Римская сага. Том II. Битва под каррами

Евтишенков Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Римская сага. Том II. Битва под каррами (Евтишенков Игорь)

Корректор Ирина Юрьевна Бралкова

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Идея этой книги основывается на реальных исторических событиях, а также ряде исследований Дэвида Харриса и Х. Дабса, которые установили, что в I веке до н. э. на территории провинции Гуаньсу был построен город Лицзянь, что соответствует китайскому названию Рима. Такое же название встречается в списке городов, датированном 5 г. н. э. Этот город, предположительно, построили римские легионеры, которые попали в Китай после поражения армии Красса в 53 г. до н. э.

Также сведения о пленных легионерах содержатся у Плутарха в биографии Красса, где он пишет, что парфяне отправили их в город Маргиану или Мерв. Из Мерва те попали к хунну, которые проживали на территории современного Казахстана и Туркменистана. Там легионеры принимали участие в строительстве столицы хунну на реке Талас, в 15 км от современного города Джамбул. В 36 г. до н. э. этот город был разрушен китайским генералом Таном, и римляне оказались в плену в Китае.

Упоминание об этих людях есть и в «Истории ранней Хань» китайского историка Баня. В 1989 г. профессор Гуань Ицюань с исторического факультета Института национальностей, г. Ланьчжоу, представил новые карты, на которые нанес еще четыре города, основанных жителями Лицзяня. Согласно его топонимическим исследованиям, город Лицзянь был впоследствии переименован в Цзелу, что означает «пленники, захваченные при штурме города».

***

Неожиданное несчастье вынуждает Лация покинуть Рим и присоединиться к армии Красса, с которым он участвует в битвах против парфянского войска, возглавляемого хитрым и расчётливым полководцем Суреной. Даже оказавшись в Азии, он не может избавиться от сомнений, которые охватывают его из-за сильной любви и необходимости сделать суровый выбор. Столкнувшись с предательством и не в силах изменить ход событий, главный герой остаётся верен своему воинскому долгу, сражаясь даже в тех ситуациях, когда остальные прекращают сопротивление и сдаются в плен. Дружба верных товарищей, опыт предыдущих боёв и любовь загадочных красавиц помогают ему выжить, но не спасают всю армию и её командующего от страшной трагедии.

Глава 1

Дорога до портового города Брундизий заняла у Лация несколько дней. Корабли уже стояли в пристани, и все ждали прибытия основного войска. Через день после постройки лагеря приехал сам Марк Красс. Лаций сразу же направился к его палатке, чтобы быстрее решить свою судьбу. Повсюду чувствовалось присутствие большого количества людей: постоянно стоял шум, под ногами валялись огромные кучи с мусором и воняло испражнениями. Кучи убирали, но на их месте возникали новые, так как корабли загружали и разгружали без остановки. В гавани было невероятное количество торговцев, нищих и дешёвых женщин. Они превращали город в постоянный источник обогащения и преступности. Проезжая мимо пристани, Лаций вдруг отчётливо представил себе, что в одно мгновение может оказаться одним из них. Вся его жизнь до этого момента была наполнена какой-то бесполезной суетой, и он сам не понимал, зачем и почему всё так происходит. Он плыл по течению, гонимый ветрами судьбы и своими богами-покровителями, не сильно задумываясь, зачем совершает тот или иной поступок. Его самое заветное желание заключалось в том, чтобы добиться в Риме почёта и уважения, совершив перед этим немало военных подвигов. И вроде бы Парки благоволили к нему… Но эта страшная роковая ночь в доме Пизонисов всё перевернула вверх дном. Кого же он мог так сильно разгневать на небесах? И почему? Отсутствие денег и оружия, подаренная Эмилией лошадь, неопределённость и досада – всё это заставляло его снова и снова прокручивать в голове события последних месяцев, но причина такого поворота судьбы оставалась для него тайной. Приближаясь к палатке, Лаций всё яснее понимал, что у него нет другого выхода, кроме как присоединиться к армии Красса. Но захочет ли тот принять его? В этом он был не уверен. И хотя он был полон решимости бороться за своё будущее, впервые в жизни его судьба полностью зависела от другого человека. Оказаться один на один с врагом он не боялся, потому что всегда видел перед собой его движения и оружие. Но очутиться один на один перед неизвестностью, ждать и надеяться, чувствуя свою полную беспомощность – к этому Лаций был не готов. Поэтому подъехав к ликторам, он поднял голову к небу и мысленно обратился к богам с просьбой. Он пообещал, что если консул возьмёт его с собой, то сделает всё, чтобы оправдать его надежды, и станет самым верным его помощником, везде и всегда.

