Саур Могила

Ковалев Валерий Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Саур Могила (Ковалев Валерий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Солнце ещё не взошло, но уже были различимы все курганы и далекая, похожая на облако, Саур-Могила с остроконечной, покрытой легким туманом вершиной.

Если подняться на нее, то оттуда видна равнина, такая же волнующая и безграничная, как небо, видны далекие города, поселки и хутора, а за ними, синеющее у кромки горизонта море.

Только здесь понятно, как много видела и знала древняя Могила на своем веку, осязая собою время и пространство.

Она зрила племена скифов и сармат, сходившихся в ковыльных степях в жарких братоубийственных сечах, греческие когорты и железные римские легионы, пытавшиеся объять необъятное, тьмы и тумены так и не дошедших до «последнего моря» грозных монголов.

Слышала она пальбу запорожских мушкетов и вой ядер турецких пушек, звон шашек красной и белой конницы, рев танковых моторов группы армий «Центр» и праздничный салют Великой Победы, а потом все надолго стихло.

Каждую весну зеленый простор у подножия Могилы алел россыпями полевых маков, летом по нему гуляли серебряные волны ковыля, а осенью и зимой пел песни летящий в дальние страны ветер.

И над всем этим, в мирном небе, величаво парил беркут.

Сильная и гордая степная птица. Превыше всего ценящая свободу.

Часть 1. На рубеже веков

Глава 1. Дорога к дому

«Прощай, не горюй,Напрасно слез не лей,Лишь крепче поцелуй!Когда сойдем мы с кораблей!..»

бодро орали магнитофоны в разных местах перрона, где шла посадка на скорый Мурманск – Москва, в омытые майским дождем, блестящие окнами вагоны.

На Кольском шла демобилизация военных, отслуживших свой срок, и в их числе моряков Северного флота.

Их черные группы в бескозырках с муаровыми лентами, щегольских бушлатах и широченных клешах виднелись тут и там, солидно ступая на подножки тамбуров.

В одной из таких, с золотистыми якорьками «штатов» 1 на рукавах, радостно скалил белые зубы и юморил с проверяющей билеты молодой проводницей, смуглый усатый сержант с гитарой на плече и небольшим чемоданом.

– Приходи к нам в гости, красотка, – подмигивал ей карим глазом. – Спою тебе песню про любовь. Душевную.

– Да поднимайся уже, черт! – шутливо огрызалась та. – Обязательно приду, с веником, если будете куролесить.

– Все будет тип-топ! – рассмеялся кто-то из моряков, и вся компания, исчезнув в проеме двери, бодро зацокала подковками по крашеному металлу пола.

Сержанта звали Сашка Шубин, родом он был из Донбасса и имел сербские корни.

Еще при Екатерине Великой его предки по материнской линии пришли на службу России с Балкан в составе двух гусарских полков Шевича и Предрадовича. Им определили охрану южных рубежей Империи, поверстали в казаки и вместе с семьями расселили на берегах Лугани, Северского Донца и Айдара. Оттуда и пошли поныне здравствующие Славяносербск, Станица Луганская, Троицк и Попасная. В семье Шубиных свято хранились два Георгиевских креста Сашкиного прадеда – Никиты.

Остальные пять сослуживцев сержанта были кто – откуда. С необъятных просторов Советского Союза.

Все они отлично владели стрелковым и прочими видами оружия, знали вождение, топографию и рукопашный бой, могли десантироваться с воздуха и воды в любую точку Мира.

Киркенесская Краснознаменная бригада морской пехоты, из которой уволились ребята, базировалась в губе Печенга и вела свою боевую историю с мая 1943-го, когда на базе отдельного батальона был сформирован 61 стрелковый полк 45 стрелковой дивизии.

Полк отличился в Петсамо – Киркенесской операции во время Великой Отечественной войны и стал носить почётное наименование «Киркенесский».

Его славопреемницей и стала названная выше бригада морской пехоты Северного флота.

