Царь Саул

Пронин Валентин Александрович

Серия: Всемирная история в романах [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Царь Саул (Пронин Валентин)

ОТ АВТОРА

Личность Саула, первого древнеизраильского царя, привлекла автора своим правдоподобным жизненным положением и трагичностью судьбы, что вполне естественно для судьбы простого земледельца, избранного народом на царство. Создавая литературный образ Саула, человека сильного, простодушного, самоотверженного, одарённого полководца и правителя, автор отказывается от мистической туманности библейского текста и стремится к картинам многообразного земного мира, к предметности, внимательности к деталям, звучности и красочности.

Избрав сюжетом своей книги отрывок из Библии [1] , автор счёл необходимым произвести замену некоторых традиционных наименований.

Дело в том, что при окончательном оформлении (IV—III вв. до н.э.) ветхозаветные тексты претерпели воздействие общегреческого языка «койнэ», распространённого в эпоху эллинизма по всему Средиземноморью. Этот искусственно созданный язык многое преобразил в библейских сказаниях при их переводе с древнееврейского, а затем с греческого на другие языки. Так в русском варианте появились «израильтяне», «филистимляне», «вавилоняне», «хеттяне», «моавитяне» и пр.

Автор устранил эту навязчивую условность. Вместо «израильтяне» предпочтительно писать «эшраэлиты» или «ибрим»; вместо «филистимляне» — «пеласги» или «пелиштимцы»; вместо «хеттяне» — «хетты»; вместо «моавитяне», «мадианитяне» — «мохабиты», «мадьяниты» и т.д. Такое изменение приближает названия древних народов к их первоначальному произношению.

Что касается ветхозаветной топонимики и обозначений населённых пунктов, то и здесь автор стремится к наименованиям, естественным для выбранного региона, избегая традиционной искусственности. Например, река Иордан — Ярдон. Здесь автор придерживается версии, подтверждающей индоевропейское название реки. Дальше названия городов: Иерихон - Ярихо; Хеврон - Хебро(н); Иерусалим — Ярусалем или Ершалайм (у эшраэлитов); Вифлеем — Бет-Лехем; Вирсавия — Беер-Шаба и т.п.

По-другому произносятся традиционные имена. Праотцы Авраам, Исаак, Иаков (Израиль) изменены на Абарагама, Ицхака и Якуба, он же Эшраэль. И наиболее известные персонажи: Моисей-Моше; Аарон-Ахаро; Самсон-Шамшо; Самуил-Шомуэл; Давид-Добид; сын царя Саула Ионафан-Янахан; побеждённый Саулом аммонитский царь Наас-Нахаш; отец Саула Кис-Киш; отец Давида Иессей-Ешше; филистимский (пелиштимский) великан Голиаф-Галат; такие имена, как Иуда-Юда, Симеон-Шимо(н), Манассия-Манаше и пр. Таким же образом изменяются женские имена.

При написании этой книги в фонетике имён и названий, по возможности, исключались звукосочетания «ио», «иу», «ие», «ии», «оа», «аа»; — сомнительны и окончания имён «он», «ай», «ей» и др. (сравните греческие имена, Агамемнон, Менелай, Одиссей).

Тем не менее автор оставил неизменным имя главного героя — Саул (а не «Савл» или «Шабел») из чисто эстетических соображений. То же самое допускается в ряде других случаев.

Думается, указанные замены придадут этому повествованию б'oльшую достоверность и вместе с тем обновлённость.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СТРАНА ЦАРСКИХ ДОРОГ

Вступление

Каменистая Синайская пустыня переходит к северу в благодатную страну Ханаан [2] . Здесь с древнейших времён пролегали дороги купцов и воинов Кеме [3] , царства фараонов, носивших у рей — золотую змею на красно-белой короне. Во многих городах Ханаана не одно столетие размещались египетские гарнизоны, взимавшие поборы с местных князей. А вдоль плещущего пенным прибоем моря мерно шествовали вереницы нагруженных ослов и верблюдов.

