Потусторонний детектив. Третье дело

Безымянный Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Потусторонний детектив. Третье дело (Безымянный Андрей)

Третье д ело

- Я в отчаянии!
- привычно для Вит Саныча начал посетитель - крепкий, породистый, но какой-то разболтанный мужчина возраста Христа.
- Выбор невелик - или вы мне помогаете, или я покончу с собой.

- Спокойнее, - попросил детектив.
- Вы слишком задираете планку. Мне неудобно так будет работать.

- Тогда я не знаю, что делать, - мужчина откинулся на спинку дивана и уставился на потолок. Он удобно устроился и еле удержался от зевоты.
- Там паутина, - он показал в дальний угол комнаты.

Вит Саныч внимательно осмотрел странного типа и несмело спросил:

- У вас есть близкие люди?

- Жена здесь во дворе гуляет с дочкой, - очнулся посетитель.
- Дышат свежим воздухом, пока я с вами здесь разбираюсь.

- Это вы так решили, - предположил Вит Саныч.

- Я, - с вызовом ответил посетитель.
- Дело очень серьёзное, незачем травмировать слабые души. Это моя беда...

- Понятно, понятно, - замахал руками детектив.
- Представьтесь, пожалуйста.

- Извините, забыл, - посетитель улыбнулся сквозь слёзы на глазах.
- Иванов Пётр Семёнович.

- Жену и дочку как величают?
- поинтересовался Вит Саныч.

- Любовь Михайловна и Анюта, - ответил мужчина.
- А вам зачем?

Детектив закатил глаза и пожелал себе терпения.

- Значит, так, - сказал он, вернувшись к посетителю.
- Если вы хотите, Пётр Семёнович, чтобы я взялся за ваше дело, пригласите Любовь Михайловна и Анюту сюда.

- Почему?
- удивился посетитель.

- Вы находитесь в стрессовом состоянии и ваше внимание гуляет по всем сторонам света, - объяснил Вит Саныч.
- А вчетвером мы как-то разберёмся. Сколько Анюте лет?

- Восемь.

- Замечательный возраст. Прошу вас, пригласите от моего имени их сюда. Пусть посидят здесь на диване.

- Сейчас, - посетитель достал мобильный телефон.

- У меня нет приёма, - кивнул на телефон детектив.

- Как?
- удивился Пётр Семёнович и уставился на экран.
- Действительно.

Потом он критически осмотрел комнату и спросил:

- Телевизора и компьютера тоже нет?

- Тоже, - ответил Вит Саныч.

- Чудно.

- Извините, - холодно сказал детектив, - но у меня ещё есть дела.

- Хорошо. Пусть будет по-вашему, - Пётр Семёнович рывком поднялся и мигом скрылся за дверью.

Пока посетитель не вернулся, Вит Саныч обдумывал несуразности его поведения. Чутьё детектива подсказывало ему, что всё это неспроста - крайнее отчаяние и клоунада, семья в ожидании за порогом. Еле слышные мурашки пробежали по хребту - недобрый знак.

В зеркало, специально повешенное на стене, детектив видел, как Пётр Семёнович завёл жену и дочь к нему в коридор. Посетитель по хозяйски включил свет и наблюдал, как жена достала из сумки расчёску, привела в порядок свои рыжие кудряшки, нежно расчесала длинные тёмные волосы дочери. Когда она наклонилась, чтобы снять обувь, Пётр Семёнович махнул рукой и тихо сказал:

- Не надо. У него тут полный бардак.

Он выключил в коридоре свет и семья, наконец, зашла в комнату. Вит Саныч галантно поздоровался и показал на диван. Пока гости умащивались, детектив поближе разглядел новых посетителей. Любовь Михайловна было обычной женщиной во всех смыслах этого слова. Она пару раз что-то шепнула на ухо дочке, но та каждый раз резко отрицательно мотала головой. Сама Анюта оказалась бледной курносой девочкой с опущенными уголками губ. Она зажала ладони между коленями и в упор смотрела на хозяина.

- Анюта всегда такая бледная?
- спросил Вит Саныч.

- Ну, она всегда взрослая - приятным голосом ответила Любовь Михайловна.
- А так - здоровая девочка. Наверное, у вас тут что-то с освещением.

