Маша в хрущёвскую оттепель

Фидянина-Зубкова Инна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маша в хрущёвскую оттепель (Фидянина-Зубкова Инна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Маша в хрущёвскую оттепель

О том, как Маша замуж выходила

Собралась Маша, значит, замуж: прибралась, настирала, наготовила.. села, сижу, жду мужа с работы.. не идёт.

Заходит мама: «Чего сидишь?»

– Вот собралась замуж: прибралась, настирала, наготовила.. сижу жду мужа с работы.. не идёт!

«Доооолго же тебе сидеть придется!»

– Чего так?

«А свадьба была?»

– Не было.

«Надо свадьбу играть.»

Ведь постирала я все платья! – заплакала Маша.. сидит, ревёт.

Входит папа: «Что за драка без войска?»

«Замуж мы выходить собрались, а платья все перестираны.» – вздохнула мама.

«Непорядок! – нахмурился папа. – Платья то через час просохнут, а где жениха живым брать будем?»

– Папулечка, видно тебе придётся! – обрадовалась Мария, – Больше некому!

«Значит, ты дочь, хочешь, чтоб я прямо сейчас с твоей матерью развёлся?»

– Неееет!!! – зарыдала девочка горько горько.

«Дурочка моя! – отец взял малышку на руки, – Придётся тебе подождать ещё лет 18 или.. идти замуж за кота!»

Ну, Маша взяла кота на руки и пошла его наряжать. А платья.. да бог с этими платьями, просохнут!

Маша и дед Мороз

Собралась, значит, Маша в лес по грибы. Хорошо собралась: надела шапку ушанку, шубу, валенки на калошах, корзину взяла большущую и пошла. Шла, шла да и заблудилась. Заблудилась, плачет! А вокруг ёлки, ели, снег и снежинки – холодно!

Вдруг, откуда ни возьмись, подходит к ней Дед Мороз и спрашивает: «Чего, красавица, плачешь?» – Заблудилась я, дедушка; а ведь дел то совсем ничего было: пошла в лес по грибы да по ягоды. «Кто ж по грибы зимой ходит, дурочка?» Оглянулась Маша по сторонам, пожала плечами: – Не знаю кто ходит.. я, наверное. «Ну и чего ты хочешь теперь: домой или грибов?» – И грибов, и ягод, а потом домой; я ведь девушка запасливая! Вздохнул дед Мороз, развёл руками и исчез.

И вдруг всё преобразилось: снега растаяли, дерева зазеленели, поляна травой зашуршала. А на полянке самовар стоит – боками блестит глянцевыми. Маша распарилась от жары, одёжку поскидывала, развеселилась!

Так вот, раздула Маша самовар, села на травку, чай пьёт. А самовар весь баранками утыкан мягкими поджаристыми. Хорошо стало Маше, тепло. Напилась она, наелась.. встала, оглянулась: грибов вокруг полно и красной ягодой мурава утыкана. Набрала Машенька полную корзинищу и того, и другого!

Домой пошла, самовар подмышку прихватила и шубку, шапку, валенки не забыла. Идёт домой, песни поёт – своя ноша не тянет! И тропинка как то сразу нашлась. Вооон он – дом родной.

А дома люд больной: все ревут да плачут. – Чего слёзы льёте? – спрашивает родных девонька. Родня слёзы лить перестала, все кинулись маленькую обнимать, целовать, приговаривать: «Дочечка наша милая, доченька наша любимая, мы ж тебя полгода назад как схоронили; где ты была, ненаглядная наша?» – Да я, вроде, вчерась по грибы, по ягоды в лес пошла.. январь был, тринадцатое число. «Ах ты, дурочка, кто ж в январе по грибы, по ягоды ходит?» – мама и папа сказали.

Ну вот и стол уже накрыли, гостей созвали. И сели все чай пить из самовара нового, да с баранками поджаристыми. А дедушка с бабушкой у Маши совсем старенькие были, они и сами не знали чему больше радовались: внучке с войны вернувшейся или самовару новому медному блестящему..

