Контроллер

Чигиринская Ольга Александровна

Серия: В час, когда луна взойдет [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Контроллер (Чигиринская Ольга)

Ольга Чигиринская

В час, когда луна взойдет

Контроллер

По прикидкам Цумэ, долго куковать под подъездом не пришлось бы: утро, люди идут на работу, кто-нибудь да откроет.

Так и сталось, как гадалось, — дверь запищала, открылась, вылетел какой-то хмурый субъект в надвинутой до самого рта бейсболке, и чуть не переходя на бег, помчался в сторону автобусной остановки.

— Опаздываем, молодой человек, опаздываем, — промурлыкала Вика себе под нос. Цумэ сжал губы. Да, со стороны этот субъект выглядел опаздывающим на работу… куртка молодежного фасона, но уже лет пять как не в моде, бейсболка рекламная, топтуны разбитые… какой-нибудь старший помощник младшего оператора в торговой сети или «эникейщик» нижнего звена.

Он не опаздывал куда-то. Он бежал от кого-то. В ужасе, в панике.

Цумэ одной рукой придержал дверь, другой Вику.

— Я пойду первым, хорошо?

Вика немного удивилась, но не возразила.

Дощечка у почтовых ящиков. Квартира 78, третий этаж, не будем тревожить лифт.

— Какой мерзкий запах, — сказала Вика.

Запах он почуял еще на первом этаже. Просто с выводами спешить не стал.

— Знаешь, мне почему-то кажется, что в его квартире и должно так вонять. Что он мерзкий, жирный, никогда не моющийся хикки.

— Тихо, — Цумэ натянул рукав на кулак, осторожно толкнул дверь. Та послушно стронулась внутрь квартиры. Запахло сильней и гуще. Как плохо, подумал он. Как плохо, когда худшие ожидания оправдываются.

— Лучше тебе в квартиру не заходить, — сказал он. — С человеком, которого так рвало, явно случилось что-то нехорошее.

— Тогда мне лучше зайти, — Вика решительно шагнула через порог. — Я все-таки медик.

Медик тут бесполезен, а сказать «а я все-таки данпил [Данпил — искаженное «дампир». По легенде — дитя вампира и смертной женщины. На самом деле старшие полностью стерильны, а данпилами называют тех, кто после инициации потерял симбионта Сантаны и перестал нуждаться в поддержке жизнедеятельности за счет потребления живой крови. Случаи спонтанной утраты симбионта настолько редки, что большинство считает их выдумкой. Искажение «дампир-данпил» произошло вследствие популяризации в начале 21 века романов Хидэюки Кикути «Охотник на вампиров Ди»: при переводе с японского конечный слог «ру» был принят за японизацию звука [л], которого в японском нет] и эмпат» — обвалить все прикрытие.

— Ладно, только надень вот это, — он достал из сумки капсулу с бахилами. — И ничего не трогай руками.

— Ух ты. Может, у тебя и перчатки есть?

Цумэ вздохнул и достал упаковку хозяйственных перчаток. И вторые бахилы — для себя.

В гостиной Вика закрыла рот рукой. Тому, что лежало на диване, медик уже не был нужен. То есть нет — был. Тот медик, чьи пациенты уже ни на что не жалуются, никак не Вика.

— Присядь там, в прихожей, — предложил Цумэ.

— И не таких видали, — Вика поборола слабость, шагнула вперед. Покойник не располагал к выслушиванию пульса или проверке апноэ, но зрачковый рефлекс отважная Вика проверила. Что ж, раз у нас под рукой медик — отчего бы не извлечь из ситуации все возможные выгоды?

— Как ты думаешь, сколько времени он уже мертв?

— Я же не судмедэксперт.

— А на глазок?

Вика попробовала отогнуть сведенный палец мертвеца.

— Самое меньшее пять-шесть часов. Точнее не берусь. Это… это он?

— С высокой вероятностью — да. Ну что, программа выполнена? Ты посмотрела ему в глаза?

Вику чуть передернуло.

— Ты предупреждал, что из этой затеи ничего хорошего не выйдет. А почему ты решил, что это он?

— Сенсорный замок. Если это не он — то почему предполагаемый «он» не запер дверь? Причина смерти, по-твоему — отравление?

— Синее лицо, полквартиры заблевано — застрелился, не иначе, — Вика нервно хохотнула. — Жора, нам пора уходить. Я имею в виду — вызывать полицию и уходить во двор. Здесь нам делать нечего. Что ты творишь?