- Возможно, - согласился хозяин и приступил к делу.
- Первый визит вашего мужа проходил несколько надрывно. А сейчас, я вижу, всё закончилось апатией.

Действительно, Пётр Семёнович молча сидел в углу дивана и смотрел в окно.

- Вы сами так хотели, - обидчиво откликнулся посетитель.

Вит Саныч согласно кивнул головой и спросил Любовь Михайловну:

- Что волнует вашего мужа?

Любовь Михайловна взглянула на Петра Семёновича и, сложив брови домиком, ответила детективу:

- Вит Саныч, чтобы вы правильно понимали - два раза он обследовался в больнице. Петя абсолютно здоров.

- Абсолютно?
- переспросил Вит Саныч.

- Да, - подтвердила женщина.
- И психически тоже. А всё валится у него из рук. Ко всему пропал интерес. Говорит - голова разрывается. Я ему верю. То, что любил, сейчас раздражает. Прямо до чесотки на руках. Хоть Петя упрямо пытается всё продолжать...

Вит Саныч слушал эту обычную, в общем, для него историю и ощущал на себе сверлящий взгляд Анюты.

- Это правда?
- обратился детектив к мужчине.

- Да, - вздохнул тот.
- Что-то случилось. Всё в последнее время пошло не так. Работу любил, и ценили там. Так меня что-то скукожило, три прогула за месяц. Просто лежал, хоть сердце колотилось, смотрел в потолок, понимая, чем это кончится. Выгнали, конечно. Сейчас живу случайными заработками. Отец умер, родной мой батя. Надо лететь на похороны, а меня как разбило - поверите, дышать не мог. Дома валяться было стыдно. Я оделся, вышел во двор, но вместо аэропорта ноги повернули в сквер, на скамейку к старикам. Они бубнят что-то, в шахматы играют, а я, немощный, в душе слезами обливаюсь и гляжу на часы. Только наступило время вылета моего самолёта - в глазах развиднелось, опять задышал полной грудью, руки и ноги налились силой. Что это за стыдобище? И так во всех моих начинаниях, со всеми людьми. Дохлятина, а не жизнь.

- Вы деятельный человек?
- спросил Вит Саныч.

- Человек только таким и должен быть. Один раз живём, - привычно ответил Пётр Семёнович.
- За каждый день должен быть спрос. И я сейчас каждый день себя расстреливаю.

Любовь Михайловна сочувственно погладила его по руке и спросила Вит Саныча:

- Как вы думаете - это проклятие?

- Мама!
- недовольным голоском отозвалась Анюта, не отводя взгляд от детектива.
- Забирай папу и идём отсюда.

- Действительно, взрослая, - отметил Вит Саныч, мельком посмотрев на девочку.
- Анюта с детьми не любит играть?

- Ой, вы знаете, - виновато вздохнула Любовь Михайловна, - она нетерпеливо ждёт, когда вырастет. И ведёт себя соответственно.

- Ну, если Анюта так хочет, - развёл руками Вит Саныч, - вы можете идти.

- А папа?
- резко спросила бледная девочка.

- Останется, - твёрдо сказал детектив.

- Тогда и мы останемся, - следом откликнулась Анюта.

- Значит, сиди молча!
- пробурчала ей Любовь Михайловна и несмело повторила Вит Санычу: - Так как насчёт проклятия?

- Ясно одно, - ответил тот.
- Ваш муж ведёт себя не так, как должен.

Теперь все трое уставились на детектива.

- Объяснитесь, - потребовал Пётр Семёнович.

- Нет, уж, - возмутился Вит Саныч, - спрашивать буду я!

- Ладно, извините, - неохотно сказал посетитель.

- Любовь Михайловна, - обратился к женщине хозяин, - скажите - вы цените мужа, действительно переживаете за него? Уж очень вы хладнокровны.

- Конечно, ценю, - у женщины покраснели щёки.
- Но ведь были времена и похуже. Петя ещё авторитета не имел, бегал, искал работу. Я тяжело беременность переносила. Конуру снимали хуже вашей. Я же думала тогда не о себе, а о Пете. И хожу из угла в угол, жду его, молю и бога, и дьявола, обещаю, что угодно, за его удачу, кусаю кулаки в кровь. И слёзы катятся из глаз.

- О!
- воскликнул Вит Саныч.

Все вопросительно посмотрели на него.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.