Путешествие в неизвестность

Василькевич Ксения

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Путешествие в неизвестность (Василькевич Ксения)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Осколок прошлого

Джессика проснулась от сильного удара. Её отбросило в сторону, и она ударилась о дверцу шикарного «Порше». Она открыла глаза. Всё вокруг было как в тумане.

– С тобой всё в порядке? – спросил чей-то голос.

Джессика была не в состоянии ответить, она лишь кивнула головой…

Джессика и её отец недавно переехали в дом, расположенный на побережье Лос-Анджелеса. Мать Джессики погибла, когда Джессика была ещё совсем маленькая. Поэтому она почти не помнила свою мать. Отец Джессики, Майлз Мелоун работал в большой фирме «Бьюти стайл», которую же сам и возглавлял. Это была фабрика по производству одежды: костюмов, платьев и другого трикотажа.

Он часто приходил домой поздно, так как в офисе постоянно возникало много неотложных дел и финансовых проблем. Фирма могла встать на ноги только с помощью учредителя поэтому Майлз с дочкой переехал в Лос-Анджелес, где была одна из крупнейших контор. Оставив дочерние предприятия и взяв всю полноту власти в свои руки, Майлз проводил на предприятии дни и ночи, дабы стабилизировать производство. Он лично нанимал высококвалифицированных специалистов и определял заработную плату, хотя предприятие еле справлялось с убытками и затратами, производимыми для закупки сырья и материалов. Майлз естественно понимал, что с такой политикой он будет разорён, но имея на своем счете достаточно большую сумму денег, оставленную ему в наследство от деда Рика Мелоуна, он проводил одну за другой операции, не боясь, что в будущем его постигнет крах или какой-то значительный ущерб.

В связи с этим Джессика часто оставалась дома одна, не считая, служанки Катарины. Иногда в выходные дни служанки Джессика удивляла отца. Когда тот возвращался домой после тяжелого трудового дня, она ставила на стол его любимые блюда: банановый пирог или лазанью. Отец очень любил свою дочь и всегда поощрял всевозможными подарками, лучшим из которых стала Джули, пятимесячный щенок – далматинец. Когда они переехали в Лос-Анджелес, Джессике исполнилось пятнадцать лет и щенок, подаренный ко дню рождения, скрашивал скучные дневные часы Джессики.

Сразу же после переезда возникла проблема с поступлением Джессики в школу. Майлз хотел, чтобы его дочь, как и раньше, училась в школе высшего класса, но такая была, по мнению Майлза, только одна, в Беверли-Хиллз. До того как эта небольшая семья переехала в Лос-Анджелес, Джессика училась в «школе для богачей» – как её называла Джессика…

Майлз и Джессика вышли из машины. У Джессики слегка кружилась голова, но она не придала этому никакого значения, надеясь на своё крепкое здоровье.

– Папа, ты ужасно водишь машину! Попрактикуйся сначала на нашем старом Форде, а то ты разобьёшь Порше вдребезги. Знаешь, по-моему, я вожу машину лучше тебя. Жалко, что теперь ты не даешь мне этого делать, – возмущалась Джессика, уставшая от длительной поездки. Она целый день сегодня провела в дорогих бутиках. Майлз тоже решил посвятить этот день дочери и поиску «нужной» одежды для школы.

– Кстати, ты разговаривал с директором школы? – не унималась Джессика.

– Да, – ответил Майлз, открывая парадную дверь. – Сегодня заходил к нему домой. Оказывается, он живет здесь поблизости, если быть точным, напротив нас. Мы поговорили, и он сказал, что будет рад принять тебя в свою школу. Осталось отдыхать всего лишь день, крошка моя. Каникулы закончились, – сказал отец, поцеловав дочку в лоб. Завтра рано утром я уезжаю в «Бьюти стайл», в контору. Срочное дело. Ещё надо будет заехать к Норе. Будь паинькой и не забудь, что у Катарины завтра выходной.

– Постараюсь. Спокойной тебе ночи, – сказала Джессика и с пакетами поднялась к себе в комнату.

Комната Джессики была огромной. Посредине спальни стояла большая кровать. Около окна – стол, на нем компьютер, и офисное кресло. На туалетном столике поместилась ночная лампа. На полу был разостлан мягкий пушистый ковёр кремового цвета. А из окна открывался великолепный вид на море.

Как только Джессика вошла в комнату, то удивилась тому беспорядку, который в ней царил. А среди разбросанных вещей и подушек спала маленькая собачка Джулиана.

– Джули! Малышка! – воскликнула Джессика, кидая на пол пакеты и беря на руки щенка.

– Извини, что разбудила тебя, но у меня вопрос, – что ты здесь натворила? Опять твои выходки? – вопрошала Джессика, рассматривая пол, на котором были разбросаны вещи. – Эх, Джули! Ты явно скучала без меня, если в комнате такой хаос! Ты рада, что я, наконец, вернулась?

И Джули ласково лизнула Джессику в щеку.

