Не обижайся на меня, Матрешка!

Цитронова Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не обижайся на меня, Матрешка! (Цитронова Наталья)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Дорогая трехцветная Наоми, которая не ловит мышей

Говорят, трехцветные кошки приносят своим хозяевам удачу. Американцы и японцы даже считают таковых «денежными кошками». На них, оказывается, можно хорошо заработать, продав, например, отправляющимся в дальнее плавание морякам. Подобные мурки обладают удивительной способностью предчувствовать беду – шторм, кораблекрушение, встречу с пиратами и так далее. Не знаю, не знаю… От нашей рыже-черно-белой киски сначала были одни убытки.

Ой, только не надо меня упрекать в равнодушии и черствости к «этим лапочкам». Наша кошка – не «лапочка». У нее очень сложный характер. Она не общительна, не ласкова, злопамятна, к тому же обжора и соня. Любит кусаться и стучит дверцами шкафов, когда мы ложимся спать и выключаем свет. Не греет мне ноги. И вообще мне больше нравятся собаки – они понятнее, проще… Но мы вместе уже семь лет, кошка – член семьи и с этим приходится считаться. В конце концов мы ведь тоже не идеальны, но она нас терпит.

Семь лет – время-то как стремительно бежит. Даже не бежит – вприпрыжку несется… Почему я тогда была категорически против котенка, точнее, против предложения дочки завести в доме хоть какую-нибудь живность? Причина банальнейшая – жилищные условия. На двоих – 15 квадратных метров, общий балкон с соседями, третий этаж… Мы жили тогда в монолокалке. Рассказать, что это такое? Комната без окон, стеклянная дверь во двор, допотопный газовый обогреватель с «выхлопной трубой» во двор, чихающий словно старая машина и без конца ломающийся. Первый год, помнится, мы были без тепла до самого итальянского Рождества. А еще лохматые серые пятна плесени в душевой, матрацы, из которых сыпалась труха… И плата за все эти «удобства» – 450 евро в месяц.

Конечно, были и несомненные плюсы: высоченный, под самый потолок, шифоньер с зеркалом, экзотические деревья во дворе, в конце марта за день превращающиеся в сиреневые облака, пение птичек по утрам. А главное – центр города, своей архитектурой и задумчивостью напоминающий любимый Питер.

Я работала в итальянских семьях со стариками. Дочка тоже работала (то няней, то официанткой в баре, то просто мыла полы…) и училась в университете на геолога. Вика – добрая душа, что по достоинству было оценено ее итальянскими однокурсницами, которые легко приняли россиянку в свою студенческую компанию. Однажды она привезла с загородной виллы, куда ее пригласила пампушечка Вивиана, крошечного, еще слепого котенка. То есть, поставила меня перед фактом. Что я могла сделать после этого? Котенок остался с нами.

– Там в саду еще пять малышей. Вивиана довольна, что хоть этого удалось пристроить. Если остальных не разберут, им придется на пустой вилле зимовать, – переживала дочь. – Но Виви уверяет, что садовые кошки привычны к холодам, не беспокойся – выживут…

Однако зимы на севере Италии очень скверными бывают, с заморозками и даже с настоящими морозами. К весне, как выяснилось, котят за городом не осталось, а наш к этому времени превратился в настоящего хулигана, точнее – в хулиганку. Сказались гены. Юная киска, как и ее трехцветная мамаша, прыгающая по деревьям словно белка, обожала высоту. Каким-то непостижимым образом вскарабкивалась на шифоньер и с него все пыталась запрыгнуть на старомодную люстру, вокруг которой по вечерам роем вилась мошкара. Подобно птичке, перелетающей с ветки на ветку, порхала она со стула на стол, со стола на вешалку, с вешалки по портьере на самый верх входной двери. Даже спать устраивалась на высоте, на том же самом шифоньере, но обязательно с высунутой вниз мордочкой и торчащими ушами, чтобы любую ситуацию держать под своим контролем.

