Ликвидатор. Книга первая. Четырнадцать ступеней. Фантастика

Хомич-Журавлёва Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сон. Начало

Она шла по длинному коридору, стены которого блестели коричневым мрамором с белыми прожилками. Потолка не было. Вместо него вверху зияла черная пустота.

На протяжении пути ей попадались частые белые, готически вытянутые двери, словно для существ трёхметрового роста. Вдоль стен, на больших расстояниях друг от друга, стояли скамьи из белого мрамора и рядом – такие же изящно вытянутые напольные вазы.

Она шла и шла. Навстречу ей начали попадаться люди, словно не от мира сего – молчаливые, со взглядами, устремленными вперед, куда-то прямо сквозь Неё. Коридор из прямого превратился в круто петляющий. Затем появились разветвления. Она упрямо держалась левой стороны.

Неожиданно путь оборвался. Перед Ней открылась большая терраса с высокими белыми мраморными портиками. В голове мелькнула мысль – «Я должна найти выход. Неужели это он?»

Она спустилась по мраморной лестнице вниз, к подножию коричневой стены, уходящей в черноту пространства. Ноги Ее ступили в серую пыль, неожиданно захламленного двора. «Странные контрасты» – подумала Она. Немного пройдя по затвердевшей пыли, Она увидела красную сетку невероятной высоты, которая тянулась в разные стороны и пропадала в темноте.

«Стоит только взлететь, и можно по воздуху преодолеть этот забор», – только подумала Она, как заметила, что к сетке приблизилась другая девушка, которая протянула вперед что-то наподобие пульта управления, и немедленно в сети открылся проем. Девушка мгновенно проскочила в образовавшееся отверстие, которое столь же молниеносно закрылось за ее спиной. Она видела, как беглянка обнимала свою мать, и они обе растаяли в пространстве.

В задумчивости Она подошла к сетке. И вдруг дорогу Ей преградила возникшая прямо из воздуха старуха в сером балахоне и с распущенными седыми волосами: – «Это не твой путь, дорогуша. Не торопись, всему свое время. А твое время уже близко. Стоит только посмотреть в зеркало…»

И Она проснулась.

Глава 1. Послание на зеркале

С легким журчанием, вода текла из открытого крана. В зеркальных стенах ванной комнаты мерцали блики солнца, отразившиеся от пола коридора через открытую дверь. Ира стояла, опершись о раковину, и разглядывала себя в центральное зеркало.

Из позолоченной рамы на нее смотрела с легкой кокетливой улыбочкой, очень даже симпатичная девушка. Темно русая челка была убрана обручем, на плечи спадали тяжелые, густые волосы, подстриженные супермодной лесенкой. Глаза, уже промытые ото сна, вглядывались в Иру.

– М-да, могло бы быть и лучше, – критически заметила девушка.

И вдруг сердце замерло, Ей показалось, что гладь зеркала неожиданно подернулась зыбью. Ира пулей выскочила из ванной комнаты, закрыла дверь и побежала в зал. Там её мама, сидя в кресле в легком пеньюаре, сосредоточенно накладывала макияж.

– Ирок, что с тобой, милый? – промурлыкала, не глядя на дочь, дама.

– Ну и покажется же такое – перевела дух Ира, – Да ну, мамусик, ничего. Я видимо, кажется, еще не проснулась.

Мама хмыкнув пожала плечами…

Потекли дни. Первое время Ира боялась смотреть в зеркала, а это было очень трудно, ведь зеркала в их квартире висели повсюду, не говоря уже о зеркальной ванной комнате. Затем Ира начала размышлять о том, что это даже интересное приключение. А под конец всё же решила, что живая зыбкость зеркального стекла – лишь плод её богатого воображения.

Тем более, все вокруг твердят, что у нее вовсю идет переходный возраст, а значит, она должна быть нервной и легко возбудимой. Короче, гормоны должны сыграть с ней дурную шутку. Хотя всё было как раз наоборот. Ира была девушкой через чур спокойной, даже немного флегматичной. И предельно рассудительной. В душе она считала себя неимоверно взрослой и обожала беседовать с папой о высоких материях, тогда как маму считала легкомысленной. Иногда Ире даже казалось. Что она – мама, а её мама – семнадцатилетняя девушка, которую ещё многому надо научить.

Теперь понятно, почему Иру выбило из колеи недавнее странное происшествие, которое девушка, ну никак не могла объяснить логически. Она, разумеется, никому ничего не сказала. «Сто пудово», мама первая же поставила бы ей диагноз, типа «галлюцинации, характерные для периода полового созревания».

