Миры Роберта Хайнлайна. Книга 15

Хайнлайн Роберт

Серия: Миры Роберта Хайнлайна [15]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Миры Роберта Хайнлайна. Книга 15 (Хайнлайн Роберт)

ГЛАВА 1

Когда я, позеленевшая от тошноты, покачиваясь, вышла из чечевицеобразной капсулы «Бобового стебля» — космической канатной дороги на вершине горы Кения, — этот наглец мне буквально на пятки наступал. Поэтому, как только мы остались с ним наедине в переходе, ведущем ко входу в зал таможенного, санитарного и иммиграционного контроля, я была вынуждена разделаться с ним.

Честно признаться, я никогда не испытывала особой страсти к путешествиям по канатке. Невзлюбила я «Бобовый стебель» задолго до печально известной катастрофы в Кито. Просто, понимаете — когда, задрав голову, глядишь на этот трос, уходящий в небо, и не видишь, где он кончается, становится здорово не по себе. Но, увы, единственная, кроме канатки, дорога с Эль-Пятого на Землю слишком длинна и довольно дорога. А я торопилась, да и денег у меня было в обрез.

В общем, и самочувствие, и настроение у меня были самые паршивые уже тогда, когда я вышла из шаттла, доставившего меня с Эль-Пятого на стационарную станцию, но, черт подери, разве плохое настроение, да и пусть даже и тошнота — причина, чтобы вот так взять и убить человека? Нет, надоел он мне до смерти, но ведь вполне достаточно было просто избавиться от него на пару часов! Но видимо, у подсознания — своя логика…

Подхватив его под мышки, пока он не успел повалиться на пол, я быстро оттащила его к секции стоявших вдоль стен бронированных автоматических камер хранения. Торопливо обшарив верхние карманы, я нашла бумажник, в котором оказался паспорт, несколько кредитных карточек и немного наличных. Пустой бумажник я сунула обратно в карман, кредитную карточку «Дайнерз клаб» [1] вставила в прорезь на дверце и положила на ручку еще теплую ладонь своей жертвы. Дверца открылась.

Я запихнула тело в камеру и захлопнула дверцу носком ботинка, предусмотрительно вытащив кредитную карточку. Обернувшись, я увидела, что прямо надо мной в воздухе парит полицейский телеглаз.

Ну и что? В девяти случаях из десяти телеглаз мотается где ни попадя, и за время его двенадцатичасового дежурства никто может и не взглянуть на стационарный монитор.

Поэтому я решила не обращать на телеглаз внимания и поспешила к выходу, в конец перехода. Но проклятый глаз потащился-таки за мной — как я и опасалась, потому что я была единственным в переходе объектом с температурой тридцать семь градусов. Не тут-то было: секунды на три телеглаз задержался, сканируя дверцу той самой камеры, куда я заперла труп, а потом снова развернулся в мою сторону.

Только я успела задуматься, что же мне делать, как подсознание снова решило все за меня: моя карманная авторучка мигом превратилась в миниатюрный лазерный пистолет и «убила» телеглаз: он был не только «ослеплен» пучком лучей, но утратил антигравитацию и грохнулся на пол. Его компьютерная память, судя по всему, тоже не уцелела.

Пришлось еще раз воспользоваться кредитной карточкой моего незадачливого преследователя. На этот раз я подцепила ручку на дверце авторучкой, чтобы не задеть отпечатков пальцев несчастного. Я была вынуждена как следует подпихнуть «мертвый» телеглаз ногой: внутри было уже, честно говоря, тесновато. Захлопнув дверцу, я поторопилась исчезнуть из коридора. Нужно было как можно скорее поменять внешность. На счастье, станция в Кении, как и большинство портов канатки, оборудована всяческими удобствами для пассажиров по обе стороны таможенного барьера. Это мне и было нужно — вместо того чтобы сразу пойти на досмотр, я нашла ванную комнату и расплатилась наличными, чтобы принять душ и переодеться.

