Эра осторожности [Эпоха нерешительности; Век нерешительности]

Пол Фредерик

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    1995 год   Автор: Пол Фредерик   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эра осторожности [Эпоха нерешительности; Век нерешительности] (Пол Фредерик)

Эра осторожности

Глава 1

Падающие лучи высвечивали фигуры людей, находящихся в парке. Вот девушка со сверкающими глазами и светлыми блестящими волосами, одетая в дымчатое платье. Ближе к Форрестеру — мужчина с золотистой кожей и печальным лицом. Мимо них проходили люди с букетами роз, доносились звуки отдаленной музыки.

— Я богат! — пронзительно закричал он. — И жив!

Казалось, что никто не обратил на него внимания. Форрестер подкрепился виноградом, который рекомендовал ему Хара, поднялся и, шатаясь, спустился к бассейну, где плескались и кружились в обнаженной неразберихе отдыхающие. Несмотря на продолжительное инструктирование, которое дало ему возможность узнать много нового и помогло избавиться от дурных привычек, старому Форрестеру захотелось пообщаться с этими нагими людьми.

— Так это же Форрестер-богач! — закричал один из купающихся.

Форрестер улыбнулся и приветственно взмахнул рукой.

— Давайте споем ему песню! — предложила одна из девушек.

— Песню! — И все они начали плескать на него воду и петь о его богатстве.

Умирал он, умирал он, умирал — Хлоп! И кричал он, и кричал он, и кричал — Хлоп! Непонятен школьникам этот дикий вопль, Но четверть миллиона баксов он загреб! Форрестер! Хлоп! Хлоп!

Форрестер нырнул и расслабился. Он с ухмылкой рассматривал обнаженные тела, позволяя обливать себя теплой, приятно пахнущей водой. Бронзовые, гибкие и нежные — все они были прекрасны. Он знал, что девушки не будут возражать, если он их приласкает, поэтому захотел раздеться и присоединиться к ним. Но Форрестер прекрасно знал, что ничем не похож на Адониса и не произведет впечатления на юных Венер. Поэтому он не сдвинулся с места.

— Пейте и веселитесь, так как вчера мы были мертвыми! — воскликнул он.

Форрестер не думал о том, что уродлив по сравнению с окружающими. По крайней мере в этот момент. Он был счастлив и ни о чем не беспокоился. Он не испытывал ни волнения, ни страха, ни тревоги. Совесть его мирно дремала. Он имел право попусту транжирить свое время.

Хара советовал ему расслабиться, акклиматизироваться.

— Ходи осторожней, ведь ты так долго был мертвым, — говорил он Форрестеру.

Форрестер старался следовать его советам. Обычно с утра он воспринимал вещи всерьез: и каждое утро входил в этот новый мир и определял свое место. С высокомерной гордостью он думал о том, что будет работать не потому, что это нужно, ведь у него было двести пятьдесят тысяч долларов, а потому, что всегда получал удовольствие от работы. Он будет хорошим гражданином.

Проверяя себя, он выкрикнул одной из девушек дружеское, но непристойное предложение. Хотя Хара предупреждал его, что в этом веке непристойностей просто не бывает. В ответ девушка сделала чарующий жест, который Форрестер счел непристойным. Ее спутник приподнял свой Джоймейкер и обрызгал его жидкостью. Форрестер почувствовал сексуальное возбуждение, сменившееся томным изнеможением.

Подумав о том, как прекрасна жизнь, он развернулся и пошел прочь. Вслед ему неслась песня.

И он спал, и он спал, и он спал, И кричал, и кричал, и кричал — Сам себе дивится: в порядке ль голова? В зеркало посмотрит: человек ли я? Форрестер!

Форрестер был уже далеко от бассейна, ему очень хотелось встретить человека, с которым можно было бы просто поговорить.

И тут он увидел девушку. Она была невысокого роста и стояла в одиночестве. Если бы Хара был рядом, то он бы их познакомил.