***

Так вот, наверное, история с зеркалом так и забылась, если бы не странная суббота, которая полностью изменила жизнь девушки.

С утра Ира была в прекрасном настроении – все дела сделаны, квартира прибрана, обед приготовлен, осталось только принять ванну. А вечером она идет с Белкой на дискотеку в «Саботаж». Там она опять увидит симпатяшечку студента, который ни с кем не танцует, и все время сидит за стойкой бара и пьет свои бесконечные коктейли. Ира уже узнала, что это клубничный сок с мороженым. Вот и сегодня она опять будет смотреть не него, и танцевать с обормотами одноклассниками Чебушевым и Синицыным.

«Ах, мальчик лапочка, сегодня я увижу тебя», – пела душа Ирочки, когда она вошла в ванную комнату, налила воды и, включив магнитофон, погрузила свое стройное тело в пушистую пену. Понежившись вволю, вымыв голову и ополоснув глаза, она увидела сквозь пар такое, от чего вся её дальнейшая жизнь показалась ей фантастическим сном.

Вдоль всей зеркальной стены ванной комнаты, на запотевшем стекле были написаны слова:

«Прежде всего – никакого пророчества нет, только правда». Мало того, ей показалось, что сотни глаз вглядываются сквозь зеркальную стену, пытаясь разглядеть девушку. Ире стало не то что не по себе – гомерический страх начал сковывать тело.

Она быстро окатила себя ледяной водой из душа, схватила полотенце и пулей вылетела из ванной. Первое, что она увидела перед собой – удивленные глаза мамы.

– Ирочка, что случилось?

Ира молча открыла дверь ванной комнаты и показала надпись.

– Милая, в чём дело? Объясни, – не поняла мама.

– Ма, эта надпись появилась сама собой. Я не писала её, понимаешь?

Мама молча обняла Иру и усмехнулась. Но Ира не обиделась. Она вполне понимала маму. Конечно, если бы ей мама рассказала о надписи, Ира тоже ни за что не поверила бы.

Идти уже никуда не хотелось. При каждом взгляде в любое зеркало дома, ей чудились пытливые глаза, которые словно что-то хотели от неё…

Вечером мама с папой ушли в театр. Ира же решила позвонить Белке и сказать, что дискотека отменяется, и она никуда не пойдет.

Ира сняла трубку и уже хотела набрать номер, но трубка молчала. Телефон не работал. Мобильник тоже не подавал признаков жизни, хотя заряжен был полностью. Ире стало не по себе. Тогда она в глубокой задумчивости включила телевизор. Но вместо включенного канала, как из зеркала, на Иру смотрело её же отражение.

«По-моему, я галлюцинирую, видимо пора баиньки. А назавтра проснусь и…»

Войдя в коридор, Ира почувствовала непреодолимое желание снова пойти в ванную и, напустив пару, проверить, появятся ли еще какие-нибудь надписи.

Когда от пара запотели зеркала, и на них начали проявляться слова, Ира восприняла происходящее уже как должное, и лишь машинально прикрыла рот рукой, чтобы не охнуть. А слова писались ровным каллиграфическим почерком на чистом русском:

«ВРЕМЯ ПРИШЛО. ПРИМИ СЕБЯ К СЕБЕ. ИСПОЛНИ ПРЕДНАЧЕРТАННОЕ».

Выключив воду, девушка, в глубокой задумчивости, вышла в коридор. Её мелко потряхивало от внезапного озноба.

– Так, надо сказать папе, чтобы отвел меня к психиатру, – разговаривая сама с собой, Ира, с видом побитой собаки, брела по коридору, в спальню родителей.

Первое, что бросалось в глаза в комнате, это огромное зеркало, высотой от пола до потолка, в массивной чугунной оправе, вставленное прямо в стену. Сколько помнила девушка, это раритетное зеркало всегда стояло в спальне, ещё тогда, когда это была опочивальня пропавших без вести под сошедшей лавиной во французских Альпах, дедушки и бабушки. Ира ухмыльнулась, вспомнив, как в детстве любила, завернувшись в ажурную капроновую накидку, закрывающую гору подушек, вертеться перед громадной зеркальной стеной, воображая себя прекрасной принцессой из волшебного королевства.

