Дождик в розовой косынке

Белоусов Виталий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дождик в розовой косынке (Белоусов Виталий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Ночью я просыпался от шума и грохота на улице. Там, после двухнедельного изнурительного зноя, не на шутку бушевал жуткий ливень. Порывистый ветер под ослепительный блеск молний, треск и разрывы грома безжалостно хлестал по стеклам ветвями вишен, разросшихся в нашем палисаднике.

– Нам бы тихий дождичек, – вздыхала мама. – Спи, сынок, – она подходила ко мне и поправляла одеяло, не считаясь с тем, что я уже давно не маленький – одиннадцать лет отметили.

Под утро я крепко уснул. Не слышал, как унялась непогода, как ушел на работу отец. Поднявшись с постели, потянулся к стулу за рубашкой и брюками.

– Проветри комнату, – послышался мамин голос из кухни. – Там, на улице, такая благодать!

Я оделся и распахнул окно. Ласково пригревало солнышко, щебетали воробьи, игриво порхали над штакетником бабочки. После дождя улица буквально преобразилось – словно облачилась в свои самые яркие праздничные наряды.

– И тебе надо устроить банный день, – подошла ко мне мама. – Речка для вас – баловство, в ней как следует не отмоешься…

– Только не сегодня?.. Хорошо?..

Я высунулся в окно, услышав музыку.

– Кто это, мама? – спросил, увидев посреди дороги, чуть наискосок от нашего дома, незнакомую девочку. – Ты посмотри, как она здорово танцует…

Я отодвинулся, давая возможность маме полюбоваться на чудную артистку.

– Где? Кто? – мама с любопытством оглядела улицу. – Никого не вижу, – она улыбнулась. – Вот шутник, – взъерошила мне волосы, отстраняясь от окна. – Иди, умойся, да за стол садись…

Я удивился, протер глаза, даже ущипнул себя. Да как же мама не заметила? Вон она, в пестром платьице и розовой косынке, продолжает вальсировать…

– Мама! Мама! – закричал я. – Иди скорее!

Девочка остановилась и, глянув в мою сторону, застеснялась и спряталась за дерево. Стихла и музыка. Я вздохнул и поплелся в ванную комнату.

– Наверное, в гости к кому-то приехала, – произнес, усаживаясь за стол на кухне.

– Кто? – спросила мама.

– Девочка, которая танцевала.

– Выдумщик, – мама поставила передо мной тарелку с картошкой и котлетой. – Ешь…

Я рассмеялся.

– Ты, мама, сама меня разыгрываешь, – сказал. – Ты не могла ее не заметить… Она же не призрак…

Мама налила в чашку молока, положила на блюдечко сдобную ватрушку.

– Боюсь, Костя, – сказала, – погубят тебя компьютерные игры. Настоящей войны не видел, а во сне в атаку бежишь, криком исходишь. Был бы жив твой дед, хлебнувший горя и бед в Великую Отечественную, дал бы он тебе чесу! Вот расскажу отцу, что ты уже и днем начал грезить…

– Не надо, мам, – я отложил ложку, расправившись с содержимым тарелки. – К Борьке не только я хожу… И другие ребята… Мы по очереди играем… Не волнуйся…

– Раньше я думала, что компьютер – это хорошо. – мама вытерла руки о фартук, присела на табурет. – Мол, вы дома, нигде больше не болтаетесь, ничего худого с вами не случится. А оказывается, – с компьютером не меньше тревог и переживаний за вас…

Я допил молоко.

– Скоро Борькин брат вернется из армии, продолжит учебу в институте, и не видать нам больше его компьютера, – подошел к маме и обнял ее. – Так что не переживай особо…

Мама покачала головой.

– Не у Борьки, так у кого-то другого найдете пристанище… Мы б тоже давно купили себе компьютер, да боюсь, что ты прилипнешь к нему, не до школьных уроков будет…

Я вышел на улицу, постоял возле палисадника, осмотрелся… Улица из конца в конец была пустынной, но я заметил, как мелькнул и опять исчез за стволом тополя краешек пестрого платьица.

– Знала, что ты захочешь со мной встретиться, – девочка вышла из укрытия. Худенькая, стройная, темноволосая, глаза – голубые.

– От кого прячешься? – спросил я. – К кому приехала? Я тебя вижу впервые…

– Я сама по себе, – девочка улыбалась.

