Я, он, она и другие, или Почти детективная история, полная загадок, всеобщей любви и моей глупости

Клионская Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я, он, она и другие, или Почти детективная история, полная загадок, всеобщей любви и моей глупости (Клионская Ольга)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

…Я уже тысячу лет не ездила в поезде. По крайней мере, года четыре. Я ничего никогда не преувеличиваю, просто так ощущаю. Иногда и четыре года могут тянуться как тысячелетие. У меня, например.

Привычка все преувеличивать не имеет ничего общего со стремлением обмануть кого-либо или немного приукрасить ситуацию. Я не патологическая врушка, у меня просто бесконечно развито воображение. Я страшная фантазерка, но, как ни странно, абсолютно адекватно воспринимающая действительность. Возможно, именно поэтому до сих пор ни разу не была замужем.

Поскольку моя профессиональная деятельность связана с мужчинами, замуж я могла выскочить раз двести или триста. Но богатая фантазия, рисующая в моей прекрасной головке Роберта де Ниро, читающего толстую умную книгу, лежа на диване, разбивалась о вторую часть характера. Я с первого взгляда видела все недостатки, пороки и притворство потенциального претендента на мою независимость и мой диван, даже несмотря на его (претендента) потрясающую внешность и затуманенный страстью взгляд кинозвезды мирового масштаба. Увы… Истинный Роберт де Ниро являлся мне только на киноэкране, а незаурядная прозорливость подсказывала, что чудес не бывает, и вероятность столкнуться в толпе на Тверской с героем тайных грез равна нулю.

Короче, однообразие окружающей действительности уже давно переросло в естественный и привычный стиль моего бытия. В нем вдруг перестали происходить какие-либо важные судьбоносные события или встречи. Одинаковые дни бежали друг за другом, ничего не меняя в жизни, не вызывая новых эмоций или потрясений и не предвещая перемен в будущем. Пресловутое: дом – работа, работа – дом и опять дом – работа… Но наконец-то и у меня произошло хоть какое-то событие. Все началось с телефонного звонка.

Мне неожиданно позвонила давняя подруга Маня. Мы не виделись примерно две тысячи лет, а ведь когда-то, давным-давно были удивительно близки, знали друг о дружке буквально все, часто перезванивались и даже переписывались. Познакомились мы на курсах повышения квалификации. Маня жила в другом городе, но это не помешало нам сблизиться и подружиться на долгие годы. Полное имя Мани было удивительным – Марьяна Серафимовна. Просто девятнадцатый век! Она и сама полностью соответствовала своему старинному имени. Тихая, необычайно серьезная, сентиментальная и мечтательная. Сейчас таких не производят. Я же говорю – девятнадцатый век, утопия…

Подруга приглашала меня на свою четвертую свадьбу. Поскольку никаких неотложных дел в ближайшее время не предвиделось, я с легкостью и даже с удовольствием купила билет до указанной станции и уже сутки тряслась на комфортабельной верхней полке пассажирского поезда. Вопреки предположениям подруги, вагон был переполнен, и мне просто чудом удалось купить билет. Общаться с соседями по купе не хотелось, поэтому, лежа на своем уютном ложе, я вспоминала года ушедшей юности, подругу и наши встречи двадцать лет назад…

***

…Мане повезло в жизни. Когда-то ее родители развелись, и в результате сложных обменов, дележей имущества и переездов она стала обладательницей собственной двухкомнатной квартиры в областном центре. Тогда мы еще не были знакомы, ведь ей стукнуло только семнадцать. Потом Манечке повезло еще раз. Ее благословенные предки создали новые семьи и разъехались в разные стороны огромной страны, оставив дочь без круглосуточного утомительного надзора.

На ее месте любая из моих столичных подруг давно бы покатилась по наклонной плоскости, устраивая бесконечные вечеринки, заводя многочисленных поклонников и организуя с ними недвусмысленные отношения. Любая, но не Маня. С рождения обладая весьма строгими взглядами на жизнь и взаимоотношения полов, плюс необыкновенной для такой молодой девушки хозяйственностью, моя подруга построила свой быт безупречно и рационально.

В одну из комнат она пустила квартирантку, тоже отличавшуюся повышенной нравственностью, серьезным отношением к жизни и обладавшую весьма интеллигентной профессией. Квартирантка преподавала сольфеджио в музыкальной школе и являлась непревзойденным образцом классической старой девы. Музыкантша была непременным и обязательным членом дружеских вечеринок, которые иногда устраивала Маня, что придавало этим самым вечеринкам ощущение присутствия кого-то из родителей.

