«Антика. 100 шедевров о любви» . Том 4

Каминская Т. и.

Серия: 100 шедевров о любви [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Антика. 100 шедевров о любви» . Том 4 (Каминская Т.)

ФОТОАЛЬБОМ

Раненый Ахиллес

Амур и Психея

Ахилл

Гомер читает поэмы

Кассандра умоляет Афину отомстить Аяксу

Чтение из Гомера

Эней, Анхиз и Асканий покидают Трою

Одиссей сбрасывает Астинакса со стены Трои

Апофеоз Гомера

Афродита дает Психее поручение

Убийство Приама

Океаниды с телом Ахилла

Морская нимфа

Психея, предлагающая Венере воду Стикса

Аристотель с бюстом Гомера

Нимфа источника

Смерть Ахиллеса

Лаокоон и его сыновья

Венера предостерегает своего сына Энея

Лаокоон

Апофеоз Гомера

Еврипид

ГЕКУБА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Тень Полидора – младшего сына Приама и Гекубы (II)

Одиссей – царь Итаки (III)

Талфибий – ахейский герольд (III)

Гекуба – вдова троянского царя Приама (I)

Служанка (III)

Агамемнон – царь аргосский – предводитель ахейской рати (III)

Хор из 15 пленных троянок

Поликсена – дочь Гекубы (II)

Полиместор – фракийский царь (II)

Действие в Херсонесе Фракийском, после падения Трои.

ПРОЛОГ

Предрассветный туман. Побережье моря. Вдали смутно пестреют паруса триер ахейский стан; на сцене шатер Агамемнона. Около нее появляется тень Полидора.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Тень Полидора

Приют теней и тяжкие врата

Аидовы покинул я, которых

Чуждаются и боги. Полидором

Меня зовут, и дочерью Киссея,

Гекубою, Приаму я рожден.

Когда копье ахейское грозило

Твердыням Илиона, из своей

Отец меня земли троянской к другу

Фракийскому в чертог его, таясь,

Послал. Над этой гладью Полиместор,

И для семян пригодной, и коням

Отрадною, царит. Немало злата

Приам со мной отправил тайно, чтобы,

Коль Илион возьмут, нужды его

Не видеть детям. Младшего ж из Трои

Он удалил, во мне таясь затем,

Что ни меча, ни тяжкого доспеха

Еще рукой я детской не носил.

А здесь, пока ограды стен и башен

Нетронуты стояли и копье

Не изменяло Гектору, несчастный

И брат его, фракийцу мил я был:

Как молодой побег, меня лелеял

Отцовский гость.

Но гибнет Илион.

Под солнцем нет и Гектора, и отчий

Очаг разбит, а возле алтаря,

Хранимого богами, неподвижен

Лежит Приам, десницу обагрив

Рожденному Пелидом, – и постылым

Я делаюсь фракийцу; он меня,

Злосчастного, возжаждав злата, солнца

Лишает и пучине отдает,

Сокровища присвоив.

Этот берег

Моя постель. Здесь, пеною морской

Да волнами прибоя и отбоя

Лелеемый, я насыпи и слез

Лишен, увы! Над матерью теперь,

Гекубою, воспрянул я, покинув

Телесные останки: третий день

Прошел, как я убит, и столько ж, Трою

На Херсонес сменив, томится дней

И мать моя… Недвижим флот союзный

У берегов фракийских, и ахейцы

В бездействии три дня сидят. Пелид,

Над насыпью могильною поднявшись,

Остановил движенье весел, жадных

До волн отчизны, и сестры моей

От воинов он требует, для гроба

Отрадной жертвы. И недаром царь

Добычи этой ждет: друзья присудят

Желанное ему. Сегодня мать

Должна двоих детей увидеть трупы

Моей сестры и мой: к ногам рабы

Убитого прибьет морская пена.

Я умолил властителей глубин

Подземных матери прикосновеньем

И насыпью могильною мои

Почтить останки… и свершится это.

Покуда ж пред старыми ее

Не покажусь очами я. Атридов

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.