Песенка про нибелунгов

Свердлов Леонид

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Песенка про нибелунгов (Свердлов Леонид)

Скучные сейчас времена. Люди слабые. Перевелись богатыри. Не то, что раньше.

А вот в старину народ был серьезный. Взять к примеру Зигфрида. Вот это был человек!

Жил он давно, еще до революции, семья у него была хорошая: папа королем работал. Сейчас такой принц из ночных клубов не вылезал бы: а чего — все у него в жизни есть, и на будущее перспективы ясные, но тогда порядки были другие, отец строгий, он прямо так и говорил: «Королем быть — много ума не надо. А случись революция или дворцовый переворот какой, так хрен ведь потом найдешь работу по специальности. Нет уж, пусть мальчик получит нормальную рабочую профессию — с ней не пропадет, а там уж пусть будет хоть королем, хоть кем».

Короче, пристроили родители Зигфрида в ПТУ на кузнеца учиться. А он и давай гранит науки грызть. И в учебе первый, и общественник, и спортсмен. Учителя не нарадуются, одногрупники от зависти изводятся.

Один двоечник особенно страдал. Зигфрид-то уже дипломный меч кует, а этот второгодник пока ничего кроме заточки сварганить не может. «Ну, — думает, — хоть опробую свою заточку на никчемном ботане». И стал, значит, к Зигфриду сзади подкрадываться. А Зигфрид жопой чует какое-то движение. Думает: «Наверное, спросить чего-то хотят». Он и обернулся. А меч-то в руках. Вот этот придурок с разбегу на горячий меч и наскочил.

Ответственного за технику безопасности, ясное дело, сразу под суд, а к Зигфриду преподы сбежались, поздравлять стали. «Это ж, — говорят, — самый лучший меч будет, если его кровью завистника закалили. Сносу такому мечу нет. Им теперь хоть консервные банки открывай, хоть карандаши точи. Хочешь — брейся, хочешь — сталь руби. Для чего угодно такой меч пригоден».

Зигфрид обрадовался. «Надо, — думает, — такой артефакт употребить по-умному». Мозгами пораскинул и решил взять кассу нибелунгов.

Нибелунги в те времена были самыми богатыми. Им Сокровище Нибелунгов принадлежало. Поэтому их нибелунгами и называли.

Хранилось это сокровище, как водится, в пещере, а охранял его, сами понимаете, дракон. Не слабый такой дракон. Рыцарей сто к тому времени он уже во внутрь употребил. А не рыцарей — так тех вообще никто не считал. Много народу по недоумию или от жадности за сокровищами лезло, так что голодать дракону не приходилось.

Вот и теперь увидел он Зигфрида, подумал, что очередная закуска идет. Ну, откуда ж рептилии знать, какой у Зигфрида меч заготовлен! Вот он, значит, и ломанулся без всякой тактики. Тут-то наш богатырь его в салат и порубил. Мясо летит, кровища хлещет. А Зигфрид быстренько одежку скинул, в драконьей крови искупался и крут стал до неописуемости.

Искупаться в драконьей крови — самый большой апгрейд, какой рыцарь себе сделать может. После этого его можно в упор из пулемета расстреливать — пули отскакивать будут, можно в доменной печи париться, даже собственный меч-кладенец его брать не будет.

Так что стал после этого случая Зигфрид самым главным богатырем на всем средневековом пространстве.

Ну, и богатым тоже стал. Сокровища-то теперь его.

Заходит он, значит, в пещеру, а там золото, валюта, ценности всякие. Но он на это все даже не смотрит. Видит — в углу колечко лежит. Невзрачное такое. А у Зигфрида глаза-то и загорелись.

— Что это, — говорит, — за колечко?

Ему объясняют:

— Это, Зигфрид, как ты сам мог бы и догадаться, Кольцо Нибелунгов. Только ты его лучше не трогай. Целее будешь.

— Да я уж понял, что Кольцо Нибелунгов, — Зигфрид отвечает. — Вы мне тут голову не морочьте. Рассказывайте быстро инструкцию к артефакту. Куда нести, кому отдать.

Видать, хоббиты у парня в роду были.