Сама Манечка работала телеграфисткой в местном аэропорту, а потому среди ее знакомых было немало свободных парней, одетых в потрясающе красивую форму летчиков гражданской авиации, живущих в общежитии и жаждущих приятных отношений со слабым полом. Весть о том, что молоденькая связистка является хозяйкой собственной жилплощади, разнеслась довольно быстро. Вот почему Манечка постоянно находилась в окружении веселых молодых мужчин, частенько предлагающих провести вместе вечерок, послушать музыку или почитать стихи. Простодушная Маня, абсолютно уверенная в том, что предложения бесквартирных летчиков ни что иное, как проявление самой настоящей бескомпромиссной дружбы, охотно предоставляла для встреч свою двушку.

Ценя уникальную возможность собираться не в многолюдном общежитии под контролем строгих воспитателей, а в благоустроенной квартире с горячей водой и отдельным туалетом, летчики не злоупотребляли доверчивостью и чистотой помыслов юной Мани, а оттягивались, как могли, приглашая с собой специально обученных длинноногих подружек. Даже в присутствии суровой и нравственной музыкантши, постоянно разбиравшей ноты, гости всегда могли найти момент и уединиться парочкой на кухне, в ванной или в темной прихожей.

Если вечеринка неожиданно затягивалась, выходила из-под контроля или принимала опасный оттенок, Маня строгим, не терпящим возражений голосом требовала поостыть и продолжить слушать музыку или поговорить о книжных новинках. Гости ненадолго замолкали, внимая хозяйке, щедро осыпали ее комплиментами и уверениями в искренней дружбе, а затем, выдержав положенную паузу, продолжали опустошать бутылки дешевого вина, рассказывать скабрезные анекдоты и зажиматься с подружками. Именно в этот период жизни я и познакомилась с Маней.

***

Я сразу обратила внимание на ровесницу, которая выглядела, однако, лет на пятнадцать старше. Внимательный взгляд и полное, просто катастрофическое отсутствие чувства юмора выделяли ее из всей группы – веселой и непринужденной. Как каждая красавица, я любила окружать себя подругами, подчеркивающими мою незаурядную внешность, то есть блеклыми, невыразительными и невостребованными мужчинами. Маня полностью соответствовала моим взглядам на потенциальную подругу, и мы подружились. Однако, узнав ее поближе, я поняла, что Маня все же обладала некоторыми достоинствами. Я никогда не была маменькиной дочкой, несмотря на то, что жила с родителями и была окружена круглосуточной опекой, заботой и любовью. Умела делать кое-что и по хозяйству, и по жизни. И все-таки, впервые побывав в гостях у Манечки, испытала определенный стресс. Маня умела не кое-что, а ВСЁ!

Шкафчики в ее квартире были заполнены банками с вареньями и соленьями, собственноручно приготовленной тушенкой, маринованными грибами и консервированными компотами. Необыкновенная чистота в ее отлично отремонтированной скромной квартире поражала, прежде всего, тем, что была хронической, то есть постоянной, а не устроенной впопыхах в связи с приходом гостей или участковой врачихи. Наряды Манечки, хоть и не были фирменными, вполне соответствовали современной моде, были сшиты аккуратно и по хорошим лекалам из Бурды.

Как оказалось в дальнейшем, Маня сама занималась шитьем и достигла в этом практически совершенства. Она шила себе все – от купальников до легких шубеек, не уступающих по изяществу фабричным. Наконец, Маня отлично вязала. Должна признать, что и здесь она достигла потрясающих успехов. Она вязала не просто так, а с большим знанием дела, выбирая самые сложные модели из журналов по рукоделию. Нужно заметить, что несколько раз я обращалась к ней с просьбой связать какую-нибудь модную штучку: ажурный жилет, свитерок или шапочку с шарфом на зиму. Но через какое-то время я получала совсем не то, что хотела. Вместо жилета – старушечью кофту с поясом и карманами, вместо свитерка – смехотворное полосатое пончо с бахромой, а нитки для шапочки шли на нелепый шарф-капюшон. Возмущаясь и жалуясь подругам, тем не менее, я с удовольствием влезала в уютную кофту, оказавшуюся незаменимой в межсезонье, щеголяла в пончо при выездах на природу и укутывала шею длинными концами стильного капюшона.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.