Кстати, кошка (как и я тоже) не могла успокоиться до тех пор, пока не возвращалась домой ее юная хозяйка. Это трудно рассказать, это надо видеть! Вроде бы ни с того ни с сего малышка вдруг настораживалась, ушки начинали трепетать, мордочка заострялась; потом на какую-то долю секунды замирала, словно превращалась в изваяние, к чему-то прислушивалась, казалось, всем своим существом. Наконец группировалась, как спортсмен перед рывком, отчаянно пикировала вниз и неслась к двери, иступленно ее царапала, пытаясь открыть… И лишь через какое-то время (!!!) слышался хлопок двери в подъезде, шум лифта (у нас, повторяю, был третий этаж плюс «piano terra», то есть как бы еще один этаж, самый нижний), бряцание ключей, возня с замком на балконе и наконец-то на пороге появлялась наша красавица… То есть, кошка чувствовала свою любимую хозяйку, когда та еще на улице была, только приближалась к дому. И, встретив, не сразу успокаивалась, ходила по пятам, нежно-жалобно мурлыкала, словно укоряя, мол, где тебя так долго носило, сколько можно ждать…

Надо сказать, мы с дочкой – люди миролюбивые, неконфликтные. Но так как из-за мурки кое-кто пытался нам нервы потрепать, приходилось обороняться, а иногда и наступать. Расскажу о Ренате. Она нам в принципе никто. Но позвонила знакомая, умоляла приютить «девочку» на несколько дней. Мол, жених-сицилианец ее из дома выгнал, негде бедной ночевать. Я объяснила, мол, у нас жилищные условия плохие, да еще котенок. Девушку это не смутило. Вскоре выяснилось, что она решила поселиться у нас основательно и надолго, заняв многочисленными чемоданами и котомками с секэнд-хендовским барахлом все пространство под столом и кроватями. Такая изящная девушка, а дышать стало нечем.

Рената училась на курсах младших медсестер, но почему-то весь день находилась дома. Характер у нее оказался непредсказуемым. Когда я возвращалась с работы, а дочка из универа, наша «временная» постоялица начинала рыдать, рассказывая, каким монстром оказался ее жених. Некомфортнее всего в этой обстановке чувствовала себя кошка. Она практически не слазила с шифоньера или забивалась в каком-нибудь дальнем углу. У меня даже мысль промелькнула, не обижают ли ее в наше отсутствие…

Однажды Рената заистерила, узрев на своей сумке микроскопические шерстинки. Начала верещать: прогоните эту тварь! Или я, или она – выбирайте! Девушка была абсолютно уверена, что выбор, конечно же, будет в ее пользу (тариф за ночлег: 5 евро Х 30 = 150 евро в месяц!), от котенка же – одни убытки… Но я ничего сравнивать и анализировать не стала, рассудив так:

– Знаешь, Рената, мне тоже не нравится шерсть на одежде. Но дело в том, что кошка эта – наша, а ты нам – никто, чужая. Так что и выбирать нечего, уходить придется тебе, и побыстрее…

Но, как говорится, нет худа без добра, как и добра без худа. Податься Ренате со своими котомками было некуда. Оставалось одно: звонить итальянскому «монстру», чтобы приехал и забрал ее. Вот так, благодаря кошке, они и помирились.

Да, стоит еще сказать, что киска наша хоть и пакостливая, но трусливая. Особенно боится раскатов грома, а грозы в Италии бывают неистовые, небо полыхает и словно разваливается на половинки. А то салюты в честь какого-либо святого в полночь над городом палят – такой свист и треск раздается, что не по себе становится. Мурка в такие моменты лезет на кровать под одеяло, прячет голову под подушку, только хвост полосатый наружу торчит, от ужаса подрагивая. Дочь решила, что у ее любимицы проблемы с ушами, рассмотрела какие-то черные точки, пошла в «ветеринарную аптеку» за каплями от клещей. А в Италии к животным относятся как к детям – просто так, без рецепта, лекарство не дадут. Пришлось к доктору кошку нести. Он, кроме капель, еще и витамины «для шерстки» выписал. Итого 120 евро…

А вскоре начались «дамские проблемы». Кошка (кстати, назвали мы ее Наоми, так в ее кошачьем паспорте и записано) столь неприлично орала, требуя любви и ласки, что соседи пожаловались администратору дома. И дело не только в том, что она мешала кому-то своими неистовыми стенаниями. В Италии такое вот бурное проявление четвероногими неудовлетворенного полового инстинкта справедливо расценивается, как страдание. Хозяева не должны допускать, чтобы животное мучилось, за это даже предусмотрены штрафы. И так как никакие успокаивающие таблетки не помогали, пришлось нашей темпераментной мурочке делать операцию. Хотя обидно: бедное существо так и не познало в своей жизни радости любви и материнства, навсегда оставшись девственницей. К счастью, бедняжка не поняла, что же с ней такое случилось, но мы запомнили этот случай отлично. Стерилизация обошлась нашему и без того дырявому семейному бюджету в 400 евро. Зато жильцы дома сраз успокоились, а кошка-худышка мгновенно набрала вес и по своим повадкам стала походить не на старую деву, а на довольную своей судьбой высокомерную вальяжную даму.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.