Когда ликтор произнёс его имя, Красс усмехнулся и кивнул головой. Лаций вошёл и, прижав руку к груди, стал на одно колено. Он успел заметить, что на консуле была новая туника и плащ пурпурного цвета, золотая пряжка и меч в коротких, дорогих ножнах. Марк Красс сделал вид, что не заметил его синяков и ссадин. У молодого воина был всё тот же гордый вид, широкие плечи, открытое лицо и в глазах горела отчаянная решительность. Это ему нравилось. Красс вздохнул и похлопал его по плечу:

– Лаций Корнелий! Я рад тебя видеть… Наши корабли отплывают через два дня. Такова воля богов. Мне было знамение. Впереди нас ждут нелёгкие испытания, – он был в приподнятом настроении. – Кстати, в Риме за тобой приходили. Ночью. Претор и стража. Говорят, ты что-то там натворил? Обыскали у меня весь дом. Народу было очень много, как в праздник Марса. Зеваки, в основном, – в голосе Красса не были и намёка на то, что он винит или подозревает его в том, что произошло. – Прости, ты, наверное, хотел что-то сказать? – со снисходительной улыбкой спросил он.

– Консул, я согласен пойти с тобой, – хрипло произнёс Лаций. Волнение мешало ему говорить. – Если ты возьмёшь меня, конечно… – это было всё, что он смог выдавить из себя. В этот момент Марк Красс был для него богом. И хотя в душе Лаций прекрасно понимал, что этот седой, худощавый человек никогда в жизни не помогал другим просто так, сейчас он был готов на всё, лишь бы тот взял его с собой.

Красс немного помолчал, внимательно глядя ему в лицо цепким, колючим взглядом, потом повернулся к ликторам и приказал:

– Дайте легату Лацию Корнелию Сципиону плащ и накидку! – затем обернулся к Лацию и добавил: – Думаю, всё остальное мы сможем обсудить по дороге. Сейчас не время.

– Да, консул. Благодарю тебя, – Лаций прижал кулак к груди.

– Принимай седьмой легион. Кстати, там твои товарищи, – добавил Красс. – Эти… как их?

– Варгонт, Атилла Кроний, Фемистил… – начал перечислять Лаций.

– Да, да, – перебил его Красс. – Надеюсь, у тебя было время подумать о моих условиях? – как бы невзначай спросил он.

– Да, консул. Я принимаю все твои условия и буду помогать тебе везде и во всём, – твёрдо произнёс он.

– Кто бы спорил… – пробурчал Красс, оставшись один, когда ликторы и Лаций вышли из палатки.

Прошло два дня. Каменный причал был мощнее и надёжнее деревянного. Лаций прошёлся по нему в последний раз, постучал сандалией по плитам и поднялся на корабль. Он ждал последних указаний от Красса. Небо было ясным, кое-где виднелись маленькие облака. С моря дул лёгкий ветер. Неожиданно его позвал караульный у трапа.

– Там какой-то либертус назвал твоё имя, легат, – сказал он. Лаций спустился вниз. Перед ним стоял Икадион – весь в пыли и грязи, со следами струек пота на лице и плечах. Либертус смотрел на него, держа за уздечку взмыленного коня. Усталость заставила уголки его глаз опуститься вниз, и провалившиеся щёки ещё сильнее обострили скулы. Сухие, потрескавшиеся губы говорили о том, что он долго скакал без остановки, стараясь больше заботиться о коне, чем о себе, и Лаций сразу отметил это.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.