Случай на охоте

Запольская Нина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Случай на охоте (Запольская Нина)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Крылов проснулся на рассвете. Он лежал с закрытыми глазами и с наслаждением вдыхал вкусный табачный дым, который плыл по землянке. То, что это нелепое сооружение в земле называлось землянка, он знал совершенно точно: они сами наскоро и всего на одну ночь соорудили её уже неделю назад. И получилась она не бог весть какая, крытая вместо брёвен жердями с тонким слоем соломы и земли наверху. А ещё Крылов знал, что всё своё курево он недавно сменял у сержанта на маскхалат.

И тогда он поспешил сказать хриплым со сна голосом:

– Друг, оставь покурить!

И тут же с ужасом вспомнил, что его друг вчера не вернулся из боя. Холодея, Крылов осознал, даже увидел отчётливым внутренним зрением, как тот неподвижно лежит в разодранной на груди шинели, без пилотки, с раскинутыми ногами и обсыпанной землёй стриженой головой. И тут же чувство невыносимой вины, тягостная острая жалость навалилась на Крылова, а потолок закачался перед его глазами, поплыл куда-то огненными кругами, и Крылов бросился наружу, в лес.

Наверх из землянки вели пять ступенек, это он знал точно, он сам их делал. И вот он полз на карачках по этим ступенькам и думал, что теперь всё будет не так, как всегда, а так как всегда – уже никогда не будет, хотя и лес, и воздух, и даже вода в лесу остались такими, как раньше. Он зачем-то сейчас вспомнил, даже с какой-то горечью вспомнил, что его друг смеялся всегда не к месту и подпевал всегда не в такт, и начинал говорить про своё, про другое, когда все уже молчали… Но, боже мой, думал Крылов, карабкаясь по земляным нескончаемым ступенькам, как же мне не хватает его сейчас – словно ветром костёр задуло, словно это меня убило…

Крылов полз по ступенькам и всё никак не мог выбраться наружу – лестница под ним выросла до бесконечности, и он всё полз по ней, полз, и на ногах его размотались портянки, они волочились за ним, он в них путался, запинался, давясь и захлёбываясь слезами, но всё никак не мог вылезти на поверхность. Он цеплялся за землю окровавленными руками, впивался в неё ломкими ногтями, и ему было больно, нестерпимо больно, хотя он точно знал, что это не его кровь и не его ногти… Наконец, он застонал, вываливаясь в дверной проём, завешанный плащ-палаткой, и увидел перед собой деревья… Деревья стояли голубые, будто само небо, бесконечно пустое небо отразилось в них перед тем, как пропасть…

****

Крылова трясли за плечо, трясли, чтобы разбудить, и тогда он, уже почти проснувшись, распахнул мокрые глаза и испуганно вскрикнул:

– Что?..

Жена ответила оторопело:

– Ты очень сильно кричал… Во сне…

– Мне приснился кошмар, – сказал Крылов, отдуваясь.

Он приподнялся на локте, с трудом приходя в себя, жмурясь и вытирая слёзы.

– Что тебе снилось? – спросила жена.

– Война сорок первого года, – прошептал Крылов, и взгляд его снова остекленел.

– Ах! Война снится к какому-то конфликту или ссоре, – поспешила ответить жена и добавила, жалея его. – Спи, ещё рано.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.