В мирное время и в годы «холодной войны» морские пехотинцы соединения двадцать восемь раз участвовали в дальних морских походах с заходом в Египет, Сирию, Мальту, Анголу, Бенин, Гвинею, Сан-Томе, а также другие государства Африки и ближнего Востока.

Высокие мастерство и выучка «черных беретов» неоднократно проявлялись и во время многочисленных учений: «Материк», «Балтика-78», «Запад-81», «Магистраль-83» и прочих.

В 1986 году разведчики и отдельный десантно-штурмовой батальон бригады впервые высадились парашютным способом на остров Колгуев в Карском море. Спустя год, личный состав роты плавающих танков совершил многокилометровый переход морем из губы Нижняя Титовка в губу Кутовая.

И теперешние парни тоже внесли свой вклад в славную историю бригады, побывав в качестве «воинов-интернационалистов» в революционной Анголе.

В прохладных, пахнущих дальней дорогой купе плацкартного вагона, уже шумно располагались другие группы демобилизованных.

Каких тут родов войск, кроме моряков не было!

Ракетчики с аксельбантами на груди, обветренные (один с овчаркой), в зеленых фуражках пограничники, танкисты, авиаторы, мотопехотинцы и стройбатовцы.

В то славное время про Кольский полуостров ходила шутка: «имея винты и ход, он завоевал бы весь Мир». Что, чистая правда.

Морпехи расположились в своем купе, шмякнув бескозырки на крючки и стянув с плеч бушлаты, поместили всю хурду 2 на багажные полки и огляделись.

– М-да, – сказал рыжий старший матрос с россыпью наградных жетонов на форменке. – Не вагон, а Ноев ковчег. После чего все рассмеялись.

Соседями впереди была десантура, а сзади пограничники со своим «мухтаром», у которого на шее висела медаль. Не иначе за службу.

Перед самим отправлением по вагону прошел воинский патруль, старший которого – майор, громко объявил, что в Петрозаводске будет второй. В целях профилактики пьянства и мордобоя

– Кто подорвет престиж Вооруженных Сил, – сказал он, обозрев «дембельский» вагон, – тот будет снят с поезда и помещен на гарнизонную гауптвахту!

– Так мы ж теперь гражданские, товарищ майор! – прогудел какой-то старшина – авиатор.

– Гражданскими, сынки! – значительно поднял вверх палец майор, – вы станете после прибытия домой и постановки на учет в военном комиссариате. А до того пить в меру и не бузить. Вопросы?

– Вопросов нет! – ответил за всех рослый главный старшина с бритой головою. – В меру, так в меру.

– Гафф! – радостно поддержал его, завиляв хвостом, серый друг пограничников.

– Ну, тогда счастливого вам пути, – качнул фуражкой начальник патруля, вслед за чем, тот последовал дальше.

– До отправления поезда три минуты! – простучала каблучками вдоль плацкарт девушка – проводница – Провожающих прошу покинуть вагон!

– У нас их нету! – загоготал военный люд. – Только встречающие!

Спустя малое время из головы состава донесся длинный гудок, по его телу пронесся лязг сцепок, и перрон плавно покатил назад, все убыстряясь.

– Ну, вот и все, – оживились дембеля. – Давай, машинист, наяривай!

Потом за окнами поплыли окраины столицы Заполярья, поезд сделал объемную дугу, и открылась ширь Кольского залива.

В большинстве купе моряки с солдатами опустили окна и, высунувшись наружу, замахали бескозырками, беретами и фуражками.

– Прощай Флот! Прощай Армия!

В лица бил ветер. Соленый, морской. И почему-то влажный.

– Ну что, братишки? – вернул окно в исходное коренастый морпех. – Надо отметить такое дело!

– А то! – ответили сразу несколько голосов, и стал сооружаться «военно-морской стол». В других купе происходило то же самое.

Многие ребята прибыли на вокзал из дальних гарнизонов полуострова и, как говорят, были с утра «не жрамши».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.