Авиация и космонавтика 2008 11

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Авиация и космонавтика 2008 11 (Автор неизвестен)

47-й гвардейский Борисовский Краснознаменный ордена Суворова III степени разведывательный авиационный полк

Накануне Великой Отечественной войны разведывательная авиация ВВС Красной Армии была представлена отдельными разведэскадрильями армейских корпусов и общевойсковых армий, а также несколькими отдельными разведывательными авиационными полками. На вооружении состояли самолеты-разведчики Як-2, Як-4, Су-2, Р-Ю, СБ, а также устаревшие бипланы Р-5, P-Z.

В первые дни войны выяснилось, что существовавшая разведывательная авиация была не в состоянии обеспечить Ставку ВГК оперативной развединформацией о положении дел на фронтах. В сложившихся условиях заместитель начальника штаба ВВС по разведке генерал-лейтенант авиации Дмитрий Давыдович Грен- даль предложил сформировать два или три разведполка, которые могли бы вести воздушную разведку в интересах Ставки. По предложению Грендаля Генштабом Красной Армии было принято решение о формировании авиационных полков дальних разведчиков, подчиненных непосредственно Главному Командованию Красной Армии. Директива Начальника Генерального Штаба КА от 21 июля 1941 г. предписывала: «…к 15 августа 1941 г. сформировать 2-й авиационный полк разведчиков Главного Командования Красной Армии на самолетах Пе-2 разведывательного типа с дислокацией полка в Монино». Формирование предписывалось вести на базе учебного авиационного полка и отдельной разведывательной эскадрильи военной академии командно-штурманского состава ВВС КА. Согласно этой же директиве формировался еще один авиаполк дальней разведки – 40-й.

Личный состав 2-го АПДР ГК КА укомплектовывался за счет отдельной разведывательной эскадрильи, а также летчиков и штурманов, прибывающих в учебный авиационный полк Монинской академии для переучивания на Пе-2.

Личный состав «монинских» полка и эскадрильи к этому времени уже приобрел боевой опыт. Ядром при формировании 2-го авиаполка дальних разведчиков стала 2-я эскадрилья учебного авиационного полка, вооруженная самолетами ДБ-ЗФ.

Первую за войну боевую задачу личный состав 2-й эскадрильи получил 23 июня 1941 г. 24 июня эскадрилья была разделена на три группы: северную, центральную и южную. Группам предстояло выполнить разведку тылов противника на фронте от Балтийского до Черного моря. Для более эффективного выполнения поставленных задач группы были перебазированы на аэродромы подскока:

– северная группа действовала с аэродромов Шимск (р-н оз, Ильмень) и Гривочек (окрестности г. Дно, Псковской обл.);

– центральная группа – Минск и Смоленск;

– южная группа – район Белой Церкви и Василькова, позже – Брянск.

Как правило, полеты выполнялись во второй половине ночи на полный боевой радиус. В темноте самолеты пересекали линию фронта и углублялись в тыл противника. Разведка выполнялась «обратным ходом» с наступлением рассвета. Зачастую на обратном «боевом» маршруте разведчики сталкивались с противодействием зенитной артиллерии и истребителей противника.

Так экипаж под командованием капитана Бирюкова Якова Герасимовича получил задание на воздушную разведку в глубоком тылу противника. Задание уже было выполнено. Сотни километров остались позади. Самолет держал курс на свою базу. Разведчики знали, что чем ближе линия фронта, тем возможнее встреча с врагом. Так и случилось. Четверка «мессеров» вынырнула из-за редких облаков и обрушила шквал огня на ДБ-ЗФ. Уклониться от боя не было никакой возможности. Отстреливаясь и прижимаясь к земле, экипаж стремился перетянуть через линию фронта, но не дошли до аэродрома, потерявшая управление машина рухнула. Это произошло на нашей территории. Но по доставленным командованию сведениям были раскрыты планы врага. Дались они, эти данные, большой ценой. В бою погибли летчики- наблюдатели старшие лейтенанты Кислицын и Софейченко, стрелок-радист Савченко, воздушный стрелок Бротанов. Оставшийся в живых капитан Беляков получил серьезное ранение.

