Преступление без наказания или наказание без преступления (сборник)

Лукшин Алексей

Жанр: Современная проза  Проза    2015 год   Автор: Лукшин Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Преступление без наказания или наказание без преступления (сборник) (Лукшин Алексей)

В первый раз

Какие же девчонки фантастически красивые! Я только об этом и думаю. Какие мысли – сам дивлюсь.

А мужская сущность требует засадить глубже и трахать, трахать и трахать все быстрее и быстрее, обхватив руками прекрасную грудь, с этими звонкими шлепками и хлюпаньем…

Мне неловко об этом думать? Не пойму почему.

Ведь она такая вся нежная, словно из облака сотворённая, а я похотливый зверь, которому только этого и надо…

Как быть… Что делать? Даже не знаю.

Я предвкушаю миг – прекрасный, восхитительный миг. В первый раз…

Да он всегда, как в первый раз…

Но она тоже ведь живой человек. И неужели ей хочется по-другому?

Ведь в книжках написано про эти охи-ахи-вздохи, а в кино затуманенная обстановка, где ничего не видно кроме скользящих тел…

Но мне-то хочется так, а не иначе… Это же ведь природой придумано…

А если я вдруг увижу всё это, обалдею, и кончу сразу прямо на неё от первого прикосновения?

Парни такие все гиганты и силищи в них, и так у них было, и эдак. Думаю, врут все, Дон Жуаны тоже мне…

Точно врут. Видел я их глаза, когда она со мной шла – все слюной изошли, пошли нафиг, лузеры…

Ну а раз врут, то и бояться нечего – не съест же она меня. А если съест?

Да, проблем… Будь что будет.

Голос сбивается. В голове одно и больше ничего, а словами непонятно что говорю. Не знаю, как сказать, готовился-готовился, и на тебе! Духу не хватает…

А была не была!

– Хочу тебя сзади.

… время замедлилось, всё – сейчас меня убьют.

Какая она грациозная!

– И я хочу…

И смотрит – взгляд не прячет.

– Только не торопись, мне тоже нравится…

Вот это да! И доверие, доверие.

За эти две секунды, пока ты грациозно разворачивалась и выгибалась, да, ради этого стоит жить, и тогда я ещё не знал, сколько раз всё повторится. И когда стояла передо мной, вот так, в боевой стойке, – я понял, что жизнь прожита не зря!

Какая ты бархатистая.

И странно, я больше не боюсь, что что-то может не получиться…

Почему мне хочется поцеловать тебя?

Да нет, не поцеловать, а впиться губами!

Мне хочется что-то сделать – да не знаю, что там нужно делать – просто хочу и всё!

Ну, а раз хочу – так и вперёд!

Как ты интересно качнулась.

Если небо есть, то сейчас оно на уровне этой кровати.

Какая ты вкусная…

Ты толкаешься?

Какой я дурак – уже пора, ты хочешь и зовёшь меня к себе.

Ох-х-х как приятно войти в тебя…

Я хочу, чтобы ты тоже видела, как это красиво!

Куда руки положить? Сюда можно?

Наверное, можно, я же должен знать сам.

Я же сам об этом мечтал. Вот это да!

Как удар тока!

Меня аж всего тряхнуло.

Ты балуешься и качаешь задом. А я весь дрожу.

Ты ещё сильнее выгибаешься, и я беру тебя за грудь. Движения становятся более интенсивными – всё быстрее и быстрее.

Ты начинаешь сильно дышать, всё громче, и стонешь, уже не стесняясь. Я понимаю, что теперь пора.

У меня начинают дрожать ноги, и я сам не замечаю, что уже рычу, темнеет в глазах, всё напрягается, стоп! Удар!

Ещё удар!

Сильнее, и как водопадом окатывает, мы замираем и валимся на бок. Дышим в такт.

Мы такие влажные и счастливые.

Потом это будет тысячу раз, но сегодня был первый.

Девчонки, какие же фантастически красивые!

В последний раз

Бледный дым поднимался ровной струйкой. Эдгар, положив руки локтями на стол, курил на кухне. Делая очередную затяжку, рассматривал тлевшую в пальцах сигарету. Было слышно, как ударяет палец о сигарету при стряхивании пепла. Редко тяжёлый невидящий взгляд от сигареты, словно в пустоту, посматривал в комнату.

Жена, загорелая и стройная, в трусиках, стояла перед зеркалом. Эластичная ткань, как наклейка, ровно облегала тело. Он внутренне взволновался: «С каждым годом она только ярче и обожаемей».

