Царь Николай Победитель

Рыбаченко Олег Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Царь Николай Победитель (Рыбаченко Олег)

Глава 1

После великолепной победы Россия расширила свои границы, обрела великие завоевания. Даже половина Намибии в Африке стала частью царской империи. Кроме того наконец закончилось собирание всех славянских земель когда-либо входивших в Киевскую Русь. И Царьград — Константинополь стал опять христианским центром. Царь Николай вновь стал любим народом и элитой. Посему Новогодний указ об незыблемости Самодержавия и упразднении Государственной Думы был воспринят почти без сопротивления. Государственный совет остался, но его функции свелись к чисто совещательным рекомендациям. А законодательная власть опять вернулась в полном объеме к монарху.

Таким образом, перевернулась еще одна страница в истории России. Премьер министром ввиду преклонного возраста Горемыкина — (его с почетом и наградив орденом Владимира первой степени — освободили), назначили по совету Стрелкова Елисея — известного бизнесмена и торговца сетью магазинов. Царь даже был рад, что премьер не слишком знатного рода: не так заносчив и ленив — как прочие.

Об раздаче земель помещиков речь не шла. Тем более и фельдмаршал Стрелков, и четверка девчат-мутантов считала, что дворянство следует укреплять, да и крупные владения образованных помещиков куда больше дадут урожая, чем мелкие наделы малограмотных крестьян. Помещику и землю легче тракторами обрабатывать, и научно сельское хозяйство вести. На худой конец, поддерживать в первую очередь следует кулака! Крепкий хозяин землю и лучше сбережет, а лодырь-бедняк и то, что имеет досмотреть не может.

Ну, а дворяне это опора и престолу и морали. Буржуазия, увы, тоже нужна, но она слишком меркантильна, что реально помочь Родине в трудный час, а народ расплывчатое понятие.

Но все же некоторые реформы и облегчение участи рабочих намечались. Планировалось постепенно сократить рабочий день до 10 часов, а в предпраздничные дни и до восьми. Водился еще один праздник на 2 декабря с выходным днем: окончание большой войны и освобождение Царьграда. Кроме того выходным днем и праздником царь сделал 4 Ноября как день единения народа и дворянства. Заодно учредили ордена Минина и Пожарского. Заодно царь учредил еще один орден, точнее два — большие звезды ордена Андрея Первозванного и Георгия. Словно специально, на случай отличить кого-то более остальных.

Четверка девчат, получив звания генералов, занимались обучением русских войск. Они как всегда делали это с огромной энергией и потрясающим энтузиазмом. Хотя пока особо спешить с подготовкой и перевооружением армии — было некуда! Пока предвиделся только совместный поход на Саудовскую Аравию. Но это противник в военном отношении очень слабый, слабее и османов, да и на тот момент не слишком многочисленный. Пауза требовалась лишь для согласования с союзниками — кто и какие конкретно зоны займет и подготовки броска через пустыню. Так что серьезной войны не намечалось, а в походе и без непобедимой четверки девчат-суперменов легко бы справились.

А вот Олегу Рыбаченко повезло меньше всех. Он хоть и полковник, и маркиз, и награжден Орденом Андрея Первозванного, но всего лишь мальчишка. Так что ему нужно учиться и учиться и еще раз учиться. Одиннадцать лет слишком мало, чтобы в царском России тебе бы доверили самостоятельное командование. Так что пожалуйте господин маркиз в Высшую Военную Академию.

Там конечно Олег Рыбаченко знаменитость, и его встретили восторженно, однако сидеть за партой надо как всем, и предметы зубрить, сдавать…. А этого так рутинно и неприятно. Хочется другого: войны, маршей, медных труб и побед. Помучившись пару с небольшим месяцев мальчишка решил, что с него хватит и пора навострить лыжи. То есть бежать из академии.

Благо уже апрель, причем теплый, солнечный, под Питером уже пробивается сочная травка, а снег сошел. Мальчишка спрятал свой нарядный кадетский мундир, сапоги и прочие регалии в сейфе. Сам же переоделся в самую простую одежду мальчика-крестьянина. Благо не в тюрьме же он живет. Можно и покидать стены лицея в древнем каменистом здании. Живший с ним лицеист сын князя Львова не должен ничего знать. Олег Рыбаченко по-дружески подсыпал ему снотворного. Затем свернул крестьянскую одежду в узелок, а сам в одни плавках, спустился через открытое окно, на веревке.