Двадцать семь минут спустя я не только вымылась, но успела сменить прическу, одежду и лицо — да, представьте себе, за пятнадцать минут с помощью теплой воды и мыла можно запросто уничтожить то, на создание чего уходит добрых полтора часа. Не то чтобы я горела желанием явиться перед таможенниками в своем истинном облике — просто нужно было избавиться от того внешнего вида, в котором я выполняла задание. То, что не могло быть смыто водой, отправилось в мусорный бачок-дезинтегратор: комбинезон, парик, ботинки, дорожная сумка, перчатки с фальшивыми отпечатками пальцев, контактные линзы, паспорт. В новом паспорте значилось мое настоящее имя — вернее, одно из моих настоящих имен. Там была вклеена стереофотография, на которой я была запечатлена в самом что ни на есть натуральном виде, и стоял совершенно взаправдашний штамп транзита в Эль-Пятом.

Я собралась было отправить в дезинтегратор и документы, вынутые из бумажника своей жертвы, но, проглядев их, призадумалась…

Кредитные карточки были выписаны на четыре разные фамилии. Ну а где же в таком случае еще три паспорта?

Наверное, остались в других карманах. Ну вот, поторопилась, не поискала как следует! Вернуться, что ли, и поискать? Ну да, а вдруг меня застукают за этим занятием? Я ведь как думала: заберу документы, и полицейским будет труднее установить личность убитого, а я тем самым выиграю время и успею смотать удочки, а тут… Минуточку, минуточку, это что же получается? Паспорт и карточка «Дайнерз клаб» — на имя Альфреда Белсена. Кредитная карточка «Америкэн экспресс» — на имя Альберта Бомона. Карточка гонконгского банка — на имя Артура Букмана, а карточка «Мастер Чардж» [2] — на имя Арчибальда Буханана.

Я попробовала нарисовать в уме картину преступления. Ну что-нибудь в таком роде: Бомон — Букман — Буханан только успел, бедняга, открыть дверцу камеры хранения, как на него сзади навалился проклятый злодей Белсен — убил, засунул в камеру, воспользовавшись собственной карточкой «Дайнерз клаб», закрыл дверцу и был таков. Нормально. Просто замечательно. Ну а теперь надо было замутить воду еще сильнее.

Все документы я сунула в карман жилетки: решила, что они мне еще пригодятся. Конечно, если меня станут обыскивать полностью — мне несдобровать, но я знаю уйму способов, как избежать полного досмотра: взятку сунуть, пококетничать, зубы заговорить — в общем, по обстоятельствам.

Когда я вышла из ванной, как раз шел досмотр пассажиров со следующего рейса. Подошла моя очередь. Таможенник весьма недоверчиво повертел в руках мою легкую сумочку и как бы невзначай поинтересовался ценами на черном рынке. Взгляд, которым я его одарила, вполне соответствовал тому, каким я на него взирала с фотографии в паспорте, — глупее не придумаешь. Перевернув страничку, он обнаружил вложенную в паспорт крупную купюру и тут же переменился в лице.

Я спросила у него, как добраться до лучшей гостиницы и хорошего ресторана. Он немного помялся, пробурчав, что вообще-то это не входит в его обязанности, но потом все-таки сказал, что, по его мнению, лучше всего было бы остановиться в «Хилтоне» в Найроби. Что же касается ресторана, то, если мой кошелек выдержит, он бы мне порекомендовал ресторан «Толстяк» прямо через дорогу от «Хилтона» — там лучшая кухня в Африке. На прощание он пожелал мне приятно провести время в Кении.

Я поблагодарила его от всей души и через несколько минут спустилась с горы Кения в город, о чем тотчас же пожалела. Найроби расположен выше Денвера — практически на одной высоте с Мехико, но лежит у подножия горы Кения, и отсюда рукой подать до экватора. Наверху, в космопорте, расположенном на высоте пяти с лишним километров, воздух был такой прохладный, а в городе стояла невыносимая жара и духота. Одежда моя тут же насквозь промокла от пота, ноги распухли и разболелись — сказывались перенесенные на канатке перегрузки. Да… Терпеть не могу заданий за пределами Земли, но возвращаться люблю и того меньше.

Я попыталась призвать на помощь все свои познания в области аутогенной тренировки, чтобы хоть как-то отвлечься от жары. Никакого эффекта. Пожалуй, если бы мой наставник-йог проводил поменьше времени сидя в «лотосе» и хоть раз в жизни смотался бы в Кению, пользы от его наставлений было бы побольше. Гораздо разумней было попросту скрыться куда-нибудь из-под палящих лучей африканского солнца.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.