Падают звёзды

Запольская Нина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Падают звёзды (Запольская Нина)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Никогда ещё капитан Темплтон не был так раздосадован, как после исчезновения своего револьвера. Даже не «раздосадован», – это не то слово, – а шокирован, раздавлен, смят… Револьвер принадлежал его покойной жене – маленькая, роскошная, смертельно опасная безделица. Он подарил его ей перед последним плаваньем, незадолго до её скоропостижной кончины, теперь носил всегда при себе, и вот револьвер исчез.

Капитан в который раз угрюмо покосился на маленький букетик цветов, стоящий рядом с молочником на чайном столике, и спросил:

– Ну что же, сэр Чарльз? Отдадим?

– Да не хочется, капитан. Ах, как не хочется, – тут же отозвался тот и поправил холёными пальцами с круглыми твёрдыми ногтями свой мелок на зелёном сукне.

Сэр Чарльз Уоррен слыл сильным винтёром, который, как и каждый истинный англичанин, относился к этой игре с серьёзным изяществом. Соперником он считался опаснейшим, но сегодня они составили с капитаном Темплтоном пару. Вторую пару образовали полковник Таусенд и судья Гарстин – тоже достойные партнёры в винт и приятнейшие джентльмены. Но то ли капитан был сегодня не в духе, то ли эта белуджистанская 1 ночь выдалась на редкость душная и жаркая, а только игра явно не задалась.

Когда они закончили роббер, сэр Чарльз досадливо поморщился и сказал:

– Вы сегодня плохо играете, капитан… Сбрасываете не те карты и всё время смотрите на молочник…

Капитан Темплтон вздохнул, коснулся рукою лба и ответил:

– Простите меня, джентльмены, я сегодня сам не свой… У меня из номера пропал мой револьвер… Последний «Смит-Вессон», модель 1902 года…

– Ледисмит? – переспросил полковник Таусенд со своей обычной всезнающей и чуть надменной улыбкой.

– Вы совершенно правы, – подтвердил капитан и добавил, объясняя: – Это – револьвер покойной жены, который я купил ей для безопасности…

Судья Гарстин перестал постукивать папироской о серебряный портсигар и поднял удивлённые глаза на капитана. Улыбка на губах полковника Таусенда постепенно погасла.

– Оружие – это серьёзно. Кого вы подозреваете, капитан? – спросил сэр Чарльз.

Он достал из бокового кармана полотняный платок, пахнущий одеколоном, и стал промакивать вспотевший лоб неспешными, аккуратными движениями. Услышав из дальнего конца гостиной веранды громкие голоса других игроков, он чуть повернул голову в ту сторону, потом в упор посмотрел на капитана и переспросил:

– Так кого вы подозреваете?

Капитан Темплтон ответил:

– Мне очень подозрителен здешний отельный слуга Хафизулла… Он из афганцев… Умён, амбициозен, прекрасно говорит и даже читает по-английски и явно гордится этим… Я думаю, он очень хотел бы иметь револьвер… Остальные слуги – забитая неграмотная деревенщина… Крестьяне из племени белуджи, которые украдут скорее ишака… Зачем им оружие?..

– Эти афганцы – коварная нация, и они всё время смотрят в сторону России, помогая её проискам в Средней Азии, – тут же отозвался полковник Таусенд.

– Я согласен с вами, полковник… Мы уже два раза воевали в Афганистане. Вот посмотрите – будет и третья война, – поддержал полковника судья Гарстин: он сердито зашевелился в своём плетёном кресле, которое натужно заскрипело под его полным телом.

– Я получил вчера депешу из нашей миссии в Кабуле, – начал рассказывать полковник.

Капитан Темплтон перебил его.

– Но я не смогу ничего доказать, джентльмены! – горячась, воскликнул он, но тут же поспешил извиниться. – Ах, простите, полковник…

Полковник снисходительно улыбнулся и кивнул, успокаивающе отрывая загорелую кисть сильной руки от подлокотника кресла.

– Даже если я прикажу обыскать слугу, то револьвера при нём может не оказаться, – продолжил объяснения капитан, беспомощно разводя руками.

