Ночные дни

Рагузин Анатолий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ночные дни (Рагузин Анатолий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Катька

Просторная городская площадь, в центре города. Справа от площади проспект Победы, а слева – улица Мичурина и станция метро. Население города только, что начало отходить от недавно прошедших, здесь, как и в любом многомиллионном городе России, последствий мирового экономического кризиса. Здесь, так же было много безработных и нищих.

Но, и тут город выстоял и поднялся. Снова стала работать промышленность, и начала возрождаться русская культура: преимущественно некоторые элементы советской культуры – по вечерам, проходя по улицам города можно, как и раньше услышать где-то там за углом дома звучание тальянки, и в унисон к нему приятный девичий голос. – Скажете: «XXI век, зачем баян?» – Но, жители этого города ответят сами: «Для того чтобы успокоить и утешить свою душу после всего пережитого, русскому человеку ничего не надо кроме, как верной подруги, баяна или гитары и, душа спокойна – хоть иди война». – Война не война, но в городе всё кажется, хорошо и спокойно. И это главное.

У выхода с площади стоит молодой парнишка, светловолосый, с карими глазами. Его имя кажется, Михаил. Он стоял с закрытыми глазами и, глубоко о чём-то думал. И вот, открыл свои красивые, как говорили многие городские девочки, глаза и увидел перед собой снова этот город и, эту площадь. Он произнёс:

– Чего-то мне вспоминается? Кажется, Сергей вчера мне обещал, что-то вроде знакомства с девочками, которые по его словам, должны мне понравиться. И назначено это на сегодня, у него дома. Ну, что сходим?.. А почему бы и нет! – сказал он последние слова и вышел с площади, в сторону проспекта.

Добираться пришлось долго, на другой конец города. Дома здесь, менее оснащены домофонами чем, например, в том конце города, где проживал Миша. А раз нет, этого оснащения значит, всё гораздо проще и понятнее. Он открывает подъездную дверь, вбегает по ступеням лестницы и стучится в дверь квартиры друга. На пороге его встречает паренёк, примерно тех же лет, брюнет, роста среднего. Он ничего, не говоря, втаскивает друга в квартиру. И лишь, только тогда, когда закрыл за ним входную дверь, объяснил:

– Три девочки, сидят в зале. Скажу коротко, знакомься. А я пока, выйду. Но вернусь быстро.

Сережа, объяснив другу положение дела, куда-то уходит, закрыв за собою дверь.

Квартира вполне обыкновенная, как говориться двухкомнатная. В кабинете брата стоит старенький компьютер, ещё начала первого десятилетия, которым сам брат Константин не пользовался разве, что Сергей что-нибудь печатает или слушает музыку. Что делать? Всё же Мише идти в зал пришлось, его там ждали. Когда он вошёл то, увидел, трёх сидящих на диване по-своему красивых девушек две, из которых похожи друг на друга, как сёстры. Также брюнетки, почти одинакового роста, только разве, что одеты по-разному. Одна из них в платье и на чарующих красотой тонких руках браслеты и перстни, почти на каждом её пальце, а другая – в широкополой юбке и ослепительно белой блузе. А вот, и третья, которая по видимому сразу понравилась Михаилу: белокурая симпатичная девушка, не высокого роста, голубоглазая с румянцем на щеках. Одета она проще остальных, но и эта простота не меньше остального подчёркивала её стройность и красоту. Миша, как и все люди приличного круга, поклонился девочкам и назвал своё имя.

– Полина, – сказала девушка в широкополой юбке, чем-то напоминающая по всему своему виду цыганку.

– Марина.

– Екатерина. Для тебя Миша, пусть будет Катя? – сказал сладкий ангельский голосок белокурой девочки.

– Пусть будет Катя, – согласился Михаил, и добавил в знак культурности, – приятно было познакомиться.

– Мне тоже очень приятно, – ответила Катя.

И остальные проговорили, что-то вроде:

– Взаимно.

Как только Катя с Мишей освоились, и начали дружескую беседу, внезапно во всю эту картину врывается Серёжка. И в руках у него акустическая гитара. Мишка не поняв всего этого, спросил:

– Серёжа, что это?

