Литературная Газета 6521 (№ 33 2015)

Литературная Газета Литературка Газета

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Время и место Юрия Трифонова

Фото: Из архива «ЛГ»

Иногда по прошествии времени со смерти писателя его фигура в глазах читателей увеличивается безмерно, а случается, что неумолимо уменьшается. Юрий Трифонов занимает ровно то место в русской литературе, которое ему было отведено при жизни. Только с годами понимаешь: это место становится настолько неотъемлемой частью истории нашей словесности, что не подлежит и никогда не будет подлежать никакому пересмотру.

Что осталось нам от Юрия Трифонова? Конечно, объём текстов, стилистически безупречных и дающих обширную почву для размышлений и исследований. Но это так или иначе можно сказать о любом крупном писателе. Самое первое, что представляется при упоминании его имени, – это образ советского интеллигента, благородного и во многом тайного, многое зашифровавшего, обо многом заставляющего лишь догадываться. В его двери рано постучалась трагедия. Отец, не последний человек в советской элите, небожитель из Дома на набережной, был насмерть задавлен фатальным колесом истории, когда Трифонов был ещё мальчиком. Его юность прошла под тяжёлым ярмом «сына врага народа». Однако в 1944 году фортуна сменила гнев на милость. При поступлении в Литературный институт юношу заметил крайне влиятельный на тот момент Константин Федин и некоторое время опекал. Из главных трифоновских вех стоит отметить его туркменскую эпопею, а именно командировку в Каракумы, на строительство Туркменского канала. Туркменская тема потом надолго стала для него ключевой, хотя сам он текстами той поры по большей части впоследствии был не удовлетворён. Именно из-за этого неудовлетворения он ушёл в спортивную журналистику, в ту, советскую, азартную, не гламурную, когда на стадионах не бесчинствовали фанаты-хулиганы, а собиралась знатная московская интеллигенция. В семидесятые он пишет главные свои вещи. Тогда, пожалуй, и зарождается явление, позже получившее название «трифоновской школы». Он охотно опекал молодых. Александр Проханов не раз подчёркивал влияние Трифонова на свою литературную судьбу. Да и вся «проза сорокалетних» очень близка трифоновским моральным исканиям. Есть свидетельство, что незадолго до кончины он знакомился с очередным номером «Литературной газеты», где было опубликовано интервью с ним. Конечно, это совпадение. Но, с другой стороны, это знак цельности и законченности его творческой биографии, равно как и бесспорности его посмертного значения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.