Русские в Кабуле

Прокопенко Юрий Тимофеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русские в Кабуле (Прокопенко Юрий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

На заседании Политбюро 12 декабря 1979 года было принято решение о вводе войск в Афганистан. Единственным членом Политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А.Н.Косыгин и с этого момента у него произошёл полный разрыв с Брежневым и его окружением. Начальник Генштаба НиколайОгарков также активно выступал против ввода войск.

Вечером 27 декабря советские спецподразделения взяли штурмом дворец Амина, операция продолжалась 40 минут, во время штурма Амин был убит. Помимо основного объекта были блокированы и взяты под контроль воинские части кабульского гарнизона, радио-телецентр, министерства безопасности и внутренних дел, тем самым обеспечив спецподразделениям выполнение их задачи.

Так началась Афганская война (1979—1989) – военный конфликт на территории Демократической республики Афганистан. В военном конфликте участвовали правительственные силы Афганистана и Ограниченный континент советских войск, с одной стороны, и многочисленные вооружённые формирования афганских моджахедов («душманов»), с другой стороны. Они пользовались политической, финансовой, материальной и военной поддержкой ведущих государств НАТО и консервативного исламского мира.

Термин «Афганская война» тогда подразумевал традиционное для советской и постсоветской литературы и СМИ обозначение для периода военного участия Советского Союза в вооружённом конфликте в Афганистане. В западной литературе часто используется выражение «советское вторжение». Созванный вскоре Совет Безопасности ООН на своём заседании не принял антисоветскую резолюцию, подготовленную США, СССР наложил вето; его поддержали пять государств-членов Совета. СССР мотивировал свои действия тем, что советский воинский контингент был введён по просьбе правительства Афганистана и согласно Договору о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве от 5 декабря 1978 года.

Этому предшествовали следующие события в Афганистане.

В 1973 году, во время визита короля Афганистана Захир-Шаха в Италию, в стране произошёл государственный переворот. Власть была захвачена родственником Захир-Шаха Мухаммедом Даудом, провозгласившим первую республику в Афганистане.

Дауд установил авторитарную диктатору и попытался провести реформы, но большинство из них завершились провалом. В то время в Афганистане господствовали законы, характерные для эпохи родоплеменной общины и феодализма. Первый республиканский период истории Афганистана характеризовался сильной политической нестабильностью, соперничеством между прокоммунистическими и исламистскими группировками. Исламисты подняли несколько восстаний, но все они были подавлены правительственными войсками.

27 ароеля 1978 года в Афганистане началась Апрельская (Саурская) революция, в результате чего к власти пришла Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), провозгласившая страну Демократической Республикой Афганистан (ДРА).

Попытки руководства страны провести новые реформы, которые позволили бы преодолеть отставание Афганистана, натолкнулись на сопротивление исламской оппозиции.

Дальнейшее развитие ситуации в Афганистане – вооружённые выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба. В сентябре 1979 года лидер НДПА Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти Хафизуллы Амина. Это вызвало серьёзное беспокойство у советского руководства. Оно настороженно следило за деятельностью Амина во главе Афганистана, зная его амбиции и жестокость в борьбе за достижение личных целей. При Амине в стране развернулся террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонниками Тараки. Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению её и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи. Советское руководство боялось, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведёт к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил. Более того, по линии КГБ поступала информация о связях Амина с ЦРУ и о тайных контактах его эмиссаров с американскими официальными представителями после убийства Тараки. В итоге было решено готовить свержение Амина и замену его более лояльным лидером. В качестве такового рассматривался Бабрак Кармаль, чью кандидатуру поддерживал председатель КГБ Ю.В Андропов.

Помимо участия в гражданской войне советских войск, активно развивался процесс построения демократического общества в республике Афганистан. Причем построение этого общества, по мнению руководства СССР, должно было происходить по образу и подобию государственного устройства в самом Союзе. Это касалось всех ветвей государственной власти в республике и гражданского общества в целом. Здравоохранение и медицина также были всецело вовлечены в этот процесс.