Напротив «королевского» зеркала, уютно разместилась мягкая кровать с шелковыми подушками, покрытая атласно кружевным, бледно розовым покрывалом. Ира с ногами забралась на неё, удобно усевшись, закуталась в пушистый белый плед, лежавший рядом, на пуфике и, насупившись, стала глядеть в зеркало. Из богатой рамы затейливого багета, на неё смотрела девушка таким невыразимо печальным взглядом, от которого у Иры по спине поползли мурашки.

– Сделай лицо попроще, и к тебе потянутся люди, – попробовала съязвить Ира, но отражение, повторив все её движения, так же как и Ира, насупившись, продолжало буравить её глазами.

Шло время. Ира немного привыкла к нелепости ситуации. И когда ей надоело бояться и злиться на себя за трусость, она подняла голову и, глядя на себя в зеркало, спросила:

– Что тебе надо? Чего ты от меня хочешь?!

Естественно, ей никто не ответил. Но Девушке показалось, что откуда-то потянуло сквозняком. Она встала, подошла к зеркалу – невероятно, но прямо сквозь гладь стекла, явно дул легкий, монотонный ветерок. Ира, не мигая, посмотрела на свое отражение и протянула руку вперед для того, чтобы коснуться стекла.

Стекла не было.

И тут девушку охватил чисто спортивный интерес – что же будет дальше? Отметая последние остатки страха, она стала погружать свои руки в зыбкость зловещего зеркала. Сначала руки, а потом и все её тело – она начала сливаться со своим отражением. Ира сделала решительный шаг вперед и вдруг почувствовала, что прошла сквозь нечто прохладное, неподдающееся определению.

Обернувшись, она увидела, что позади неё ничего не изменилось. Вот уютная спальня родителей, вот её отражение. Но нет! Её отражение, как и она, сама, стояло… рядом, по эту сторону старинного зеркала. И одета она была в другую одежду и волосы пострижены не так. Оно глядело на Иру и, отчего-то, уже не повторяло её движений, а мило улыбалось:

– Ну, наконец-то я тебя дождалась.

Ира в ужасе зажала рот рукой, не в силах осознать происходящее. Между тем её отражение уже протягивало бокал с водой. Девушка отрицательно помотав головой, с трудом разлепила губы, протяжно пробормотав:

– Ну да, ну конечно. Ты моё отражение, а я сошла с ума.

– Что за бред ты несешь? Я не то, что бы твое отражение, – Мы с тобой разные варианты одной сущности.

– Да, совсем как в сказке Губарева «Королевство кривых зеркал». Я в детстве очень любила смотреть эту сказку по телику. И тебя, наверное, зовут, как меня, наоборот – Ари?

– Нет, не знаю, о чем ты говоришь, но у меня другое имя. Давай знакомиться – Шази.

– Какое имя… Индийское, наверное? (Ассоциируется с «шИзой» – про себя, хихикнула девушка, начиная полностью приходить в себя). А меня зовут просто – Ира.

– Очень приятно, – улыбнулось отражение.

– И мне – очень приятно. Слушай, Шази, у меня к тебе столько вопросов! – воскликнула Ира, озираясь по сторонам, – Во первых – где мы, что всё это значит, и каким образом я сюда попала?

– Ну, ты у меня дома и вошла сюда самым обычным способом – через двери, связующие наши миры. То есть – через зеркало, – продолжала дружелюбно улыбаться Шази, – Конечно, в обычных условиях оно является непреодолимым препятствием. Но Высшие решили вызвать тебя в наш мир, чтобы спасти ВСЕ миры.

– Не понимаю, – в удивлении таращила глаза Ира.

– Посмотри вокруг.

Ира оглянулась на комнату, находящуюся в этом мире. Все было так же, как и у нее дома. Но что-то все-таки было не так. Некоторые предметы, чудовищным образом, теряли свои очертания и деформировались, но, через мгновение восстанавливались в прежней форме. Зрелище было жутким и, явно, не для слабонервных. Ира поежилась и вопросительно взглянула на Шази:

– А как же…

– Вот из-за этой проблемы ты и была вызвана в наш мир.

– Никто меня не вызывал… И почему именно я? – Растерянно возмутилась Ира.

– Я, правда, не знаю. Но после встречи с Высшими, думаю, ты все поймешь. А теперь нам пора. Идем, у нас осталось очень мало времени.

С этими словами Шази подошла к дверям, открыла их, и в лицо Иры дунул сильный промозглый ветер. Перед глазами, вместо уютного коридора, разверзлась черная пустота.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.