Игра в жизнь

Райс Ольга

Жанр: Проза прочее  Проза    Автор: Райс Ольга   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Игра в жизнь (Райс Ольга)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Аннотация

Гонимый обстоятельствами, мотивированный естественным человеческим любопытством, желанием больше узнать о своей собственной природе, истоках рода человеческого профессор Безман, в компании своей дочери, отправляется в рискованное путешествие в Африку, в Танзанию – колыбель всего человечества, родину самого Адама – человека, с которого началась духовная фаза развития этого мира. Это путешествие многое поменяло в жизни героев, вывело их на новый уровень понимания действительности, способствовало преодолению ограниченности мышления, позволило наконец-то вырваться за рамки собственных же представлений о себе, увидеть больше возможностей для самореализации и научится наслаждаться тем, что есть.

От автора

Через трилогию «Игра в жизнь», как через линзу, можно попробовать иначе посмотреть на некоторые события, жизненные обстоятельства. По-сути мир, в котором мы все живем – нейтрален и всё зависит от нашего отношения, к тем или иным событиям. Какую парадигму мы выбираем, так и воспринимаем жизнь в целом. Парадигма – это некая модель, посредством которой мы смотрим на мир и на все события в нашей жизни. Люди с разными парадигмами относятся к одному и тому же обстоятельству по-разному. Например, «стакан наполовину полон или наполовину пуст». Принимая первую часть парадигмы, мы живём наполненной жизнью, а если думаем, что «стакан на половину пуст», то жизнь нами воспринимается с позиции преобладающей пустоты, посредственности и бедности. Принимая иную парадигму, мы изменяем взгляд на мир, а значит и на свою жизнь.

1 часть

Глава 1. Страна великих разломов

Вначале сотворил Бог небо и землю, а затем создал человека по образу и подобию своему. В Библии этого человека называют Адамом. Всё население земли – его потомки.

Африка…

Покрытые серой плесенью домишки, с маленькими окошками без стёкол, всё реже и реже встречались на пути. Миновав обширное плоскогорье, пейзажи сменились и стали более живописными. На фоне огненно-красной земли, как на контрасте, великолепно смотрелась первозданной красоты природа. Старый автобус, который ещё в прошлом веке следовало бы сдать на металлолом, монотонно, очень-очень медленно, ехал по бездорожью. Гигантские лохматые пальмы, манговые аллеи, словно слайды, проплывали за окном. Находившиеся в салоне автобуса люди с тёмно-коричневой кожей, в ярких одеждах совершенно естественным образом вписывались в обстановку. Диссонировал белый мужчина, лет шестидесяти, одетый в серые льняные, изрядно помятые брюки и рубаху. Он был среднего роста, достаточно плотного телосложения, но виду болезненного, о чём свидетельствовала его серая кожа и тёмные круги под глазами. Ярким акцентом, на его небритом лице, были крупные очки в черепашьей оправе. Мужчина был сосредоточен на своей работе, о чём говорила глубоко прорезавшаяся морщинка между бровями. Он всё время что-то записывал в потрёпанный блокнот красным, полу сточившимся карандашом. На сидении рядом, обнимая высокий походный рюкзак, сидела белокожая красавица-шатенка, одетая в ковбойскую шляпу, джинсы и клетчатую рубаху навыпуск. Седовласый мужчина, увлечённый своими размышлениями, был Петром Павловичем Безманом – учёным, доктором исторических наук, писателем из Армении. Он предпринял это большое, отчаянное путешествие в Африку, в сопровождении своей дочери – Елизаветы, с целью найти потерянный рай Адама – нашего далёкого общего предка.

– В прошлом есть опора, меня успокаивает его неизменность, но прошлое – это и груз, который обличает слабости. Побег от прошлого невозможен, нужна лишь тщательная работа, – шептал профессор и делал записи в блокнот.

Лиза улыбалась и изредка поглядывала на отца. Странное, уже давным-давно забытое ощущение беспредельной беззаботности растекалось в душе у девушки. Спокойствие затопляло память, однако память запросто могла бы испортить сверкающую разноцветными красками действительность, достав страшные картины из недалёкого прошлого:

Армения, некоторое время назад…

В день 7-го декабря в Армении плакали даже камни. Между десятью и двенадцатью часами вдруг начались сильнейшие подземные толчки. В мгновение ока все строения в Ленинакане сложились, как карточные домики. Пропали улицы, площадки, скверы, а вместо них появились горы из строительных обломков, щебня, стекла, кирпича, кусков мебели и что самое страшное – окровавленных людских тел. Повсюду слышались стоны, плач, отчаянные крики чудом уцелевших людей в панике ищущих своих родственников. Редкие машины скорой помощи, лишь на мгновение, дарили проблески света умирающим, тяжело раненым людям и снова куда-то исчезали. В первые часы бедствия, способных помогать было слишком мало, да и везти раненых было некуда. Все больницы, госпитали были разрушены. Тысячи людей, зимой, остались на улице без крова, еды и воды.

Придя в себя от полученной травмы, Пётр Павлович Безман, сквозь боль и страх, полз по завалам на четвереньках и в отчаянии, охрипшим голосом, выкрикивал имена своих родственников: жены, трёх сыновей, и дочери – Лизы. Безман, совсем уже отчаявшись, вдруг услышал слабый голос – прямо под ним – в самом сердце завала. Пётр Павлович в одиночку, голыми руками, видимо в состоянии аффекта, растащил тяжёлые обломки и вытащил свою дочь, которую спасло лишь то, что она оказалась в небольшом полом пространстве между досок. Лиза и Пётр Павлович остались живыми после страшного бедствия, но вместе с погибшими родственниками, друзьями, близкими людьми умерла, какая-то часть их души, умерла их надежда, вера и страсть к жизни.

На следующее утро после землетрясения Безманов, вместе с другими пострадавшими, отправили в госпиталь, в Ереван.

«Как жить дальше?» – всё время спрашивал себя Пётр Павлович и не находил ответа. Чувство глубокого отчаяния сменяла апатия, потом тоска, потом страх.

Через несколько недель пребывания в госпитале произошло весьма неожиданное событие. Однажды утром в палату к Безману вошёл смуглый человек лет пятидесяти. Росту он был высокого, в дорогом тёмно синем костюме, в роскошных, в тон костюма туфлях с заострёнными носами, белой накрахмаленной рубахе без галстука, но с шейным платком. На безымянном пальце незнакомца красовался массивный перстень в форме змеи с крупным бриллиантом.

– Пётр Павлович, как самочувствие? – поинтересовался незнакомец.

– Лучше, – удивленно ответил Безман, так как этого человека он видел впервые. Больничного халата на нём не было, стало быть, не врач он вовсе.

– Я искренне вам соболезную, Пётр Павлович. И хвала небу, что вы живы! – при последнем слове незнакомец театрально возвёл руки к небу. – Я не сказал вам о том, кто я и тем самым ввёл вас в некоторое смятение, нет?! – незнакомец улыбнулся лукавой улыбкой. Безман лишь утвердительно кивнул головой в ответ.

– Я издатель. Шестого декабря я имел счастье быть на научной конференции, где вы, уважаемый Пётр Павлович, делали доклад.

– О! Не напоминайте, прошу вас, – поморщился Безман. – Я так жалею о том, что рискнул напечатать статью и озвучить свой доклад.

– Что вы, что вы, Пётр Павлович, ваш доклад был просто изумителен.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.