Далее следовало преодолеть забор, но это просто, швырни крючок, а затем подтянись на руках. Собаки на своих не лаяли, чего будить когда ночью мальчишки-лицеисты элитной академии спят. В одних плавках ночью прохладно, и оказавшись за пределами здания и окружающей его стены, мальчишка поспешил натянуть на себя простую, но чистую, новую рубаху и штаны. Обуви с собой юный сорванец не взял: конечно, никто не разрешал лицеистам ходить босыми — они ведь дворянская элита. И мальчик естественно очень хотел избавиться от ненавистных, узковатых сапог, от этих колодок. И наконец, снова ощутить всей голой подошвой шероховатость земли, его бугорки, шишечки, веточки. Ведь так приятно ходить босиком — когда каждая неровность щекочет тебе беззащитную и чувствительную пяточку.

Но мальчик быстро ощутил, что отвыкшие от босой закалки ноги, стали мерзнуть, и это неприятно, а значит, следует прибавить шаг. Да и вообще питерский апрель по ночам еще холодный. Непрогретая земля, кажется колючей… дерущей холодной. Хотя мозоли с подошвы мальчишки еще не успели полностью сойти, но стали немного мягче, а кожа чувствительнее. Но в самом Питере плитка на дорогах ровная, и бежать легко. Бег согревает. Прохожих немного, полицейские не слишком обращают внимания. Ну бежит почти нищий (почти потому что простая одежда крестьянина-огольца новая и чистая, без заплат и грязи!) мальчишка, еще даже не подросток, так что на него обращать внимание? Никто же не кричит: держи вора, а да и в руках сорванца ничего не видно.

Олег Рыбаченко кроме льняных штанов и рубашки ничего и не взял с собой. Только один юбилейный рубль: так на всякий пожарный случай. На нем изобразили девчонку-мутанта Светлану — очень редкая вещь и реквизит. Мальчик решил, как подлинный романтик не просто пробраться к девчатам, которые где-то в Малой Азии дрессируют российские войска, но и немного побродяжничать. Ощутить вкус романтики…. Хотя у него и был опят в ходе войны на Донбассе, но тогда он еще являлся слишком домашним и изнеженным мальчиком, и чувствовал скорее муки и страх тем романтику. Теперь же ребенок считал себя достаточно сильным и закаленным, чтобы поискать удовольствие — если оно вообще может быть в такой жизни.

Но пока немного холодновато…. Впрочем, бег согрел, и выносливый пацан, пробежав полтора десятка верст, перешел на шаг. Тем более уде пошли окраины Питера, а скоро должны начаться болотистые леса.

Тут мальчишка-маркиз подумал, а не идиот ли он вообще? Ради чего устраивать самоволку полковнику и кавалеру Ордена Александра Невского с бриллиантовой застежкой, Андрея Первозванного. Стать дезертиром и посмешищем? Мальчик, которого считают национальным героем босиком топчет дороги России? Как дурачок?

Не лучше ли пока его самоволку не обнаружили вернуться?

Олег Рыбаченко замедлил шаг и остановился. Заколебался: побег мог поставить под угрозу будущее. Хорошо стать полковником в одиннадцать лет, но генералом в двадцать еще лучше. А у него земли и имение немалое в османских и галицинских землях есть, а скоро и в Африке появятся. Так ради чего все это ставить под угрозу?

Но мальчишка, это и есть мальчишка, даже если он такой не по годам мудрый как Олег Рыбаченко. Хочется поступить не стандартно, не так как все! Да и воспоминания об скучном сидении за партой нахлынули лавиной. Ну, уж нет! Он туда не вернется. А когда дойдет до Светланы, то его наставницы такой жар поднимут, что и царь с престола полетит. Это девки не из стали, а чего-то покруче — например гиперплазмы. А он еще погуляет…

И мальчишка засвистел. Он крутой и если что устроит революцию и свергнет царя. Ведь все успехи Николая Второго — это благодаря полку попаданцев и особенно их четверке. А чем все кончилось в реальной истории, это и так слишком хорошо известно и в напоминании не нуждается.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.