– Гитара это, – отвечает Сергей, сделав вид, что Михаил мог действительно забыть, как выглядит гитара. Хотя, как он мог это забыть, когда у него самого дома есть гитара, а у Серёжки баян.

– Вижу я, что гитара, – хотел, было возразить Мишка, но не смог – сдался. Взяв в руки гитару, он начинает играть песни Окуджавы, Высоцкого, Розенбаума, и кое-что из своих подборок на песни Андрея Бандеры – одну за другой. Две брюнеточки и глазом не повели, и не сделали виду, что интересно. А вот, Катя вслушивалась в каждое слово, и даже просила, чтобы Мишка спел ещё раз. И он снова, пел.

Часы шли. И когда, стало видно, что Мишка устаёт, Серёга, расчехлив свою трёхрядку, начинает играть сначала русско-народные песни, романсы, а потом и вальсы. Катя смотрит на своего, уставшего друга и кротко улыбается:

– Серёга, сыграй ещё раз «Венский вальс», а мы с Мишей станцуем. Да, ведь Миша? – она ласково спросила, и помогла ему встать. Она его обняла, а Михаил недолго раздумывая, и видя то, как манят её глаза, просто, отдался ей весь. И они танцуют этот вальс раз за разом.

Влюбленная пара танцует уже по третьему кругу, а девочки-завистницы не сводят глаз. Когда и те, и другие устали, все пошли пить чай на кухню. Катя со скромной улыбкой на устах, спрашивает:

– Миша ты проводишь меня домой?

– Конечно, провожу.

Миша сидел за столом рядом со своей избранницей, и так глядел на неё, что хоть сегодня отдавай её в жёны. Чай допит. Михаил жмёт руку друга и говорит слова благодарности, за устроенный и, так интересно проведенный день. Дождавшись, Кати, он выходит из квартиры и идёт за нею вслед.

– Хорошо прошёл день, правда? – спросила она.

– Да, Катя. Мне так хорошо на душе никогда ещё не было. И твой танец, твои руки… Катюш, поцелуй меня, пожалуйста?

Она, не задавая вопроса вновь, обняла его своими красивыми и нежными руками, и поцеловала в губы. Когда же она его отпустила, они ещё несколько минут стоят и смотрят друг на друга. Воздух и всё, что окружало их, в эту минуту было очень тихим и без всякого колыхания. Эту тишину прерывает короткий вопрос:

– А может, пойдём дальше?

Он, не желая прерывать тишину, просто кивает ей, показывая, что согласен. Они идут дальше. Вот, и улица, и знакомый Кате с детства подъезд десятиэтажного дома с хорошим подъездным ламповым освещением. Здесь, днём бывает очень шумно. Но сейчас тихо, потому что уже поздний вечер. Катя доходит до дверей своего подъезда и, обернувшись к Михаилу, спросила:

– Зайдёшь ко мне?

Михаил мотает головой.

– Спасибо, что проводил. До завтра.

– Увидимся.

Мишка, уходя в сторону своего дома, оборачивается назад, чтобы увидеть, не провожает ли его взглядом Катя. И он прав. Она действительно стоит у подъезда и смотрит ему вслед. И лишь потом, когда он скрылся за поворотом, она улыбается и уходит к себе.

Новая встреча

Утро в городе Уральске наполнено всё тем же, чем и в любом другом городе или селе – приветствие встающих, завтрак и уход трудоспособных членов семьи на работу. А тем, кто не работал в семье или был болен, приходилось скучать в четырёх стенах. Вот, и Мише, казалось бы, придётся спасать себя от скуки, играя на гитаре. Он никогда не имел привычки вставать позже остальных, хотя, и был единственным ребёнком в этой семье. Сегодня он встал, как и всегда вместе с родителями. Перед отходом на работу они ему говорят, чтобы не делал глупостей и, всё в том роде. Но, что ему объяснять он уже почти взрослый и всё отлично понимает. Как только родители ушли, внезапно зазвонил телефон.

– Здравствуйте. А Михаила можно?

– Да, это Миша, – сказал он в ответ на вопрос, который задал голос знакомый только со вчерашнего дня и, так до боли милой девушки – Катя, это ты? Привет.

– Привет. Узнал меня сразу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.