Кусочек счастья

Бломквист Алекс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кусочек счастья (Бломквист Алекс)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава I

Райский уголок

2014 год

Без четверти одиннадцать, а я еще не тороплюсь вставать, мирно потягиваясь в постели и думая о грядущем дне. Впрочем, о чем я!? День, как день, такой же, как и предыдущий день, и как все остальные дни августа, ничем не примечательные и не к чему не обязывающие. Хотя нет, сегодня необходимо сделать вылазку на «большую землю» за продуктами, которых у нас на острове не было за отсутствием продуктового магазина. Не то чтобы прогулка в магазин утомительная, если учитывать мой возраст и мою любовь к прогулкам на лодке, просто ты зависишь от необходимости периодически выбираться «в цивилизацию», которую ой как не любишь. Собравшись с мыслями, я наконец оторвался от кровати и пошел умываться, как на пороге столкнулся с племянником Михой, которого совсем не ожидал увидеть у себя в гостях, но, потом вспомнил, что он приехал еще вчера и в очередной раз убедился, что моя память совсем ни к черту. Вслед за этим мою еще не просветленную голову посетила, уже не в первый раз, мысль, что надо бы как нибудь собраться и сходить к врачу, вдруг, что даст для улучшения памяти…

– Дед, а дед, ты чего так долго спишь? – спросил Миха, хитро улыбаясь, прищуриваясь правым глазом, словно передразнивая меня.

– Я уже успел воды принести с колонки, полить грядки и поставить самовар, который вот только что вскипятился. В ответ я лишь улыбнулся, зная задорный характер племянника, несколько напоминавшего меня в молодости в те самые годы, когда будучи студентом одного из вузов Казанлыка, я ощущал в себе всю полноту жизни и был настолько уверен в своих силах, что мог перевернуть горы. Помимо того, что Миха задорный мальчишка, никогда не унывающий не при каких обстоятельствах, он еще и довольно эрудированный человек, знающий многое, несмотря на свой возраст. Не знаю, возможно, гены хорошие, возможно природная любознательность, не берусь сказать, но в целом человек довольно перспективный, если конечно не ошибется с выбором профессии. Почему зову его Михой? Все довольно просто, Миха – сокращенно от Михаила, как – то удобно обращаться именно так, а не иначе, хотя, глядишь, в будущем все может и измениться. То же самое могу сказать и о его обращении ко мне, как к Деду, хотя таковым и не являюсь, приходясь ему дядей, но по возрасту, а мне не полных пятьдесят лет, я гожусь ему почти в дедушки. Да и потом, обращение «дядя Вова» или «дядя Владимир» мне как – то претило.

– Не то чтобы долго сплю, просто размышлял, что мне предстоит сегодня сделать за день, ответил я, проходя мимо племянника в направлении умывальника своего дачного домика, в котором по обык-

новению проживал летние месяцы.

– Ха! Ну, Дед ты выдал! Размышлял на досуге, что мне делать, – иронично выдал Миха, наливая мне чай.

– К чему ирония? Я правду говорю, я действительно размышлял… ну

да ладно, не важно… – ответил я, приготавливаясь к чаепитию, которое невозможно было сравнить ни с чем, поскольку чай у меня был отменный: все, что было в моем саду, а это малина, смородина, виктория, яблоки, все это шло в чай, от которого трудно было оторваться.

– Дед, садись за стол, расскажу интересную новость! – сказал Миха, подтаскивая мне стул, что было весьма и весьма приятно, поскольку одна только мысль, что ты кому – то в этом мире нужен и о тебе есть кому позаботиться, если что, согревала душу. Наливая чай, Миха сообщил, что нынче вечером в поселке у пристани собирается вся поселковая молодежь. На повестке дня вопрос о том, что делать, когда в поселок нагрянут строители и судебные приставы. Дело в том, что Миха имел в виду недавние события в соседнем садоводческом обществе «Трудовик», в котором бульдозеристы сравняли с землей все дачные домики, и владельцы которых ничего не смогли сделать. Судебные приставы, прибывшие вместе с рабочими, представили дачникам документ, что их собственность вне закона, поскольку располагается в опасной близости от магистрального газопровода. Любопытно, что власти обеспокоились этим опасным соседством только сейчас, а не раньше, когда дачники активно застраивались и обживались на протяжении нескольких десятилетий. По причине того, что в непосредственной близости от нашего поселка никакого газового трубопровода не было, то я поспешил успокоить племянника, что их волнения напрасны – властям до нашего островного поселка никакого дела нет.

