Золотая стрела и бабочка

Брайан Лисса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золотая стрела и бабочка (Брайан Лисса)

Лисса Брайан - Золотая стрела и бабочка

Перевод: Solitary-angel Сверка: Solitary-angel, Renka Редактура: Лайла Обложка: Solitary-angel Книга переведена специально для сайта: World Selena: www.worldselena.ru

Аннотация

Хотя Эрос – бог любви, сам он никогда не испытывал подобных чувств. Однако, несмотря на это, его непостижимым образом тянет к красивой молодой смертной. И когда одна из его золотых стрел по ошибке поражает Психею, Эрос забирает ее на Олимп, чтобы спаси от неминуемой участи. Ведь отныне ей суждено влюбиться в первого встречного.

Психея в ужасе. Она просыпается в странном месте с завязанными глазами в компании неотразимого мужчины, утверждающего, будто он – греческий бог.

Что произойдет, когда повязка спадет с глаз?

ГЛАВА 1

Его цель близко. Эрос чувствовал это. Невидимый и неосязаемый для суетящихся вокруг людей, которые становились в очередь или занимали столики, он оглядел кафетерий в торговом центре.

Вот она. Цель. Рыжеволосая девушка с подносом в руках. Он проследил за ней, готовясь к четкому выстрелу. Рыженькая отодвинула стул и села, а потом принялась расставлять еду для себя и подружки. Он поднял лук и стрелу с зазубринами.

И именно тогда увидел ее. Руки с возведенным оружием опустились. Несмотря на боль, он приблизился к ней, пытаясь услышать нежный голос среди гула толпы. Облачена в легкий сарафан из хлопка, темно-каштановые волосы связаны лентой на затылке, хотя несколько непокорных прядей, несмотря на все ее усилия, как всегда выбились из прически. Она ненавидела свои волосы и буйство непокорных кудрей. А он считал их самыми красивыми в мире.

Хотел бы Эрос иметь возможность подойти к ней сзади, обнять и поцеловать мягкий изгиб шеи. Обвести контуры крошечной татуировки на лопатке. Бабочка – причудливая дань ее имени. Для Эроса она всегда будет Психеей. Его бабочкой. И, так же как и бабочками, он мог лишь издали любоваться ее красотой.

Остальные звали девушку Алексис. Вторым именем стала называть ее мама после развода с мужем-греком, и оно прилипло к Психее до совершеннолетия.

Эрос не мог понять, почему именно эта смертная так его очаровывала. Но он с уверенностью мог сказать, что она взывала к нему, как ни одно другое существо – смертное или бессмертное – за тысячелетия, которые он бродит по Земле. Бесспорно, она красивая и добрая, но в его жизни таких было немало. Только Эрос знал, что она особенная. От звука ее мягкого смеха он забыл, как дышать, и пошел к ней словно привороженный.

В голове раздался шепот: «Ты здесь по работе, и ее нужно выполнить».

Вскинув голову, он отыскал взглядом мужчину, которого рыженькой суждено полюбить. Парень с газировкой и бутербродом на пластиковом подносе.

Эрос снова поднял лук и прицелился в рыжеволосую. И прежде чем пальцы соскользнули с тетивы, Психея ойкнула, пролив на себя напиток, и этим в последний момент отвлекла Эроса. Он с ужасом смотрел, как стрела пролетела через комнату и поразила грудь Психеи. Разлетелось облако золотой пыли.

Он в панике бросился через комнату, даже не пытаясь уворачиваться от людей. Они оглядывались и ежились. Смертные испытывали леденящий холод всякий раз, когда он проходил сквозь них.

Психея все еще вытирала салфеткой сарафан, тихо ругаясь себе под нос.

– Черт бы все побрал!

Она стала наклонять голову, и его внутренности скрутило леденящее отчаянье. Она влюбится в первого мужчину, на которого посмотрит после удара стрелы. Если бы он только смог...