Путь этот вёл к столице огромного царства хеттов, средоточию мощных крепостей и роскошных капищ неведомых богов. В тогдашнем мире говорилось, что хетты самый заносчивый и воинственный народ из всех народов, живущих на земле. От них к берегам Нила доставляли коней чёрной, как ночной мрак, и, подобной пламени, рыжей масти. Из царства хеттов привозили боевые бронзовые колесницы и отточенные до синевы мечи из железа.

Этот металл был ещё недоступен многим народам. За железный меч отдавали целую деревню с людьми и угодьями. Взамен коней и железа Египет посылал хеттскому царю блистающее на солнце золото, ласкающий глаза лазурит, слоновую кость и эбеновое дерево.

По пути к Хаттушашу [4] караваны обязательно заходили в города людей пелиштим или пеласгов [5] , как они себя называли. Пеласги враждовали со многими областями Ханаана и даже с египтянами, от чьего ига они за последние двести лет сумели освободиться. Теперь они сами обкладывали данью города и селения. Пеласги приплыли некогда из-за моря; их верховный бог Дагон изображается в виде безбородого мужчины с веслом, а иногда в виде рыбы. Как и надменные хетты, пеласги имеют железное оружие. Мудрецы рассказывали любопытным, будто «народы моря», близкие пеласгам по расе и языку, завладели множеством чужих земель и вторгались не раз в ослабленный внутренними распрями Египет. Лишь после длительной кровопролитной борьбы одному из фараонов удалось разгромить флот захватчиков и отогнать их от дельты Нила.

Царская дорога не минует и трёх знаменитых портов у побережья Великой Зелени [6] : Тира, Гебала и Сидона. Причём Тир в далёкую старину был построен легендарными пришельцами — потомками богов — и произносился как Цур. «Сынами Анака» называли себя здешние люди, ставшие известными под именем финикийцев.

Сыны Анака были коренастые, горбоносые, с резкими чертами лица, жёсткими от морской соли бородами, смелым нравом и неутомимой жаждой наживы. Они строили просмолённые крутобокие корабли, бесстрашно плавали по бурным волнам и торговали хлебом, вином, оружием, украшениями, тканями и рабами. В сопредельные государства они доставляли морем огромные кедры Ливанских гор.

Прибывшие в Ханаан с дальних островов купцы не раз сообщали о том, что сыны Анака нападают на встречные корабли, на прибрежные поселения и занимаются самым отъявленным разбоем. Женщины в их знаменитых портах не отличаются скромностью. Они часто предлагают себя путешественникам за серебряные шекели — овальные монетки с изображением рогатой головы бога Мелькарта, или же бесплатно отдаются на порогах храмов во имя богини Ашторет. Преступников здесь не побивают камнями, не бросают в воду, не привязывают, как у хеттов, к хвосту необъезженной лошади. У финикиян осуждённого прибивают к столбу с перекладиной и устанавливают столб на возвышенности под беспощадным солнцем.

Люди ибрим [7] , пришедшие из Синайской пустыни, военной силой сумели захватить несколько городов Ханаана, истребив в них неё население и даже животных. Некоторые из них, называемые также «дети Эшраэля», более мирно расселились среди ханаанских народов, научившись со временем земледелию и ремёслам, превратившись в жителей городов, в хлеборобов и виноградарей. Часть детей Эшраэля продолжала вести полукочевую жизнь, ночуя в шатрах из козьей шерсти, подобно аморреям с их богом Мильком в виде крылатого быка, мохабитам, поклоняющимся идолу бараноподобного Баал-Тегора, потомкам Амалика, вечным разбойникам, угоняющим чужие отары, аммонеям и прочим прокопчённым у пастушеских костров племенам, чьи кудлатобородые шейхи со временем объявили себя царями.

Став похожими на оседлых, любящих земледельческий труд хананеев, но невольно оставляя в сердце место для морали необузданных кочевников, люди ибрим поначалу отвергали разноплеменных языческих богов. Они следовали заповеди праотцев Абарагама, Ицхака, Якуба и закону, полученному пророком Моше [8] на священной горе Хорив, почитая единого Йахбе (иные говорили Яхве или Ягбе), бога невидимого, всемогущего и беспощадного, избравшего смуглый народ ибрим своим молитвенником и ответчиком.

Алфавит

Похожие книги

Всемирная история в романах

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.