Я – пикапер!

Петров Serge

Жанр: Прочий юмор  Юмор    Автор: Петров Serge   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я – пикапер! (Петров Serge)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Экстренное секретное совещание

В небольшой, никогда не проветриваемой комнате, единственное наглухо закрытое окно которой выходит на центральную улицу города, в аккурат на местный Арбат, за прямоугольным, с облупленными краями, столом, которые до сих пор делают тысячами различные кооперативы и фирмочки, сидели три человека в штатском, с явно военной выправкой, которая читалась как в позах сидящих, так и во взглядах, коими они изредка награждали друг друга. Их разговор был для непосвященного странен, никак не понятен и поэтому ужасен.

– Он уже постоянно выходит, причем чувствуется его растущий уровень. Если раньше всплеск при входе был огромен, то сейчас почти незаметен… – говорил тот, что сидел напротив окна.

– Так-с, – сказал явно старший по званию, сидящий лицом к обоим, – а отрубать его пробовали?

– Пробовали, – охотно сказал Герман, по привычке расположившийся напротив двери, – не знаю, понял ли он, что это делали структуры, но, когда вырубили его в первый раз, а затем и во второй, он, неожиданно для нас, приноровился и стал выходить иначе, чем мы можем определить.

– Так-с, – взял разговор на себя старший по званию, – если отрубить возможности нет, значит, пора его посетить в натуре.

Присутствующие понурили головы.

– Т-а-а-а-к-с, – повысив голос и обводя испепеляющим взглядом своих подчиненных, набычился шеф, – вы что, его не засекли?

Звенящая тишина.

– Ну, понимаете, Марк Игоревич, – начал оправдываться Герман, – сначала мы не обратили на него должного внимания, частенько ведь проявляются такие, особенно начитавшись Кастанеды, полазят немного и пропадают. Поначалу мы всех отрубали, только заметим скачок… Но вы же сами понимаете, нас в отделе всего трое, поэтому остаются бреши во времени, когда мы не в состоянии проследить все поле, тем более шумов сейчас много стало…

– Т-а-а-а-к-с, – прервал Германа шеф, – значит, мы себе оправдание нашли, да?! А если этот деятель других начнет вытаскивать туда? А если они поймут, что встречаться можно так же, как в реальной жизни? А вы задумывались над тем, какую функцию я выполняю?

– Т-а-а-а-к-с, – правая нога шефа стала подергиваться, это говорило о том, что он сильно нервничает, принимая серьезное решение.

– Т-а-а-а-к-с, засечь как можно быстрее и убрать – хоть в реале, хоть в поле.

Осмотрев каждого немигающим взглядом, шеф рявкнул:

– Выполнять, церберы! И чтобы больше никто не остался незамеченным!

Когда дверь за подчиненными закрылась, шеф устремил взгляд в тусклое окно и в задумчивости проронил:

– Набрали новичков! Наломают дров…

Несколько месяцев до совещания

Костя Бащенко, молодой человек, только что окончивший школу и уже поступивший в Архитектурный институт на престижный факультет «Промышленный дизайн», в полудреме лежал на пляже, принимая солнечные ванны. Погода вот уже который день расточала ласки. Стояла знойная жара, и все передовое население города стремилось к близлежащим озерам загорать и плескаться. Газеты настойчиво публиковали статьи о вреде купания в загрязненных водоемах, о вреде ультрафиолета, но все было напрасно. Редкая для Екатеринбурга жаркая погода успешно выгоняла население в лучшем случае за городскую черту, в худшем – к городским водохранилищам. Каких-то двадцать пять лет назад городские водоемы имели совсем другое экологическое состояние. В них водились раки, карпы, и поговаривали даже, что на озере Шарташ имел свою дачу сам Николай Озеров. Но сейчас мало кто об этом помнил, а если и вспоминал, то вскользь, чтобы не успеть сильно расстроиться о давно минувших днях.

Солнце меж тем беспощадно палило. Устав лежать на одном месте, Костя решил подняться, размять конечности и заодно оглядеться. Поправив русые волосы и помассировав слежавшееся лицо, Костя стал рассматривать разношерстное население пляжа.