Ну, там видят, что человек простых путей не ищет. Объясняют:

— Отнести кольцо надо в Исландию. Живет там Брунгильда. Королева она там. Баба, вроде б, во всех отношениях правильная: красавица, спортсменка, школу боевых магов с отличием закончила, в обществе валькирий состоит. Одна беда: характер дерьмовый. Да что уж там! Просто стерва. Принципы строгие: мало того, что до свадьбы ни-ни, так ведь она ж и замуж ни за кого не идет. Нахрена такие бабы вообще нужны? Короче, достала она всех вусмерть. И напоследок местного бога обидела: не дала ему, то есть. Вот бог и говорит: «Раз не хочешь со мной спать, так и спи одна. Вечным сном». Вот она, значит, теперь и отсыпается. В принципе, такое положение всех устраивает. Но если спокойная жизнь не для тебя придумана, то можешь надеть Брунгильде это кольцо и увидишь, что будет.

Вот Зигфрид в Исландию и помчался. Прибежал туда, по храпу нашел Брунгильду. Лежит она, значит, как и рассказывали, и дрыхнет. Зигфрид Белоснежке этой кольцо, значит, напялил, она проснулась, смотрит на него, лыбится как Мона Лиза. «Ты, — говорит, — мой герой. Я, — говорит, — тебя всю жизнь ждала. Побежали скорее, пока загс не закрылся».

Кто уж разберет, чего ей там приснилось, что она такие номера откалывать стала. Но Зигфрид реально стреманулся. «Это вы, — говорит, — гражданочка, бросьте. Молодой я, рано мне жениться. Я еще на воле погулять хочу». И бочком-бочком вон из Исландии.

А Брунгильда смотрит ему вслед в недоумении и удивляется: первый случай в ее практике, чтоб мужик ее обломал. До сих пор всегда наоборот было. И что такое случилось? Прическу помяла, пока спала — не иначе.

А Зигфрид отправился путешествовать, гулять на воле, как и говорил. Подвиги всякие совершал, войны выигрывал, с бургундским королем закорешился, а как его сестру Кримгильду увидел, так сразу и не мила ему эта воля стала. Пошел он к королю и давай руки кримгильдиной просить. А король ему и отвечает:

— Ты, Зигфрид, наш человек, я тебя глубоко уважаю, и в целом никаких возражений к твоему запросу не имею. Но, по закону жанра, квест, конечно, будет. Есть у меня одна личная проблема: не дает никто. Так что, боюсь, если я ваше с Кримгильдой счастье увижу, то помру от зависти, и народ мой осиротеет. Допустить такого я не могу, так что ставлю тебе задачу: найди мне бабу и женись сколько хочешь.

А Зигфрид и рад.

— Знаю, говорит, одну, которая на все согласная.

Поволок он, значит, короля в Исландию, приводит его к Брунгильде и говорит:

— Ты, помнится, замуж очень хотела. Так вот, я тебе жениха нашел.

Брунгильда аж в лице переменилась.

— Ты кого, — говорит, — сюда притащил, придурок?! Что мне с этим чучелом прыщавым делать прикажешь?

Зигфрид растерялся. Чувствует, что что-то не так сделал, выкрутиться пытается:

— А он, на самом деле, не чучело, а как раз очень крутой. Круче меня. Я, вообще-то, у него вассалом работаю.

Соврал, конечно: не был Зигфрид никаким вассалом. Но надо ж ему было как-то свой поступок объяснить, вот он и ляпнул, что король — его начальник. А врать нехорошо. Ему это потом боком вышло.

— Ладно, — говорит Брунгильда, — раз такое дело, устрою твоему протеже испытание. У меня тут обычай такой: если кто победит меня в исландском троеборье: метание копья, молота и фехтовании, то, ладно, пусть женится. А нет — драконам скормлю.

В общем это правильный взгляд: муж, конечно, должен быть сильнее жены, но если такого ждать, то можно ведь на всю жизнь в девках остаться, да и женихов всех угробить. Ну, не было в мире ни одного мужика круче Брунгильды. Зигфрид только, но у этого душа к другой лежала. Да и не до такой степени он был любителем экстрима. Дракона грохнуть или армию какую-нибудь разгромить — дело минутное, а жениться на Брунгильде — это ж на всю жизнь. Хорошая Брунгильда девушка. Но стерва. Вот ведь незадача!

А король, как слова Брунгильды услышал, так чуть не обделался. Схватил Зигфрида за рукав, в угол оттащил.

— Ты куда, — говорит, — меня привел?! Она ж психическая! Она меня драконам скормит.

А Зигфриду-то надо выкручиваться.

— Ничего, — отвечает. — Не боись! Выкрутимся.

Надел он шапку-невидимку и за короля все испытания прошел.

Брунгильда вся в растерянности. Не ожидала она от жениха такой прыти. Чувствует, что что-то не так, а сделать ничего не может: доказательств нет, а обещание дано. Надо, значит, замуж.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.