Командир полка получает задание от начальника управления разведки ВВС генерал-лейтенанта авиации Грендоля

12 июля 1941 г. в 4 ч 55 мин на воздушную разведку вылетели старший лейтенант Сивер Александр Афанасьевич, командир экипажа, летчик-наблюдатель старший лейтенант Чернов Матвей Кириллович, радист младший сержант Андреев Мартын Петрович, стрелок младший сержант Стрелецкий Виктор Викторович. В районе Толочин (50 км юго-зап. Орши) экипаж обнаружил посадочную площадку, на которой базировалось 20 самолетов Bf 109 и Ju-88. Пролетая над немецким аэродромом на высоте 400 м и не встретив сопротивления, Сивер приказал обстрелять его. С первого захода несколько самолетов было зажжено метким огнем Андреева и Стрелецкого. Сивер решил сделать еще один заход. Но тут немцы открыли ураганный зенитный огонь. Самолет получил повреждения и был вынужден сесть на «живот» в 1000 м от аэродрома немцев. Старший лейтенант Чернов был убит в воздухе, а Сивер и Стрелецкий – при попытке скрыться. Остался 8 живых лишь младший сержант Андреев. Только 25 июля добрался до своих радист этого мужественного экипажа.

Не имея должного опыта ведения воздушной разведки, экипажи стремились лично вступить в бой с противником с целью нанесения ему максимально возможного в конкретных условиях ущерба. Гибель самолета и почти всего экипажа старшего лейтенанта Сивера объясняется именно данным фактором. Уже потом, через пять-шесть месяцев войны для разведчиков стало неписанным правило: прежде всего – выполнение задания по разведке и доставка полученной разве- динформации. Встреч с истребителями противника экипажи старались избегать, штурмовки войск противника запрещались, хотя «попутные» обстрелы экипажами практиковались едва ли не до самого окончания войны. Крайне редко санкцию на использование бомб и бортового стрелкового вооружения по наземным целям давало командование.

Экипажи трех разведывательных групп 2-й эскадрильи летали на выполнение боевых заданий 24 и 26 июня, 5, 6, 10, 12, 13,14 июля. За это время эскадрилья потеряла два самолета и девять человек личного состава.

Формирование 2-го авиаполка дальних разведчиков перешло в практическую фазу 1 августа 1941 г. с подписанием первого командира полка майора В.М. Чуви- ло приказа №1 по 2-му АПДР ГК КА о формировании трех боевых эскадрилий.

Командиром 1-й эскадрильи был назначен капитан А.С. Рудович. Первые шесть экипажей прибыли из бомбардировочных полков резерва Главного Командования. Некоторые экипажи имели опыт боевой работы в качестве бомбардировщиков, но никто не выполнял специализированных разведывательных заданий. В документах полка записано: «…имели лишь общее представление о роботе воздушного разведчика». Более того, «…прибывшие из других частей и летавшие ранее но других типах самолетов отдельные летчики и штурманы с недоверием относились к самолету Пе-2, не понимая особенности летной роботы в разведывательной авиации, пренебрегали теоретической учебой, стремились уйти в другой вид авиации. Для устранения этих явлений потребовался поистине титанический размах партийно-политической роботы.»

Выражаясь современным языком, «состояния боеготовности» 1 -я эскадрилья достигла 3 октября 1941 г., на тот момент в ней насчитывалось шесть летных экипажей:

1) летчик – капитан Рудович А.С., штурман – капитан Кудинкин С.П., стрелок-радист – старшина В.К. Кауп;

2) летчик – старший лейтенант Малютин М.В., имена штурмана и стрелка- радиста не сохранились;

3) летчик – лейтенант Поспелов, штурман – лейтенант В. Галушко, стрелок-радист – сержант Баточка;

4) летчик – лейтенант Алышев, штурман – лейтенант Курбатов, стрелок-радист – сержант М.М. Башук;

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.