Эрос успел вовремя и прошептал заклинание. Психея покачнулась, её лицо лишилось красок, и она соскользнула со стула. Он подхватил девушку, не дав упасть на пол, и они исчезли.

***

Темно. Вокруг кромешная тьма. Она лежала на чем-то мягком. Кровать? Алексис села и потянулась руками к лицу. У нее были завязаны глаза. Она взялась за край ткани.

– Не надо, – произнес мужской голос, и она вздрогнула. – Не снимай ее, Психея.

– Кто вы? Откуда вам известно мое имя? Мое настоящее имя.

Он не ответил.

– Пожалуйста, – прошептала она. – Прошу, только не делайте мне больно. Я сделаю все, о чем вы попросите. Просто позвольте мне уйти.

Он говорил так тихо, что она едва могла услышать, хотя очень внимательно прислушивалась к каждому звуку.

– Психея, я никогда не смогу тебя обидеть. Но и отпустить не могу.

Она начала всхлипывать, но постаралась взять себя в руки. Ей нужно быть смелой. Обдумать всё спокойно и хладнокровно, а потом дождаться шанса и сбежать. Только попытки успокоиться казались такими же тщетными, как и желание замедлить бег грохочущего сердца. Она глубоко вздохнула.

– Кто вы, и почему я здесь?

– Я... – голос дрогнул. – Друг. Клянусь, тебе ничего не угрожает. Я отпущу тебя, как только исправлю свою ошибку.

– Вам не нужно ничего исправлять. Просто отпустите меня, и я обещаю, что никому ничего не скажу.

– Дело не в этом. Если я тебя отпущу сейчас, ты... будешь в опасности.

– Из-за чего?

Его голос снова стих до едва уловимого шепота.

– Я не могу тебе сказать.

Она услышала скрип и шорох ткани. Тихие шаги по деревянному полу. Кровать просела, когда мужчина присел на краешек около нее. Не в силах сдержать рвущийся на волю крик, Алексис съежилась. Она жутко сожалела, что вместе с Тарой не ходила на курсы самообороны.

Он вздохнул.

– Я не причиню тебе вреда.

– Без обид, но у меня нет никаких оснований вам доверять. Я даже не знаю вашего имени.

– Эрос.

– Эрос?! Как греческий бог любви?

– Да. – В его голосе послышалось веселье.

Она снова глубоко вздохнула.

– Откуда вы знаете мое имя?

– Я очень многое о тебе знаю.

– Так вы... Вы что, следили за мной?

– Не так, как ты думаешь, – ответил он. – Я никогда не собирался с тобой встречаться, но произошел... несчастный случай. Случилось то, чего не должно было произойти, и теперь я должен все исправить.

Она почувствовала легкое прикосновение к щеке и судорожно втянула воздух, изо всех сил стараясь не отшатнуться и не дрожать.

Эрос снова вздохнул. Кровать дрогнула, когда он поднялся.

– Когда я уйду, ты сможешь снять повязку, но ты должна пообещать завязывать глаза всякий раз, когда я рядом. Знаю, ты благородная и сдержишь слово. Ты клянешься?

Чтобы снять эту треклятую повязку, она готова поклясться в чем угодно.

– Обещаю.

– Устраивайся поудобнее и постарайся успокоиться. Я отправлю тебе еду. – Он помолчал. – Пожалуйста, не пугайся, если никого не увидишь. Это место очень... отличается от твоего мира, но здесь тебе не причинят вреда.

– Где мы? – шепотом спросила Алексис.

– На Олимпе.

С этими словами он покинул комнату, заперев за собой дверь.

ГЛАВА 2

«Олимп?! И что это значит?»

Психея сняла повязку и осмотрелась. Она лежала на огромной кровати со столбиками и тончайшим балдахином. Сама комната была гигантских размеров. Возле камина стоял низкий столик, окруженный двумя диванами. В каждой из стен огромные прямоугольные отверстия. Ветерок шевелил легкие занавески.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.