– Всё понятно. Ты соскучилась. Я тоже рада тебя видеть, – прошептала Джессика, ещё крепче прижимая к себе щенка. – Только ты понимаешь меня! Боже, как я несчастна! Отец завтра опять поедет к своей Элеонор! Конечно, он имеет право на личную жизнь, но не с ней! Ладно, не будем об этом. Ты наверно голодная! Хочешь есть? Пойдем!

И Джессика спустилась вниз на кухню. Она открыла верхний ящик кухонного гарнитура и достала оттуда специальное печенье для собак. Джессика аккуратно высыпала печенье из коробки в одну миску и налила немного свежей воды в другую.

– Подкрепись! И не ешь слишком много, а то станешь толстой, как соседский кот. Ты меня слышишь? Не объедайся!

Джули тявкнула в знак согласия и захрустела печеньем. А Джессика нашла себе в холодильнике апельсинового сока и разогрела пиццу в микроволновой печи.

На следующее утро Джессика проснулась поздно и сразу посмотрела на часы. Десять. «Папа уже уехал», – подумала она, вставая с кровати. После того, как она приняла освежающий душ, Джессика спустилась вниз. На журнальном столике ее ждала записка от отца, в которой он предупредил, что вернется домой довольно поздно. «Опять едет к Элеонор», – пронеслось у Джессики в голове и она машинально скомкала в руках записку. Недолго думая, Джессика включила телевизор и пошла на кухню. Там она налила себе молока, отрезала огромный кусок яблочного пирога и вымыла сочный грейпфрут. Все это Джессика положила на поднос и осторожно понесла в гостиную. Вдруг она услышала какой-то шум наверху и чуть не выронила поднос из рук. «О Боже, ко мне в дом залезли воры!» – была первая мысль у Джессики. Она поставила поднос на столик, взяла нож, которым собиралась очищать грейпфрут и начала медленно подниматься по лестнице, прислушиваясь к каждому шороху. Джессика подошла к двери в ее спальню и резко открыла ее.

– Всем стоять на месте! – крикнула она. Джессика ожидала встретить в комнате кого угодно – вора, грабителя, но что она увидела, буквально поразило ее. В раскрытом шкафу сидела Джули и пыталась выбраться из платьев Джессики, которые опутали ее. У Джессики сразу прошел весь страх, но сердце продолжало бешено колотиться. Она весело рассмеялась.

– Ах ты, бесстыжая! Решила примерить мои платья без разрешения? Придется тебя наказать! – сказала Джессика грозным голосом, пытаясь показать собаке, что та провинилась. – Ты напугала меня, Джули!

Джули заскулила и поплелась к хозяйке, волоча за собой кучу нарядов. Та взяла ее на руки и строго сказала:

– Больше так не делай! Мне надоели твои фокусы! Ты меня очень расстраиваешь. И тебе, моя любимая собачка, придется заслужить прощение!

Джули лизнула Джессику в щеку и обдала ее горячим дыханием.

– Так и быть. Я тебя прощаю, – растаяла Джессика.

Через какое-то время она спустилась вниз, потому что ужасно хотела есть. Она села перед телевизором и начала уплетать пирог. После завтрака Джессика переоделась в купальник и вместе с Джули пошла на пляж.

Погода на улице стояла замечательная. В голубом небе проносились легкие перистые облачка. Плиты тротуаров сияли и искрились в ярких солнечных лучах. На улочке, где жила Джессика росли пальмы и пышные кусты китайской розы, которые сегодня как никогда радовали глаз Джессики. Между ее домом и соседним, перпендикулярно к берегу тянулась аллея, в два ряда засаженная деревьями. Проходя по этой аллее, Джессика радовалась, что на улице тепло и солнечно. Наконец, дойдя до моря, она улыбнулась самой себе и села на горячий песок. Джули бегала из стороны в сторону, в то время как Джессика мысленно унеслась в страну грез. Вдыхая нежный обволакивающий запах пенистого и искрящегося в лучах солнца океана, она представляла, как уедет из этого незнакомого ей города, туда, где не будет такой умиротворенности, спокойствия и скуки. В ее воображаемом мире ее ждали риск и свобода, счастье и удача, и, конечно же, в нем не было боли, горечи утраты и безудержной ревности по отношению к Элеонор. Но Джессику радовало лишь одно, что папа, приехав сюда, обещал ей как можно быстрее уладить свои дела и вернуться обратно в Монако. А это означало, что стоит отцу ступить ногами на землю, где он родился, и Элеонор будет вне игры. Конечно, в мире Джессики не было места и для прошлого. Оно и сейчас постепенно стиралось из ее памяти. Теперь в настоящем все было по-другому: не было заботливого прадедушки Рика, не было прабабушки Габриэлы со своими причудами и горячими пирожками из ежевики. Все кануло в лету, и Джессика это понимала. Теперь нужно было приспосабливаться к новой жизни, посещать другую школу и общаться с теми, с кем ей совсем не хотелось общаться. Но Джессика все же верила в то, что это ненадолго.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.