Тайны заповедного леса

Миловацкая Людмила

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайны заповедного леса (Миловацкая Людмила)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Разбор полетов

– Каждый год одно и тоже… А ведь ты обещал, и я тебе почти поверила!

– Ма-а!

– Что «ма-а»?! – стоя у распахнутого шкафа, Марина Сергеевна нервно перебирала вещи. – Вот погоди, придет отец – послушаешь, что еще он тебе скажет. А он скажет, можешь не сомневаться! И про математику скажет, и про биологию, и про английский…

Мама неожиданно замолчала. Пауза затягивалась. Николай недоумевал: «Неужели это все?» Обычно подведение итогов учебного года знаменуется долгим, не меньше часа, выступлением. А тут… Коля осторожно обернулся. Матушка, стоя с зажатым в руках платьем, смотрела прямо перед собой и что-то шептала. Он даже испугался: «А вдруг, это столбняк! Или еще чего пострашней! Вон – стоит, не двигается, как картинка с зависшего компа!»

– …Точно, моя полугодовая зарплата – коту под хвост! Англичанку надо менять!

«Уф! Поехало! – Николай облегченно вздохнул и занял прежнюю диспозицию за письменным столом: оперся опущенной головой на левую руку, правой стал рисовать страшилищ из последнего блокбастера. – Так, что должно быть дальше по программе? Ага! Предстоит выслушать какой умница и кругом молодец Димка, и какой, напротив, бездарь он…» – Вот Терехиным повезло с ребенком!

«Ну, слава богу, выбрались на старый, не раз проверенный, путь», – окончательно успокоился Коля и вяло возразил – так, для порядка:

– Ты же вчера говорила, что мы оба балбесы, каких мало.

– Я говорила?! Не помню такого! Но все равно, он может себе это позволить: у него первый разряд по карате.

– Не по карате, а по самбо. И разряд у него не взрослый, а юношеский!

– Это не важно! Институт физкультуры, по крайней мере, ему обеспечен. А ты со своими знаниями куда пойдешь? – мама снова принялась перечислять предметы, по которым он получил трояки.

«А еще жалуется, что память – никуда!» – Коля бросил взгляд в окно и увидел возмутительную картину: соседский пес – большая умная овчарка – сидел у магазина на короткой привязи. В двух шагах от него с самым важным видом прохаживалась ворона. Даже отсюда было видно, каких неимоверных усилий стоит Грею соблюсти достоинство. Он и отворачивался, и на небо смотрел…

– Ты слышишь меня? Куда это ты уставился? – Марина Сергеевна подошла к окну и сразу оценила ситуацию: – Вот нахалка!

– Смотри, как она все точно рассчитала! Грею нипочем ее не достать!

– Залепить бы ей картошкой по клювику! Ты куда?! – остановила она метнувшегося на кухню сына.

– За картошкой! Ты же сама сказала: по клювику! У меня получится. Я, знаешь, какой меткий? В тире из десяти восемь выбиваю!

– Одно дело – мишень в тире, другое – живая птица, – сделала строгое лицо мама. Было видно, насколько высказанное в воспитательных целях изречение противоречит ее собственному желанию.

– Эх, жалко, что Серега ее только ранил!

– Что это за «Серега»? Он старше тебя вдвое! А Гарпуша сейчас, сам знаешь, птица неприкосновенная.

Гарпушей – от Гарпии – ворону прозвали не зря. Свет не видел более наглой и противной птицы! Появилась она во дворе с год назад и сразу же стала безобразничать. По вечерам нападала на одиноких людей: налетала сверху, садилась на голову, шумно размахивала крыльями – в общем, пугала людей до полусмерти. Особенно доставалось пожилым тихим тетенькам. Как уж она их вычисляла – неизвестно. Только бабульки без зонта в любую погоду и без молитвы из двора не выходили. Но однажды Гарпуша просчиталась и спикировала на голову «плохому парню» Сереге Сухонину. Все знали, что он крутой, из бывших братков. Тот, недолго думая, выхватил из-за пояса пистолет и…

Месяца три ворону никто не видел. Благодарные старушки приходили к Сереге с банками своих помидор, огурцов, варенья. Варенье он не употреблял, а вот огурцы соседки со второго этажа ему так понравились, что он решил заняться честным бизнесом: открыл небольшой ресторанчик с русской кухней. Главным технологом там сделали бабу Клаву.