— Подключаю тарабайку [Модем, передающий от терабайта в секунду и выше], — Цумэ сел за терминал. — Смотри, машина включена. А я любопытный опоссум. Ба, он оставил предсмертную записку прямо в своем блоге. «Я устал ковыряться в вашем говне, уроды. Я ухожу. Мучайтесь дальше. И от Квашни есть польза». Что-то не нравится мне эта аутоэпитафия…

— О, Боже, — Вика зачем-то метнулась из комнаты в кухню. И уже из кухни: — Ой, мама!

— Что такое?

— Жора, иди сюда!

Когда зовут таким тоном — надо идти.

Итак, кухня. Чайник на столе. Одинокая чашка с недопитым отваром… лиловых цветов, которые Вика, фармацевт со специализацией травника наверняка узнала. Узнала и села на табурет, чтоб не грохнуться в обморок. Широко расставила ноги, свесила голову вниз, часто дыша.

— Все нормально, королева, — Цумэ присел, поддержал за плечи. — Я держу. Чего наглотался наш глупый сталкер?

— Ак… аконит, — Вика выпрямилась, потирая грудь. — О-о, как все плохо.

— Ну что тут сделаешь, — Цумэ распечатал платок. Вика не плакала, но мало ли… — Мы ведь и раньше знали, что он дурак, правда?

— Ты не понимаешь, — Вика замотала головой, пепельные кудри упали на глаза. — Это я его убила.

* * *

Итак, картина текущих событий на субботу 15 августа 2123 года, 11–08 утра.

Раз — труп гражданина Новосельникова по адресу Тверь, Обозный переулок, дом 53. Несомненно, труп и, несомненно, именно этого гражданина, он же собственник означенной квартиры, что подтверждается а) дактилосканированием и б) найденными документами. Труп находится на диване, в положении «лежа», диван, труп и окрестности сильно испачканы физиологическими жидкостями покойного гражданина, как-то: рвотой и мочой. Судя по запаху, покойный, так сказать, открылся с обоих концов, но в штаны я ему не полезу, это работа судмедэксперта, прости, Валера.

Два — граждане Карастоянов и Квашнина, обнаружившие труп и вызвавшие полицию. Жители Санкт-Петербурга. Она — сотрудник компании «Лакшми — натуральная косметика», фармацевт. Он — сотрудник охранно-сыскного агентства «Лунный свет», секретарь. Угу, видали мы таких секретарей с пластикой профессиональных рукопашников. Пришли к гражданину Новосельникову обсудить отвратительное поведение оного в Сети по отношению к гражданке Квашниной и под угрозой судебного преследования потребовать безобразия прекратить. Безобразия гражданина задокументированы, документы предъявлены и приобщены к делу. Карастоянов этот скользкий тип, надо бы его покрутить. С Квашниной на первый взгляд все ясно, она в стрессе, и у нее на то есть серьезная причина, поскольку…

Поскольку три — на кухне в чайнике и чашке обнаружен отвар аконита, а госпожа Квашнина два года назад написала в своем блоге, какое это вредное, опасное и ядовитое растение, можно отравиться одним запахом, если ты полевая мышь… А покойный, по словам Валеры, бухнул себе в чай этого аконита столько, что хватило бы на сотню юных бойцов из буденовских войск, и еще осталось бы на эскадрон гусар летучих.

И предсмертная запись в блоге, с явным указанием на Квашнину, которую в процессе своей противоправной деятельности, именуемой сталкингом и травлей, покойничек звал Квашней…

Марта встряхнула головой, канцелярит посыпался из ушей. Почему нельзя писать отчеты человеческим языком? «В бирюзовом плаще с кровавым подбоем летящей походкой милонгеры [Танцор, завсегдатай милонги — места, где танцуют танго и собственно милонгу, более быструю и менее драматичную] пасмурным летним утром пятнадцатого числа месяца августа вошла в подъезд по Обозному переулку детектив первого разряда Тверского управления Министерства внутренних дел ЕРФ [Европейская Русская Федерация] лейтенант Марта Равлик». Грох! Трах! Бах! Покатился с кресла федеральный прокурор высокий господин [ «Высокие господа», «старшие», «варки» — разговорные обозначения лиц с измененной физиологией. «Высокие господа» — характерно для официального общения, но только в кругу людей. Может носить иронический оттенок. «Старшие» — полуофициальное обозначение, принятое и среди самих ЛИФ. Пошло, видимо, от досантановских ЛИФ, которые действительно были старше любого человека. «Варки» — жаргонное, почти бранное. Слово «вампир» считается книжным и старомодным] Кондрашов, только ноги его над столом торчат!

Алфавит

Похожие книги

В час, когда луна взойдет

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.