Техника и вооружение 2002 03

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Техника и вооружение 2002 03 (Автор неизвестен)

Владимир Ильин

"МСТА" В XXI веке

В первые послевоенные годы Советский Союз являлся безусловным мировым лидером в области разработки и производства полевых артиллерийских систем. Отечественная артиллерийская школа считалась самой передовой в мире, а новые артсистемы, созданные на основе опыта Второй мировой войны и прошедшие «обкатку» в ряде локальных конфликтов, превосходили лучшие зарубежные аналоги 1940-1950-х гг.

Однако на рубеже 1950-1960-х гг. по ряду субъективных причин, обусловленных, в значительной степени, непониманием высшим политическим руководством страны (а в первую очередь — лично Н.С.Хрущевым) роли и значения традиционных (не ракетно-ядерных) средств вооруженной борьбы, отечественной артиллерии был нанесен тяжелый удар. Его последствия сказывались в течение длительного времени.

Вместе с тем в конце 1950-х — начале 1960-х гг. в ряде западных стран (в первую очередь — в США), военное строительство в которых было в меньшей степени подвержено политическому «волюнтаризму», была создана система полевых самоходных орудий нового поколения калибром 105, 155 и 203 мм, сочетающая повышенную дальность стрельбы, высокую тактическую и огневую маневренность и хорошую защищенность.

В частности, характерными особенностями 105- и 155-мм дивизионных самоходных гаубиц М108 и М109, поступивших на вооружение американской армии в 1961 г., были:

— облегченная, специально разработанная гусеничная база;

— наличие вращающейся, закрытой, полностью бронированной башни;

— ствол, снабженный мощным дульным тормозом и эффективной эжекционной системой;

— экономичная дизельная силовая установка, обеспечивающая довольно высокую удельную мощность, сочетающуюся с большим запасом хода.

Широкое применение легких алюминиевых сплавов позволило сохранить массу новых американских артсистем в относительно низких пределах (соответственно, 20,8 и 23,8 т), что обеспечило им возможность перевозки по воздуху на стратегических и оперативно-стратегических военно-транспортных самолетах С-124 «Глоубмастер» II, С-133 «Каргомастер» или С-141 «Старлифтер» (а для М108 — даже на тактическом BTC С- 130 «Геркулес»). По сравнению с американскими полевыми орудиями предшествующего поколения заметно выросла и дальность стрельбы новых систем (достигшая, соответственно, 13,7 и 18,2 км).

В то же время работы по отечественным послевоенным САУ (СУ-152Г, СУ- 15011, СУ-152 «объект 120» и другим), которые велись в конце 1940-х — первой половине 1950-х гг., так и не были доведены до стадии серийного производства. Следует заметить, что опытные послевоенные САУ, создававшиеся в Советском Союзе, несмотря на некоторую концептуальную общность с западными разработками (применение более мощных, чем у их предшественников, орудий и специальных, более легких, чем танковые, шасси, внедрение в конструкцию САУ легких сплавов), по прежнему рассматривались как средство поддержки пехоты и танков. Они предназначались для применения, главным образом, при стрельбе прямой наводкой. В этом заключалось принципиальное отличие советских САУ от НАТОвских самоходных систем нового поколения, создававшихся для решения традиционных для гаубичной артиллерии задач огневого поражения с закрытых позиций.

В начале 1960-х гг. в Советском Союзе начала складываться новая концепция развития полевой артиллерии. При этом приоритет отдавался, в первую очередь, созданию перспективных самоходных орудий, по своим характеристикам превосходящих американские аналоги. В то же время параллельно с каждой САУ предполагалось разработать и ее более дешевый буксируемый вариант.

САУ 2С1 ’’Гвоздика"

САУ 2СЗ "Акация"

В эти же годы формируется и новое поколение талантливых конструкторов-артиллеристов (Ю. Н. Калачников, В.А.Голубев, А.Г.Новожилов, Ю.В. Томашов, А.Г.Шипунов, А.Ф.Шабанов и др.).