– Так не бывает, – возразил я. – Только кошки сами по себе…

– А я бы могла и кошкой перед тобой появиться, но как бы мы с тобой тогда разговаривали?.. Ты же не умеешь мяукать?..

– Еще чего!.. Я же человек!..

– Да, человек… А я вот разной могу быть, в зависимости от обстоятельств… Сейчас вот – человек… Девочка… Хорошенькая я, правда?..

Я смутился.

– Я не случайно тебя выбрала, – девочка взяла меня за руку, и я почему-то не почувствовал ее прикосновения.

– Выбрала?.. – я отдернул руку. – Как выбрала?.. Ты кто?..

– Тиана, – девочка опустила взгляд. – Я – дочь дождя.

Я отшатнулся.

– Кого-кого?..

– Дождя, – с лица девочки не сходила улыбка. – У меня, представь, тоже есть родители… Может, они сейчас за мной наблюдают, как и за тобой твоя мама…

Я покосился в сторону нашего дома. Да, так и есть, мама выглядывала из окна. «Совсем пропал, – подумал, – если заметила, что сам с собой разговариваю».

– Да, Костя, твоя мама меня не видит, вполне может заподозрить…

– Ты что, читаешь мысли?..

– Читаю… Ты уходи, пока не окликнула… Разве не слышишь, как Андрей тебе с пригорка кричит?.. Вон, как руками машет!..

Обернувшись, я увидел друга на возвышении за огородами.

– А откуда ты его знаешь?..

– Ты еще удивляешься?..

– И он тебя не видит?..

– Нет, конечно…

– А почему?..

Девочка меня подтолкнула:

– Беги…

– А ты?..

– Я тебя найду…

– Найдешь?.. А зачем?

***.

– Чего ты там топтался? – спросил Андрей первым делом. – Я даже охрип, кричавши…

– Да так… Что-то мне сегодня не здоровится…

Я обернулся, чтобы убедиться, не стоит ли девочка на прежнем месте, и обомлел… За лугом и рекой, на всю ширь горизонта, над чернеющими гребешками леса, покачивался в воздушном мареве замок… Мощные зубчатые стены с узорчатыми окнами, громоздкие башни и величавые колоны, винтовые лестницы и деревянный мост на цепях, широченное парадное крыльцо. Я зажмурился, открыл глаза, снова зажмурился, замотал головой, даже издал какой-то гортанный звук…

– Ты чего? – растерялся Андрюха. – Что с тобой?..

– Ничего, – промямлил я. – Кажется, доигрался…

– Не понял..

Мы спустились с пригорка.

– Компьютерные игры боком выходят, – сознался. – У меня от них целый день галлюцинации…

– И сейчас что-то померещилось?

– Да. Замок. Такой громадный… На полнеба!..

Андрюха присвистнул.

– С каретами у парадного подъезда? – усмехнулся. – С кучерами?..

Я не стал рассказывать другу про девочку-привидение.

– Только Борьке ничего не говори, – попросил. – Сам потом ему признаюсь, вместе похохочем…

Дорогой я едва сдерживался, чтобы не оглянуться и не посмотреть на загадочное видение. Я боялся, что оно может возникнуть на небе и в другом месте, потому шел, ссутулившись, потупив взгляд.

Борька, когда пришли к нему, удивился.

– Не хочешь играть?.. Да ты что?.. Не узнаю, – он уступил место за компьютером Андрею, а мне предложил. – Тогда давай сразимся в шахматы…

Расставляя фигуры, я подумал: возможно, отвлекусь и полегчает…

Мы уже доигрывали вторую партию, и я начал было успокаиваться, за окном промелькнула знакомая розовая косынка. Я моментально прозевал коня, поставил под удар проходную пешку.

На улице послышался лай, кто-то ступал по крыльцу. В комнату в нам зашел дядя Захар, Борькин отец.

– Не сон ли? – развел он руками. – К компьютеру нет очереди, и никакой драки. И поди ж, вдруг за шахматы засели. Даже не верится…

– Так мы, пап, – Борька оживленно потирал руки, – и по компьютеру в шахматы играем… У нас вторая партия, и я опять у Костика выигрываю…

– А на кого там собака лает? – поинтересовался я.

– Да не пойму… Подошли к двору, а Шарик вдруг заволновался, да давай в палисадник брехать…

– А там кто?…

– Так в том то и дело, что никого… Впустую брешет…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.