Гарпуша вернулась во двор с кривым крылом. Птицу как подменили – на людей больше не набрасывалась. Наоборот, приметив старушку, так жалостно клекотала и так закатывала глаза!.. Те, не помня долго зла, стали ее жалеть, подкармливать. Серега перенес Гарпушкино гнездо на старую липу около своего ресторанчика и назвал его «Черный ворон – я не твой!». Пафосное название пришлось по душе местным авторитетам. Дела Сергея Петровича быстро пошли в гору. Некоторые злопыхатели, правда, говорили, что контингент посетителей слишком специфичен… Но и они не могли не признать, что порядок во всем квартале стал отменным.

– Да, Гарпуша у нас теперь – птица неприкосновенная, – с непонятной улыбкой повторила мама. – А жаль! Надо соседу попенять, что ж он так свою собаку не жалеет: надолго одну оставляет! Ну, ладно! Вернемся к нашим баранам, то бишь, к математике… Звонок! – матушка оборвала себя на полуслове. – Это отец! Ты ему сразу не показывай дневник! Пусть хоть поест нормально. – Марина Сергеевна запихнула тряпки обратно в шкаф. Быстрым движением поправила волосы, вздохнув по системе йогов – раз-два, раз-два, – сделала на лице безмятежное выражение лица и птичкой выбежала в прихожую.

– Только этого мне и не хватало! – Коля живо обернулся на растерянный голос матери. Та стояла посередине комнаты, держа перед глазами какую-то бумажку. – Нет, ну ты подумай! У кого сейчас нет сотового! В конце концов, в любой глуши есть почта с телефоном. А тут – здрасте! «Встречайте, бабушка!»

– «Будем проездом Москве, встречайте 15 часов, бабушка», – прочел вслух Коля неровные серые буквы телеграммы. – Это какая бабушка? Твоя мама или папина?

– Моя мама! – Марина Сергеевна трагически подняла глаза к потолку.

– Разве бабушка Соня может позволить себе что-нибудь подобное? Она, хоть и живет в захолустье, – человек цивилизованный! Сначала на мекнет в письме «соскучилась, мол». По телефону расспросит, что и как – может, не ко времени визит. А уж потом…

Коля хотел было напоминать матери, что с «потом» как-то не получалось. За всю его сознательную жизнь, а было ему уже немало – четырнадцать лет – у них в доме не побывала ни та, ни другая бабушка. Звонок в дверь вовремя остановил его.

– Ну вот, это уже точно отец! Пусть сам и разбирается! Павлик! Павел! У нас ЧП! – с порога обрушалась она на мужа.

– Ни к черту воспитание! – покрутил головой Николай. – Все время учат: нельзя сходу набрасываться на человека. Дай ему отдохнуть, расслабиться. Накорми, напои чайком. Пусть, хоть и недолго, порадуется: «Мой дом – моя крепость»! А потом издалека, ненавязчиво так, можешь грузить его своими проблемами! Правильно, в общем, говорят. А сами…

– Не понимаю, что ты так переполошилась. Ну, приедет Анастасия Ивановна, погостит денек-другой.

– Денек-другой! Не смеши меня! Хорошо, если дело обернется неделей! А потом, кто это «мы»? Подожди, она еще своих соседок деревенских в дом привезет. Добро бы еще родная бабушка, а то седьмая вода на ки селе.

– Не смей так говорить о ней! Она меня вырастила, в люди вывела!

– Угу, в люди! Если бы не мой отец, сидел бы до сих пор на своей кафедре, получал бы гроши!

– И был бы счастлив!

– Ха-ха! Сказала бы я тебе, если бы не ребенок!

– Кстати, ребенку будет полезно узнать свои корни. Уверен, вы подружитесь, – повернулся лицом к сыну Павел Дмитриевич. – А может, тебе махнуть на месячишко в деревню? Места там – сказочные! Когда у тебя начинаются каникулы?

– С сегодняшнего дня.

– Чудно. Чем порадуешь?

– Ты о чем? – почти естественно удивился Коля.

– О твоих успехах в школе. Покажешь дневник или так, на словах… Коля с жалостью смотрел на растерянное лицо отца, перелистывающего потрепанную тетрадь с отметками: «Даже чаю не успел попить! Теперь уже не до этого…»

– Ну математика, ну физика, английский, в конце концов. Но как ты умудрился получить тройку по информатике? Ведь день и ночь за компьютером!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.