Полноправными представителями Советского Союза в этом процессе были многочисленные отряды гражданских специалистов, наводнивших Афганскую столицу и некоторые другие города. Являясь носителями Советской идеологии, они своим активным присутствием способствовали проникновению идей социализма во все сферы жизни государства и общества. При этом, конечно, наши специалисты оказывали реальную практическую помощь зарождавшейся афганской интеллигенции. Так, параллельно с военным присутствием в Афганистане осуществлялось гражданское участие советских людей в построении Демократической Республики Афганистан.

А в это время в самом Союзе развивались процессы, повлиявшие в последующем на судьбу государства. «По России мчится тройка: Мишка, Райка, перестройка» – так советский народ в этой лихой присказке охарактеризовал начавшиеся перемены. Им предшествовали пышные похороны Генерального секретаря КПСС Л. Брежнева и его приемников Ю. Андропова и К. Черненко. Менялись правители, с приходом к власти М. Горбачева появились некоторые «перестроечные» изменения в самой жизни страны, но война в Афганистане продолжалась. Продолжалось и даже наращивалось присутствие в стране гражданских специалистов. Однажды запущенный многопудовый моховик этого исторического процесса не мог сразу остановиться. Он вовлекал в себя все новых и новых людей.

Среди них оказался и доктор Белецкий Иван. Уже во время афганской войны с участием советских войск он защитил докторскую диссертацию. Ему тогда было тридцать восемь лет. Такое не часто случалось в отечественной медицине и это окрыляло Ивана. В его амбициозные планы входило устроить долгосрочную командировку в Женеву, где располагалась штаб-квартира Всемирной Организации Здравоохранения, постоянным экспертом которой он являлся уже несколько лет. Но не суждено было случиться задуманному. На его пути оказались сильные оппоненты, обладавшие тогда реальной властью. Не суждено ему было получить должность заместителя директора института, в котором он начал свою научную карьеру с аспирантуры. Наконец, он лишился поддержки директора, с которым ранее у него был хороший творческий контакт, реализовавшийся в ряде серьезных научных публикациях. И на этом печальном фоне Ивану поступило предложение уехать в долгосрочную командировку в Афганистан. Получив согласие жены, он решается на этот серьезный и небезопасный шаг, ведь в Кабуле было военное положение. И вот настал момент, когда все мосты были сожжены и Иван Белецкий проходил таможенный досмотр в международном аэропорту Шереметьево. Впереди его ждал Кабул.

Глава 1. Прилет

В сером предрассветном небе над высокими острыми хребтами Гиндукуша летел пассажирский авиалайнер рейсом «Москва – Ташкент – Кабул». Это был регулярный рейс, совершаемый каждую неделю. В салоне самолета располагались преимущественно русские гражданские специалисты различного профиля и их жены. Большинство из них были направлены в долгосрочную командировку в Кабул или возвращались из очередного отпуска в Союз, отработав первый или второй год. Самолет совершал промежуточную посадку в Ташкенте, где пассажиров и ручную кладь еще раз после аэропорта Шереметьево подвергали таможенному досмотру, отмечали таможенные декларации и через некоторое время отпускали на посадку. Это были ночные часы. Пассажиры были сонные, а потому и вялые, в основном безразличные к происходящему. Преимущественно это относилось к тем, кто возвращался в Кабул из отпусков. Для них это все было знакомо и потому не вызывало никакого интереса. Многие из них мечтали скорее опуститься в свои кресла и продолжить полет. Те, кто летел этим рейсом впервые, обладали небольшой толикой любопытства, ожидая, чем все это кончится. Мало кто из них в действительности хотел спать. И сейчас в полусонном салоне некоторые поглядывали в иллюминаторы, тихо переговаривались между собой. Среди них летел и Иван Белецкий. Он с любопытством наблюдал за горными вершинами, медленно проплывавшими под крылом самолета. Серые, угрюмые и неприветливые, они таили в себе опасность или угрозу. Скорее всего, где-то там среди этих вершин притаились «душманы», вооруженные современными зенитными ракетами «Стингер», полученными от американцев. Не исключено, что кое-кто из них уже взял на прицел пролетавший над ними авиалайнер.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.