Необходимость скорейшего создания в СССР современных самоходных артиллерийских систем была подтверждена опытом локальных войн 1960-х годов. Так, анализ применения артиллерии в ходе т. н. «войны на истощение» — позиционных боев, развернувшихся вдоль Суэцкого канала по линии фронта между Египтом и Израилем в 1967–1970 гг. — показал, что буксируемые орудия (в частности, 130- и 180- мм пушки, использовавшиеся, в основном, для контрбатарейной борьбы) весьма тяжелы для маневра в современных условиях. Кроме того, расчеты этих орудий (а также 152-мм гаубиц) не могли обеспечить необходимый темп огня. В то же время израильская артиллерия, имевшая большое число самоходных орудий, показала весьма высокую боевую эффективность.

Разработка советских самоходных орудий второго послевоенного поколения — 122-мм гаубиц 2С1 «Гвоздика» и 2С2 «Фиалка», а также 152-мм гаубицы 2СЗ «Акация» — началась в 1967 г., со значительным временным отставанием от США. К работе были подключены коллективы под руководством А.Ф. Белоусова, Н.С. Петрова, Г.С. Ефимова, Ю.Н. Калачникова, Н.С. Попова, Г.И. Сергеева, Ю.В. Томашева. Координацию работ по программе осуществляло Главное ракетно-артилерийское управление, возглавлявшееся в 1965–1983 гг. маршалом артиллерии П.Н. Кулешевым.

В результате напряженных усилий разработчиков, заказчиков и предприятий промышленности уже в 1971 г. на вооружение была принята САУ «Гвоздика», а в следующем году — «Акация» («Фиалка», предназначенная для ВДВ, так и осталась в опытных экземплярах). По своим характеристикам новые отечественные самоходные системы соответствовали или несколько превосходили американские аналоги — САУ М108 и М109.

«Гвоздика» и «Акация» неоднократно модернизировались. Они применялись (и продолжают применяться) во многих локальных конфликтах последнего времени. В частности, в 1991 г. в составе иракской армии эти системы успешно использовались в ходе боевых действий в Кувейте, показав себя не хуже, чем их более современные зарубежные соперники — самоходные гаубицы М109А2 (США) и GCT (Франция).

В конце 1970-х — начале 1980-х гг. в Советской Армии начали складываться требования к артиллерийским системам нового поколения. Возросшая мощь фронтовой ударной и армейской авиации (получившей на вооружение первые образцы высоэффективного высокоточного оружия), угроза применения тактического ядерного оружия нового поколения (в частности, пресловутых нейтронных боеприпасов), успешные работы в области создания разведывательно-ударных комплексов — все это требовало от самоходной артиллерии большей гибкости применения, способности к рассредоточению и автономным действиям, увеличенной дальности поражения целей и скорострельности.

В результате в 1980-х гг. начался очередной этап развития отечественной артиллерии, характеризуемый тем, что наряду с трационными путями повышения могущества артиллерийских систем (скорострельность, дальнобойность, маневренность) все большее внимание начало уделяться автоматизации процессов ведения огня, повышению автономности отдельных орудий, а также комплексированию огневых средств с соответствующими наземными и воздушными средствами управления. На смену «классическим» орудиям шел «интеллектуальный» артиллерийских комплекс, объединяющий средства обнаружения целей, системы передачи и обработки информации, а также собственно артиллерийскую компоненту.

Параллельно с этим начался процесс последовательного сокращения типов находящихся на вооружении сухопутных войск буксируемых и самоходных систем. В полковом, дивизионном и армейском звеньях (где ранее использовались гаубицы, пушки-гаубицы и пушки калибром 76, 85, 100, 122, 130 и 152 мм) было решено перейти на единый калибр 152 мм с унификацией номенклатуры применяемых боеприпасов. Если для артиллерийских систем предыдущего поколения корректируемые и управляемые боеприпасы рассматривались как некая «экзотика», то теперь они должны были стать штатным элементом вооружения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.