Литературная Газета 6518 (№ 30 2015)

Литературная Газета Литературка Газета

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Литературная Газета 6518 (№ 30 2015) (Литературная Газета)

Юбилей – дело житейское!

Фото: ИТАР-ТАСС

"Когда артистичность в крови, она порой принимает самые причудливые формы" - характеристика, которую Шерлок Холмс дал самому себе, Василию Ливанову присуща, пожалуй, даже в большей степени. Ведь, как ни крути, но таланты великого сыщика концентрировались исключительно вокруг раскрытия преступлений, тогда как актёр, вернувший британцам – по их собственным, кстати, уверениям – ни больше ни меньше, как их национальный характер, сумел во всю ширь развернуться как сказочник и художник, сценарист и драматург, мультипликатор, писатель и режиссёр.

Можете ли вы представить себе Карлсона восьмидесятилетним? А Трубадура? Или того же Шерлока Холмса? Любой здравомыслящий человек ответит: конечно же нет! Они вне времени, как вневременны детство, любовь или мудрость. Но как быть человеку, который для огромного числа людей стал воплощением и озорного непоседливого детства, и все преграды преодолевающей любви и мудрости, не знающей компромиссов в борьбе со злом? Между тем Василий Ливанов отмечает 80-­летие! И когда ему все наперебой твердят, что поверить в реальность этого числа совершенно невозможно, иронично усмехаясь, предлагает: а вы и не верьте!

С точки зрения Василия Борисовича, измерять возраст годами – занятие скучнее не придумаешь. Куда увлекательней взять за единицу измерения кинороли: тогда почтенный юбиляр превращается в мужчину в самом расцвете сил. Если использовать для этого дела мультяшных персонажей, можно заткнуть за пояс всех долгожителей мира. А если исчислять прожитое рисунками или страницами рассказов и повестей, есть шанс почувствовать себя просто библейским патриархом. На самом же деле он всегда и во всём остаётся самим собой – Василием Ливановым. Независимо от того, играет ли он императора Николая I или Феликса Дзержинского, рисует раскадровку к сказке о том, как Дед Мороз решил увидеть лето, или пишет.

Он не похож ни на одного из своих героев и меньше всего на того, с кем его постоянно отождествляют вот уже ровно 35 лет. Такова уж природа неисчерпаемой зрительской любви. Но темпераментный и романтичный, увлекающийся и нелогичный Ливанов не имеет ничего общего со своим хладнокровным и рассудительным персонажем. А главное, он – в отличие от Холмса – знает цену истинной любви. Со своей Еленой он неразлучен уже более сорока лет, и она до сих пор для него и Прекрасная, и Премудрая. Многие ли мужчины с таким семейным стажем могут не кривя душой сказать о себе то же самое?

Василий Борисович обладает самым ценным свойством таланта – даром создавать собственные миры, живые и яркие, в подлинность которых не поверить невозможно. Если открываешь «Эхо одного тире» или «Воспоминания о Шерлоке Холмсе», оторваться не можешь до самого финала. Ливанова можно читать только запоем. Но убедить читателя – одно, а вот суметь убедить автора[?] Астрид Линдгрен, узнав, что в Советском Союзе создали мультфильм по её сказке о толстяке с пропеллером, захотела непременно его увидеть. И хотя мультик на книжку похож очень отдалённо, знаменитая писательница пришла в восторг. Интересно, а как бы приняли мультфильм о бременских музыкантах другие знаменитые сказочники – братья Гримм? Ведь в истории, придуманной Ливановым вместе со своими друзьями – композитором Григорием Гладковым и поэтом Юрием Энтиным, – ни Принцессы, ни Трубадура и в помине нет. Не говоря уже о безутешном папе­короле и коварном сыщике. «Переписать классику» так, чтобы она превзошла по увлекательности оригинал, – на такое не каждому хватит смелости и таланта.

Над столь модными нынче «формулами успеха» Василий Борисович саркастично посмеивается. Судьба у каждого своя, переделывать ее по советам шарлатанствующих гуру – напрасный труд. За своей судьбой бегает только дурачьё. Поди ее догони! Надо не бежать за ней, а идти навстречу. До конца.

Старость – это пропажа интереса к жизни. Ливанову этот диагноз точно не грозит. Возраст? Это пустяки! Юбилей – дело житейское!

Продолжение темы >>

Теги: культура , искусство

В максимальном приближении

Алексей Карпов. Владимир Святой.
- М.: Молодая гвардия, 2015. – 454 с. – 4000 экз.

Книга о святом князе Владимире, Крестителе Руси, – труд, который был ожидаем православным русским народом.

Понятно, что фигуру такого масштаба невозможно обойти стороной – настолько величествен совершённый им подвиг. Книжники прошлого – митрополит Илларион, преподобный Нестор, списавший "Слово о крещении Владимира", а также десятки менее известных составителей и переписчиков потрудились, воссоздав образ святого князя.

Всё равно для историка эта тема не является закрытой: подлинная биография князя Владимира не написана до сих пор, и даже о главном событии его жизни – крещении – известно слишком мало.

Да и информация эта, в каком бы виде она ни преподносилась, взята во многом из легенд и преданий, которые зачастую сильно расходятся с исторической действительностью.

Исследователь Древней Руси сегодня поставлен в очень сложное положение – в его распоряжении слишком мало источников, которые можно назвать подлинными свидетельствами прошлого, чтобы, опираясь на них, составить полную картину происходящих в глубине веков событий.

Например, со времени Владимира до сегодняшнего дня нет ни одного подлинного документа, написанного на пергаменте – материале, который тогда использовали для письма. Хотя не исключено, что сохранились следы записей, сделанных во времена Крестителя, в летописях и других произведениях древнерусской письменности, – например, выписки из княжеских помянников, записи из киевской Десятинной церкви, вполне возможно, фрагменты первоначальной летописи.

Конечно, существуют ещё надписи на монетах, которые могут что-то рассказать, печати, скреплявшие различные документы при жизни князя.

Основной же объём информации о Владимире – рукописи возрастом не раньше XIV века, то есть созданные на 300 лет позже времени Крестителя.

Памятники более позднего времени содержат иногда лишь случайные обмолвки, фрагменты когда-то существовавших текстов.

Недостаток точной информации неизбежно порождает легенды, которые со временем становятся всё более и более красочными – и всё менее достоверными.

Автор книги постарался отделить зёрна истины от плевел, тем более что работа с древнерусскими источниками требует кропотливого анализа в каждом конкретном случае и по большому счёту до сих пор не проведена.

Но как бы серьёзно ни относился пишущий человек к своему труду, любая биография – в первую очередь гипотеза автора, его взгляд на исторические фигуры, особенно если речь в ней идёт о людях, живших тысячу лет назад.

Образ Владимира, собранный по крупицам из самых разнообразных источников, скорее всего, отличается от реального человека, изменившего Россию, но приближен к нему на максимально возможное расстояние.

Это – кроме массива представленной в тексте информации – весомое достоинство книги.

И несомненно, она поможет читателю лучше понять наше прошлое, которое, уйдя в тёмную глубину времён, продолжает влиять на современность.

Теги: Алексей Карпов , Владимир Святой

Придунайский узел

Болгары, как и представители других национальностей, считали Придунавье своей землёй. Что будет завтра?

На минувшей неделе внимание общественности было приковано к событиям в закарпатском городе Мукачево, где произошла кровавая схватка между бойцами запрещённого у нас "Правого сектора" и официальными силовиками. Прошли разные акции протеста в Киеве. Напряжённость зреет не только там, но и в других частях Украины. А ожидания у людей - тревожные.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.