, есть. — Кен улыбнулся ей. Он чувствовал себя захмелевшим. Он пил редко и только джин-мартини. — Откровенно говоря, дорогая, я испытал шок. Думал, он меня выгонит. Ты знаешь Стернвуда. Он вызывает людей к себе в кабинет только для разгона. В конце концов я понял. Представляешь! Он открывает новую контору в Секомбе и хочет, чтобы я ее возглавил. Он убежден, что это золотое дно, и хочет, чтобы я его разработал. Что я мог сказать? Со Стернвудом не спорят. И сейчас перед тобой новый директор в Секомбе.

— Секомб? — Бетти широко раскрыла глаза. — Но это негритянский район!

— Не совсем так. Это рабочий район. Там живет много и белых.

— Какого рода страховки?

Кен одобрительно кивнул. Его жена соображала.

— Хороший вопрос. Идея Стернвуда — страховать детей. За умеренную плату мы будем страховать их на все случаи. В Секомбе примерно пятнадцать тысяч потенциальных клиентов.

Бетти задумалась.

— После того как ты занимался только богатыми клиентами, думаешь, тебе, это понравится?

— У меня не было выбора. Это в некотором роде вызов.

— Значит, ты директор. И сколько тебе прибавили?

Кен скривился.

— Ставка та же самая, но добавляется 15 процентов комиссионных. Стернвуд не делает подарков. Если его предложения верны — а я думаю, что да, — это может быть крупной суммой.

— Сколько?

— У меня не было времени подсчитать. Все будет зависеть от меня.

Бетти вздохнула.

— Когда ты начинаешь?

— Контора готова. Начинаю завтра. Меня смущает одно, но здесь ничего не поделаешь.

Бетти взглянула на него.

— Мне кажется, тебя многое должно смущать. Так что же?

— У Стернвуда есть дочь. Она должна работать вместе со мной. По его словам, в страховом деле она так же компетентна, как и я… По его словам, она должна заниматься делами в конторе, пока я буду ходить от двери к двери. Не очень приятно работать с дочерью Стернвуда.

Это означает, что нужно будет крутиться изо всех сил, и, хотя я и не собираюсь бездельничать, все-таки…

— Как она, Кен?

— Не знаю. Расскажу после того, как завтра увижу.

— Пошли к столу.

Во время еды Бетти сказала:

— Мне кажется, она должна быть соблазнительной.

Кен взглянул на нее и увидел, что Бетти была явно озабочена.

— Если она похожа на отца, то должна быть монстром. Что тебя волнует, дорогая?

Бетти улыбнулась.

— Я спросила, и только.

— Я скажу, что меня волнует, — продолжал Кен. — Это будет шпион в конторе… У меня могут быть неприятности, если она меня невзлюбит или я сам сделаю промашку. Нет нужды говорить, что Стернвуд настоящая сволочь. Если его дочь на меня накапает, я окажусь без работы и Стернвуд внесет меня в черный список. Это неприятно.

— Дорогой… Ты хорошо знаешь, что преуспеешь. — Бетти положила свою руку на его. — Так?

— Такого супа я никогда не ел.

Закончив еду, Бетти сказала:

— Ты предлагал проверить, на месте ли спальня?

Кен сразу же отодвинул стул.

— А посуда? — сказал он, поднимаясь.

— К черту посуду! Пропади она пропадом!

Новая контора страховой компании находилась на Сивью Роуд, в самом центре Секомба.

Легко выбрав место для стоянки, Кен Брэндон вышел из автомобиля и некоторое время постоял на тротуаре, огладывая свою новую контору.

Она выглядела неважно, но Кен уже свыкся с тем, что больше уже не будет работать со сливками Парадиз-Сити. Его нынешние клиенты едва сводят концы с концами. Им и в голову не придет зайти в контору, которая выглядит как общественное здание.

Чувствуя себя под прицелом глаз владельцев соседних магазинчиков, Кен открыл дверь и вошел.

Он оказался перед длинной стойкой, за которой на сравнительно большой площади располагались ящики для картотеки и письменный стол с пишущей машинкой и телефоном. Все имело вид купленного по случаю, что, видимо, так и было.

Здесь, подумал он, будет работать дочь Стернвуда. Подняв стойку, он прошел через комнату к двери с табличкой. На стекле черными буквами было написано его имя: «Кен Брэндон, директор». Он остановился, чтобы лучше рассмотреть табличку. Это не доставило ему никакого удовольствия. На двери его прежнего кабинета его имя было написано золотыми буквами.

Он повернул ручку и вошел в маленькую комнату, обставленную поношенным письменным столом, вращающимся креслом, двумя стульями. На полу лежал убогий ковер. Маленькое окошко выходило на очень шумную главную улицу. На столе стоял телефон, портативная пишущая машинка, пепельница, лежал блокнот.

Он остановился еще раз, чтобы внимательно осмотреть свое новое царство, и почувствовал себя подавленным. Он привык к кондиционированному воздуху. Эта маленькая душная комната пахла затхлостью. Он подошел к окну, раскрыл его настежь — и сразу же в комнату ворвался шум и голоса снаружи.

Он говорил Бетти, что его назначение — это вызов. Он горько улыбнулся. Вызов! Стернвуд сменил ему декорации.

Кен услышал шаги в другой комнате и подошел к двери. Высокая, лет двадцати пяти девушка только что вошла. Кен с интересом осмотрел ее.

Первой мыслью его было, что это первая клиентка. По одежде такое можно было предал ожить: кофточка, украшенная красным сердцем в том месте, где должно было находиться ее собственное, застиранные джинсы в обтяжку.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.