Обычно Хара всегда знакомил его с девушками, которых знал, но сейчас его рядом не было. Форрестер решил действовать самостоятельно. Он подошел к девушке и дотронулся до ее руки.

— Я Чарльз Форрестер, — представился он. — Мне пятьсот девяносто шесть лет. У меня двести пятьдесят тысяч долларов. Сегодня у меня первый день жизни после холодного сна. И я был бы вам очень благодарен, если бы вы немного посидели со мной и поговорили или даже поцеловали.

— Хорошо, — ответила она, взяв его руку. — Давайте приляжем на фиалках. Будьте осторожны с моим джоймейкером — он заряжен особым составом.

Когда их нашел Хара, они лежали, нежно обнявшись и смотрели куда-то вдаль.

Форрестер сразу же его заметил, но продолжал разговаривать с девушкой. Они срывали и ели виноград, грозди которого свисали у них над головами. Опьяняющий вкус, непредвиденное событие и хорошее самочувствие — все это изгладило из памяти данные им обязательства. Во всяком случае, Хара поймет и простит его.

— Не обращай на него внимания, дорогая, — сказал Форрестер девушке, — ты говорила мне, что это не жертвоприношение?

— О, это как игра. Многие новички идут на это, чтобы получить деньги. Но они не догадываются, что все может плохо для них кончиться.

— Это очень интересно, — сказал Форрестер. Затем, вздохнув, отвернулся от девушки и кивнул Харе. — Знаешь, а ты здесь лишний.

— А ты пьян, — ответил Хара. — Привет, Тип. Кажется, вы довольно хорошо проводите время вдвоем.

— Он такой славный, — промурлыкала девушка. — А ты мне тоже нравишься, Тип. Не пора ли нам выпить шампанского?

— Как раз пришло время. Вот почему я ищу тебя. Я с большим трудом достал шампанское. На вечере Форрестер выпьет его немного и продемонстрирует остальным, как это делается.

— Наклонить и выпить, — сказал Форрестер.

Хара внимательно посмотрел на него и, покачав головой, крепко сжал джоймейкер.

— Разве ты не помнишь, что я тебе говорил? — упрекнул он Форрестера, обдав его стимулирующими брызгами. — Много не пить. Управлять собой. Не забывать, что вы были мертвыми. Делать то, что я вам говорю, не так ли? А сейчас посмотрим, что у нас получится с шампанским.

Форрестер поднялся и, как послушный ребенок, последовал за Харой, обняв одной рукой девушку.

Казалось, что светлячки гнездились в ее бледных волосах с пушистым венцом наверху.

Форрестер думал: если когда-нибудь увидит свою жену Дороти, то такого больше делать не будет. Но сейчас ему было приятно. Ему трудно было вспомнить, когда он в последний раз обнимал хорошенькую девушку. Ведь девяносто дней назад его тело находилось в камере с жидким гелием, сердце его было неподвижным, а легкие представляли собой бесформенный кусок ткани, покрытый рубцами.

Он умело открыл бутылку, провозгласил тост и выпил. Прежде он никогда не видел на шампанском такую этикетку. По просьбе Хары и под громкие аплодисменты Форрестер прочитал стихотворение «Внебрачный король Англии». И хотя он все время запинался, никто не обращал на это особого внимания.

— Ублюдочные декаденты! — восторженно завопил он. — Вы много знаете, но не умеете напиваться!

Потом они танцевали, образовав замкнутый круг из двадцати человек, топая ногами и резко меняя направление. Это напоминало танец героев легенды о Робин Гуде, исполняющийся под музыку виолончели и пискливой флейты. Девушка восклицала: «О, Чарльз! Чарльз Форрестер! Ты почти сделал меня обитательницей счастливой Аркадии!» Он кивал головой и ухмылялся, держась слева за нее, а справа — за огромное создание человека, про которого кто-то сказал, что это марсианин и он еще не привык к земной гравитации. Но он смеялся, и все смеялись. Казалось, что большинство из присутствующих смеялись над Форрестером, возможно, потому, что он старался неуклюже шагать за другими. Но никто не смеялся громче его.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.