– Марианна, – обратилась к маленькой дочери жена, – принеси пульт от кондиционера. Босые ноги зашлёпали по паркету.

– Спасибо. Иди к папе. Он тебе туфельки новые оденет. Бабушка похвалит тебя сегодня: «О! Какая ты красавица у нас».

Выключив кондиционер, плавно навесом бросила пульт на кресло. Дочь, прелестное создание, обняла ногу матери и прижалась щекой.

Мазнув последний косметический штрих, жена удовлетворённо посмотрела на любимицу.

– Дочь, ты чего? Завтра вечером в парк пойдём, на любимых лодочках кататься, – тронула за плечо. – Иди к папе, – слегка поднажав и не давая ей ослушаться. – Дочур, опоздаем!

Надувшись и состроив гримасу, дочь шатко поплелась к отцу. Эдгар ласково улыбнулся.

– Сердце моё! – протянул к ней руки и вопросительно посмотрел на жену.

– Нель, позвони бабушке. Пусть она не доезжает до Профсоюзной и дождётся нас. Иначе в пробку попадём и на вокзал не успеем.

Жена засуетилась:

– Из машины позвоню, – она торопливо выбирала из двух лежащих перед ней кофт, какой отдать предпочтение.

– Эдгар, тебе что больше нравится? – искренне настаивала на ответе.

В дремлющем уме зашевелилось: «Как всегда с глупым вопросом». Он ответил.

– Думаешь, твоей подруге важно, в каком наряде ты предстанешь? – заключил он по-мужски откровенно. – «Надоедливая картина, как затянувшийся фильм с уже известным концом».

– Эдгар, – она ластилась и подыгрывала телом. – Я же девочка! Что, по-твоему, меня должно волновать? – зажмурив глаза, она открыла и сосредоточила их в одной точке на его лице. – Жёсткий и колючий ты сегодня.

Надев кофту и повернувшись несколько оборотов перед зеркалом, разглядела себя. Фыркнув и быстро сбросив кофту, сняла лифчик и снова влезла в просторную блузу на голое тело.

– Это ещё чего? – горячее сердце армянина возмутилось.

Она подбежала к нему, в объятьях целуя трёхдневную щетину.

– Хватит. Ладно. Собирайся. Я с дочкой в машине подожду.

Замок тяжёлой грузной двери щёлкнул. Нелли задумалась над выражением лица мужа. Благородные и правильные черты его вдруг онемели. «Что с ним?»

Взяла в руку «Айфон». Ноготь большого пальца отбивал по экрану: «В твоём сердце есть место для меня». Сообщение оканчивалась тремя восклицательными знаками.

Пока Нелли шла к машине под лучами слепящего солнца, он полюбовался ею. Загар красиво оттенял ровную гладкую кожу.

Через открытое окно автомобиля в воздухе душисто пахнуло. Сладковатый и приятный запах знакомого растения. Возникла ассоциация – ей подходил этот запах. Всё-всё кругом содержало исходящий от неё блеск. И трава, и куцые застенчивые деревья, и даже штакетник вдоль дома дополняли общее с ней сочетание.

Эдгар – сильный по натуре человек, признавал за собой слабость: он уже давно растворил свои дни жизни в её существе. «Нет-нет!» И он сощурился. «В тебе тоже!» Добрые глаза отца и дочери встретились.

Ласкающий нервы шелест колёс, щебет постоянного детского вопрошания и негромкую мелодию джаза нарушил строгий голос и протянутая рука к выключателю на магнитоле.

– Выключи музыку, скажи чего-нибудь, – хоть звуки и не мешали, это был призыв поговорить. – Ты сам не свой. Что случилось?

Будто не придавая значения словам, снова включил музыку, только едва слышно и нехотя ответил:

– Да, нет! Настроение никакое. Вечером с парнями кальян выкурю, стакан вина выпью. Пройдёт, – немного помолчал. – С подругой договорись. Вместе приедем, – он повернулся и посмотрел на неё.

– Конечно. Она давно нас в гости зазывает. И сама к нам напрашивается. Лапуль! Ты из-за меня расстроился? Ладно тебе, – её рука скользнула по его руке, мягко проводя и затрагивая по кончикам волос. Широкоплечая статная складность запружинила снова. Вместо ожидаемого он крепко, но нежно сжал её ладонь и отвёл в сторону.

– Перестань. Я не в духе, – но успокоился и слегка повеселел.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.