Шоу, любовь и… сигары. Джордж Барнс

Мищенко Елена Аркадьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шоу, любовь и… сигары. Джордж Барнс (Мищенко Елена)

…Не было, пожалуй, ни одного человека в Америке, который бы не знал его, не было также ни одного известного (или не очень) художника-шаржиста, который бы отказал себе в удовольствии нарисовать на него дружеский шарж. Еще бы! Ведь это было так несложно: круглые очки, аккуратный пробор и, конечно, сигара!

В 1983 году он получил звание «Король комедии», один из самых популярных в Америке журналов People назвал его «самым любимым пожилым американцем». US News – «человеком года», а журнал Playgirl – одним из самых сексуальных мужчин. В тот год ему исполнилось 99 лет.

Он выходил на эстраду в элегантном вечернем костюме, приветливо улыбался, не спеша раскуривал свою сигару и начиналось удивительное шоу. Что он делал? Он просто разговаривал. Но как! Это мог делать лишь один человек – Джордж Барнс.

«Спасибо, спасибо, друзья, что вы пришли. Садитесь! А, вы уже сидите. Надеюсь, вам так же удобно как и мне? Знаете, сегодня я подумал: вот уже 86 лет я в шоу-бизнесе. Неплохо, а? Скажу вам, что мои первые сто лет прошли довольно удачно. Я бы не возражал, чтобы и следующие тридцать или сорок прошли так же. О, я не обольщаюсь. Я знаю, что уже не так молод, как привык себя ощущать, но ведь и вы можете сказать то же самое о себе. Но я не собираюсь вас покидать. Смерть мне не по карману, это не входит в мои планы. Кроме того, я заговоренный. Да и меня всегда ждут, меня ждете вы, мои друзья. Я знаю, что когда-нибудь кто-то постучится ко мне в дверь, и за мной придут… Но если я уйду, я возьму с собой музыку – а вдруг она кому-нибудь там будет нужна? Но перед тем как уйти, я хочу вам сказать спасибо. Спасибо, вы были прекрасными партнерами!»

Это было его последнее выступление. Он ушел, а нам оставил свои книги, свою спокойную мудрость, тонкий грустноватый юмор.

Он написал семь книг. «Неплохо для человека, который прочел всего одну», – как шутил Джордж. В них он рассказывает о своей жизни, детстве, друзьях, о рождении шоу-бизнеса. Тогда, в далеком детстве, его звали Натан Барнбаум.

«Я родился в бедной семье, – начинает он одну из своих книг, – Как бы сказать поточнее. В сравнении с нами даже очень бедные вполне могли сойти за богатых. Мы были дети иммигрантов. Я рос в еврейском гетто Нью-Йорка в семье, где, кроме меня, было четыре брата и семь сестер. Мы были так бедны, что мне не по карману были собственные сны. Они у нас были общими с моим братом Изей. Мы оба мечтали быть продавцами подержанных машин. Почему? Потому что это была единственная богатая семья на нашей улице. Они жили на углу, и мы знали, что они – богатые, потому что у них на окнах были кружевные занавески.» Родители будущего артиста Дора и Илизар Барнбаумы были ортодоксальными евреями, приехавшими из маленького белорусского местечка, бежав от погромов, казаков в надежде на лучшую жизнь в Америке. Но что-то госпожа Удача задержалась, и большой семье приходилось довольно туго. Отец хватался за любую работу, мать вела домашнее хозяйство, стараясь прокормить и обстирать огромную семью. В 1904 году разразилась эпидемия гриппа. Отец Натана умер в возрасте 47 лет. Дора осталась одна с 12 детьми. Это была настоящая трагедия: умер единственный кормилец. У вдовы не нашлось денег достойно похоронить мужа, деньги собирали по крохам у родственников и знакомых.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.