То и дело поглядывая на мамаш с их смешными малышами, которые веселой гурьбой играли в песке, Костя прислушался к разговору людей, расположившихся неподалеку от него. Разговаривали всего двое, остальные лишь молча слушали, иногда кивая головами, соглашаясь то с одним, то с другим своим товарищем.

– Слушай, бьешься, бьешься над решением этой проблемы, а мысли так в башку и не приходят… И вообще, я не перестаю удивляться: почему мир так устроен, что работать надо? Кто мне скажет? – вопрошал щуплый, со сколиозом, торчащими в разные стороны волосами, бегающими глазами и (тут Костя присмотрелся) с грязными от линяющих носков ногами мужчина лет сорока пяти.

– А как ты себя ощущаешь в этом мире? – спросил сидевший рядом с ним степенный мужчина тех же лет, но с аккуратно остриженными ногтями, прической, стильными очками и, как Косте показалось, дорогими часами.

– Хреново я себя ощущаю! Как я могу себя ощущать, когда зарплаты на месяц не хватает, того не хватает, сего не хватает, – махал руками щуплый, показывая, что ему целого мира мало.

Степенный некоторое время молчал, как будто решал, стоит ли ему развивать этот разговор, но все же, приняв решение, продолжил:

– Работа занимает в нашей жизни большую часть времени, поэтому от того, приносит ли она нам радость или неудовлетворение, зависит, насколько комфортно мы ощущаем себя в этом мире. И если это так, то значительная часть жизни омрачается переживаниями, которые ведут к депрессии и нервным срывам.

– Точно! У меня больничный за больничным. Дома еще ругань постоянно стоит – кому сегодня мыть посуду!

– Вот именно для того, чтобы избежать переживаний, тебе надо поразмышлять о себе, выявить все факторы, которые тебя не устраивают.

– Меня все не устраивает! Все! Что мне о себе размышлять? – продолжал злиться на целый свет щуплый, считая всех вокруг сволочами.

– Ну, размышление о себе – одно из сложных структурных образований в психологической жизни человека. Поэтому необходим правильный подход.

– Правильный подход! Где же его взять – этот правильный подход?! У меня ведь не столько корочек, сколько у тебя! Я нормальный заводской трудяга, каких миллионы! Кому-то ведь надо работать на заводе. Не всем же идти в институты учиться! Тем более как ты – по три раза.

На лице степенного появилась чуть заметная улыбка.

– Существует несколько способов размышлений о себе. Можно сетовать на то, что школа не дала необходимых знаний, а можно успокаивать себя и говорить, что все будет хорошо, что со временем все придет в норму, образуется само собой.

– Ну да! А разве государство не виновато в том, что у нас сейчас такая ситуация? Образование платное, медицина платная, цены постоянно растут…

– Если тебя все же пугают трудности, отнесись к ним так, как древние, которые говорили: «Если мы родились, то самое трудное уже позади».

– Древние…

– Подожди, тебе говорю! Я тебе скажу, почему у тебя ничего не получается. Самая серьезная задача в любом начинании – подавить в себе все ухищрения своего организма. Причем он настолько хитер и изобретателен, что потом, оценивая свое поведение со стороны, только диву даешься, на какие уловки он пускается. Но самое коварное – это мысль «начать все с понедельника». Если она приходит и ты с ней согласился, считай, что заживо похоронил свою идею или дело. Лучше всего достичь сосредоточения путем постановки себя в безвыходное положение, как один известный писатель, который просил своего слугу запирать себя в своем собственном кабинете на целый день, не оставляя себе, таким образом, никакого другого повода, чтобы отвлечься от работы.

– Просил слугу! Бедные мы! И водитель у нас бедный, и дворецкий у нас бедный, кухарка у нас – и то бедная! Бедные мы все, бедные! Я бы тоже попросил слугу, да где ж его взять? Вокруг накопилось столько неразрешенных проблем, что впору идти в сад и, как Ньютон, трясти грушу…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.