Поселок наш располагается на небольшом острове, на Волге, в двадцати километрах от Ивановска, одного из многочисленных провинциальных городков нашей страны. Неизвестно, кто первым поселился на острове, об этом история, увы, умалчивает. Известно только, что остров изначально был совершенно диким и не приспособленным не то чтобы к временному проживанию, но и к обычному отдыху на пляже, которого и в помине не было. Вся береговая линия острова была покрыта кустарниками, кишевшими стаями мошек и комаров, которых по мере продвижения вглубь острова становилось только больше. Только со временем, когда на острове обоснуются первые поселенцы, береговая линия местами будет очищена от кустарников и вслед за этим появятся пляжные участки и лодочная пристань, а также масса отдыхающих, прибывавших на остров с помощью местных перевозчиков только для того, чтобы ощутить ногами мягкость здешнего речного песка, не идущего ни в какое сравнение с речным песком городских пляжей Ивановска. За какие – то несколько лет на «большой земле», которой первые поселенцы острова называли противоположный от острова берег суши, появятся дачные поселки, пионерские лагеря, спортивные базы и асфальтная дорога, как прямое олицетворение цивилизации, щупальца которой добрались и до этого райского уголка. Одним словом, наш остров положил начало освоению большого участка береговой линии Волги, чем мы, островитяне, искренне гордились. И вот, в один прекрасный день мы узнаем, что дачные домики в соседнем садовом обществе «Трудовик» вне закона, что они снесены, и что дачники остались без ничего. Им даже не дали времени забрать ценные вещи, строители снесли дома вместе со всем скарбом. Эти события вызвали у нас, островитян, некоторую обеспокоенность. Как это часто бывает, нашлись паникеры, от общения с которыми только портилось настроение и в голову лезли разные нехорошие мысли. Были и такие, которые продолжали думать, что судьба «Трудовика» минует их островной поселок. Среди них был и я, считавший себя здравомыслящим человеком и не имевшим привычку впадать в панику при каждом удобном случае. Ведь нас на протяжении многих десятилетий в упор не замечали, а власть в лице участкового интересовалась делами островитян лишь изредка. Я даже не помню каких – либо серьезных происшествий на острове, о которых бы говорили все. Не было такого! Если и были какие – то события вроде семейных разборок, то, скорее всего они происходили за плотными дверями или за пределами острова. Островитяне считали, что их остров, у которого даже и названия не было, просто «остров», особенный, и что здесь живут особенные люди, а не просто дачники. Было свое общее собрание, на котором верховодил староста, самый уважаемый на острове человек не только по возрасту, но и по суждениям, в помощниках у которого были другие уважаемые люди «островного сообщества», так называемые старейшины или старожилы. На собраниях, проводившихся по вечерам у костра, обычно у пристани, с которой и началась жизнь поселка, решались все вопросы, касавшиеся жизни островитян, как – то помощь в хозяйстве или вынесение общественного порицания по отношению к островитянину, чей образ жизни не соответствовал тому размеренному распорядку, который был заведен на острове с незапамятных времен. Например, порицание в виде коллективного отказа от общения на месяц могли вынести только за то, что после десяти вечера в доме слишком громко играла музыка. Главным же на острове была репутация, которую островитяне зарабатывали годами, а могли потерять за один день, ну вот, например, если не дай бог, пройдешь мимо какой – нибудь бабки и не поздороваешься, то это уже могло стань основанием для вынесения общественного порицания.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.