В разговор опять вступил сэр Чарльз:

– Я думаю, что смогу уличить мерзавца, если это он. Держу пари на коробку сигар…

– Я с удовольствием проиграю вам коробку сигар, сэр Чарльз, – уже улыбаясь, ответил капитан Темплтон. – И не каких-нибудь манильских, а настоящую гавану… Самых лучших…

Полковник Таусенд и судья Гарстин оживились. Сэр Чарльз пригласил хозяина отеля и попросил его позвать слугу. Ожидая занятный эпизод, способный скрасить тягостную повседневность колониальной службы, к ним стали подходить другие офицеры гарнизона. Они располагались, сидя и стоя, вдоль белых муслиновых пологов, свисающих с резных проёмов выходящей в сад веранды. Сэр Чарльз, не скрывая довольной улыбки, поднялся, приблизился к одному офицеру и что-то прошептал ему на ухо. Офицер удалился, а сэр Чарльз вернулся к столу, развернул своё кресло к дверям и снова сел, закинув ногу на ногу.

Вошёл хозяин и опять поклонился. Сэр Чарльз разрешающе кивнул ему, и хозяин кликнул слугу.

Вошёл молодой, высокий, – шесть футов два дюйма, не меньше, – мужчина, одетый в национальный наряд. Глаза его смотрели в пол, не поднимаясь. Он приблизился к сэру Чарльзу, поклонился и произнёс:

– Да, сагиб…

– Твой хозяин сейчас расхваливал тебя, превознося твои знания и умения, – сказал сэр Чарльз. – Мы решили проверить, так ли это…

Слуга опять поклонился. Тонкие аккуратные усики его, едва прикрывающие полные красные губы, дрогнули.

– Ведь ты же афганец? Скажи нам, если знаешь… Кто сейчас правит в Афганистане? – спросил сэр Чарльз.

– Эмир Хабибулла-хан… С 1901 года, сагиб, – ответил слуга, быстро взглянув на сэра Чарльза.

– А кто сейчас является монархом Англии? – с явным недоверием в голосе спросил тот.

– Эдуард VII, король Великобритании и Ирландии, император Индии, – не задумываясь, осветил слуга.

По гостиной разнёсся одобрительный гул голосов. Сэр Чарльз снова спросил:

– А сколько зарядов в гражданском револьвере «Смит-Вессон»?

– Семь, сагиб, – ответил слуга.

– Хм… Правильно, – ответил сэр Чарльз и тут же спросил. – А как он заряжается?..

– Надо откинуть вбок барабан, – так же быстро ответил Хафизулла, уже не спуская довольных тёмных глаз с сэра Чарльза.

И вдруг Хафизулла замер, и лицо его переменилось. У него начали подниматься плечи, он вскрикнул что-то невнятное, а потом схватился руками за чалму. Капитан глянул на сэра Чарльза, уже понимая, в чём дело. Сэр Чарльз откинулся на спинку кресла: на его лице читалось такое превосходство белого господина, с каким его предки, наверное, с одним стеком выходили усмирять взбунтовавшиеся армии. В гостиной повисло напряжённое молчание.

– Не всегда, – наконец, выговорил сэр Чарльз, и голос его зазвенел сталью. – Только у револьвера последней модели «Смит-Вессон», который ты украл, надо откидывать барабан. Все остальные модели, чтобы зарядить их, следует переломить пополам…

Хафизулла дёрнулся, словно пытаясь скрыться, но к нему уже подскочили солдаты, прятавшиеся всё это время за дверью, и скрутили руки. В гостиной поднялся шум. Офицеры смеялись, хлопали друг друга по плечам и громко поздравляли сэра Чарльза, который довольно улыбался. Капитан подошёл к арестованному.

Хафизулла даже не посмотрел на него, он не спускал глаз с сэра Чарльза и что-то повторял и повторял едва слышное одними губами на чужом языке.

– Что он говорит? – спросил капитан у полковника Таусенда, когда тот тоже подошёл к арестованному.

– Насколько я понимаю… Он говорит… Шторм надвигается, – недоумённо ответил полковник. – Кажется, он говорит что-то о шторме. И какие-то цифры.

– А о моём револьвере он ничего не говорит? – спросил капитан.

– Мне кажется, только о шторме, – покачал головой полковник и переспросил удивлённо. – Что? Барометр падает?..

– Не думаю, погода сегодня великолепная, – пробормотал капитан, и его умное немолодое лицо помрачнело.

Он подошёл к сэру Чарльзу, всё ещё стоящему в окружении офицеров гарнизона, и произнёс тихо:

– Хафизулла ничего не говорит о моём револьвере…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.