Всех благ Духу Рождества

Давыдова Юлия Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Всех благ Духу Рождества (Давыдова Юлия)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Тридцать первого декабря, в день новогоднего ажиотажа, взрывов петард на улицах и всё ещё бешеных очередей в магазинах, Юля выглянула из-за спины стоящего перед ней человека, оценить расстояние до кассы. Метров пять осталось, но, с учётом скорости движения очереди, покрывать его предстояло ещё, минимум, час. Набитые продуктами корзины покупателей стояли на полу и люди периодически двигали их ногами. Держать в руках такую тяжесть было невыносимо. А Юля тихо злорадствовала – у неё в руках была всего лишь бутылка шампанского.

«Нет, какого чёрта все припёрлись в канун нового года закупать продукты?! – думала она, прислушиваясь к возмущённым разборкам в очереди позади себя. – Нормальные люди уже давно все купили, накрыли стол и, наверное, начали пить. Время шесть вечера! Даже самые трудоголики уже дома».

– Вы отошли не на минуту! – кричали позади. – И ничего не сказали!

– Я сказала!

– А я не слышала!

– Ой, заткнитесь, – заметила Юля, – до второго пришествия успеем…

Очередь, наконец, сдвинулась. Буквально на два шага. Оказавшись рядом со сладостями, девушка захватила пакетик конфет. Будет чем закусить шампанское.

Может, уже и начать?

Она расстегнула куртку, размотала шарф. В отличие от морозной улицы, в помещении магазина, заполненного новогодними «опазданцами», можно было просто расплавиться.

Белому снеговику на полках игрушек, кажется, стало плохо. Было очень похоже, потому что на его полиэтиленовой упаковке расплылось огромное жёлтое пятно, как раз под носом морковкой.

– Гадость, – сказала девушка и вернулась к созерцанию людей впереди.

Они продвинулись ещё на одного покупателя, и очередь встала, издав общий вздох негодования, потому что в аппарате на кассе закончилась лента, а девушка кассир побежала искать новый рулончик.

Снеговик на полке, совсем отчаялся. Съехал вниз, и теперь лежал на краю, свесив руку в красной варежке, как утопающий на льдине.

– Вот ведь, – Юля улыбнулась, оценив картину, – ну, ладно.

Она очень внятно и громко предупредила, что сейчас вернётся и пошла к игрушкам. Подняла снеговика. Очень простое личико, красная шапка, варежки, морковка-нос, и вечный атрибут – метёлка. Странная, правда – лысый веник на палочке.

Девушка нашла ценник, задумалась. Кусок тряпки с лысым веником на палочке стоил триста рублей. Но глаза пуговки были грустные, грустные и как-то особенно мерцали в свете ламп.

– Ладно, – Юля взяла игрушку с собой. – Спасу бедняжку.

Удивительное дело, но снеговик однозначно стремился выбраться отсюда, потому что с его приходом линия очереди стремительно увеличила скорость.

На кассу села другая девушка, не настолько уставшая, как предыдущая, сразу выложила стопку пакетов, чтобы сто раз за ними не нагибаться и, как щелкунчик орешки, начала провожать посетителей с покупками. Не прошло и пятнадцати минут, как Юля радостно зашагала домой в обнимку со снеговиком – счастливчиком, шампанским и конфетами.

Она очень не хотела отмечать этот новый год. В душе царил полный упадок. Поэтому она не приняла предложения ни друзей, ни родителей и гордо осталась одна. Но сейчас, за шесть часов до нового года Юле стало по настоящему грустно, гораздо хуже, чем снеговику, лицо которого выражало полное несчастье. Правда, без полиэтилена у него очень симпатично засверкали глаза-пуговки, и казалось, что на игрушечном лице появилась едва заметная улыбка. И так всю дорогу до самого дома.

Юля поднялась к своей квартире, на ходу вынимая ключи, но перед дверью удивлённо остановилась. На коврике стояла подарочная коробка. Маленькая, и красоты неописуемой. Упаковочным материалом служил бардовый бархат, весь расшитый золотой нитью.

На коробке оказалась записка. Бумага была безупречно гладкая, шелковистая, и, кажется, пропитанная ароматом хвои, словно её только что вынесли из соснового леса.

«Вскрыть по получении»

Гласили слова, выведенные зелёными чернилами, как образец искусства каллиграфии.

Юля зашла в квартиру, занесла подарочек, но за распаковку, конечно, стразу не взялась. Пока разулась, разделась, пристроила снеговика на стол, пока отобрала у него лысый веник с помощью ножа. Тот оказался здорово приклеен. Потом вложила в руку игрушки позолоченную ложечку из сервиза и поставила перед ней торт мороженное. Включила телевизор, открыла шампанское, высыпала в вазочку конфеты и, расположившись на кресле, наконец, вспомнила о коробке.

Ещё минут десять ушло на поиски ножниц, но потом все-таки подарочек оказался на столе. Внутри бархатной упаковки ждал великолепный сундучок с квадратной крышкой и замком. Олени, тянущие сани в зимней дымке, украшали его переднюю часть, на задней стенке был изображён маленький городок, с домиками, похожими на конфетные теремки новогодних подарков, по бокам нарисованы высокие башни в разноцветных огнях, и на крышке – огромный голубой вулкан в окружении белых гор.

Потрясающая шкатулка, но закрытая. Юля внимательно изучила скважину замка. Центральная дырочка и три луча от неё. Что за ключ?

Идея пришла внезапно. Девушка сходила на кухню, взяла валяющуюся там метёлку снеговика и вернулась уже в полной уверенности. Эта палочка с тремя отростками однозначно подойдёт.

Она вставила её в замочную скважину, и едва не отдёрнула руку в следующую секунду, потому что раздался щелчок, палочку втянуло внутрь, и крышка мягко приподнялась. Из-под неё вспыхнул серебристый свет, и повеяло прохладным ветром.

– Ого…

Юля немного подождала, но больше ничего не происходило. Она посмотрела на бутылку шампанского.

– Так, меня отравили…

Снеговик на столе однозначно улыбался.

– Ты чего смеёшься? – спросила Юля.

Тот молчал, и, слава богу.

Девушка заглянула под крышку. Свет исходил от предмета внутри. Это оказался свиток. Та же гладкая бумага. Зелёные слова стали ещё более приказными, и на сей раз торопили:

«Вам надлежит явиться на крышу немедленно!»

– Что? – удивилась девушка и почему-то посмотрела на снеговика.

Игрушка улыбалась во всю, словно говорила:

– Ну, чего стоишь?! Дуй на крышу!

Юля ещё раздумывала. Наверняка, чей-то розыгрыш. Вряд ли на крыше толпа её друзей, но кто-то же потратил время, чтобы купить такую шкатулку, написать послания… Не хочется разочаровывать!

Девушка накинула куртку, обулась, взяла ключи.

– Никуда не уходи, – сказала она снеговику, – я сейчас вернусь.

Она вышла, и лишь когда затих звук ключа в замке, снеговик, наконец, зашевелился. Улыбка разошлась на все его круглое лицо, в глазах пуговках вспыхнули огненные искры, и, бесшумно рассыпавшись серебристым снегом, игрушка исчезла.

***

Унылая лестничная клетка сегодня была немного другой. Сверху струился голубоватый свет и в нём медленно летели снежинки.

Юля выглянула между перилами, посмотрела наверх.

– Тьфу ты, чёрт…

А как хотелось, что бы это оказалось маленьким чудом. Но нет, просто наверху был открыт люк на крышу. Как правило, этот выход находился в закрытом состоянии, может, даже заварен, но кто бы ни устроил розыгрыш, он позаботился и об этом. Сейчас люк был распахнут настежь, и морозный ветер врывался в него, издавая какой-то звук, вроде:

– Ууу… Шумлююю…

Юля поднялась на крышу по жуткой железной лестнице, отряхнула коленки, огляделась и… И понадобилось время, чтобы понять, на что именно она смотрит.

На фоне городского неба светло-жёлтого цвета стояли сани, запряжённые двумя чёрными лошадьми. Длинные гривы вились на ветру особенно красиво, в мощных, идеально сложенных телах, подрагивали мышцы. Копыта выбивали из гудрона искры.

За санями стоял человек и, похоже, смотрел на город. Его фигуру обнимала чёрная одежда. Гладкие тёмные волосы опускались до плеч.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.