О том, как дед Машу в лес увозил

Подросла Маша немножко. Кушать стала больше среднего. Накладно это деду показалось. Одел он внучку, обул, на санки посадил и в лес повёз. Завёз дед Машу в глубокую чащу.. бросил так (хотел к ёлочке привязать, да передумал) и поехал домой.

Сидела Маша в санях, сидела.. замёрзла вся. Хотела кричать, но некому – лес кругом. Вдруг выскакивает волчище и говорит: «Чего глаза пучишь, в брюхо хочешь?» – Не хочу я в твоё брюхо, противный, отвези меня к папе с мамой! «Я жрать хочу, а не в санях бегать; застрелит меня твой батяня, как пить дать, застрелит!» – За дочь не застрелит, а накормит; дурак ты, волк! Волк подумал, подумал и (как то странно, но) согласился: «Ну ладно, запрягай меня, дочь отцовская!» Накинула Маша на волчью шею верёвочку и поехали они. Даже дорогу не пришлось показывать, волчище сам ее чуял.

Доволок волк Машу до дома отеческого и сдал в руки отцу с матерью. Обрадовались родители, Машу обнимают! А батя как то недобро всё на волка поглядывал.. а потом как закричит: «Барбос, родной мой!» Волк и бросился на отца! Мать в крик! Глядь, а они не грызутся, а обнимаются: волк то оказался старым дедовским псом Барбосом, которого дедуля наш лет десять назад отвёз в лес (тот тоже, видимо, жрал много).

На радостях решили больше никогда не пускать Машу и псину во двор к деду, мало ли чего: ГОДА ДЛИННЕЕ – УМ КОРОЧЕ. А ещё: побежала мать машина на родительский двор проверять – не увёз ли дед в лес бабку? А то с него, с дурака старого, станется!

О том, как Маша подросла и родному деду отомстила

Прошло два-три, а может и все пять лет. Выросла Маша большая пребольшая, стала ни с того, ни с сего о прошлом задумываться. И поняла, что дед то у ней – говно! И причём уже давно. Думала Маша, думала: как же деду отомстить? И придумала. Вспомнила она самовар глянцевый медный, дедом Морозом ей подаренный, на который дед с бабкой позарились и себе оттяпали. «Пойду верну взад свой самовар!» – решила Маша и пошла.

Идёт и снова думу думает: «Самовар то я заберу, а как же бабушка.. она у меня хорошая; привыкла я у ней чай пить.. бывало приду в гости, а бабуля на самовар сапог накинет, баранок да блинов на стол вывалит.. у деда аж щёки отлетают!» Рассердилась Маша пуще прежнего: «Нет, пойду заберу свой самовар. Хватит дедуле нахлебничать! А мне всё память какая никакая от деда Мороза останется!»

И пошла. И забрала. На бабушкины слёзы даже одним глазочком не взглянула! Гордая поставила самовар дома на стол и села чай пить. Вскоре мама с работы пришла. Дюже ей вся эта история не понравилась – в крик кинулась, дочь внучкой дедовой обозвала. И добавила: «Вся в деда пошла, забирай свой самовар и уходи к нему жить; глаза мои на тебя глядеть не хотят!» Села Маша на попу и рот раскрыла: – Это я то, как Дед? «Бегом беги, а то отцу всё расскажу, он выпорет!» – утвердительно кивнула мать.

Подхватила Маша свое «добро» и недолго думая, к дедовскому дому помчалась. А пока мчалась, всё таки подумать кое о чём успела: «Снесу ка я самовар к деду Морозу, отдам ему это бесовское орудие и поругаю старого!» Но пока бежала, деда родного встретила. Тот как увидел свой самовар не на месте стоящим, так на вой изошёл: «Пошто казённое имущество воруешь, окаянная; говорил же: воровкой вырастет; так и вышло; а ну на сани садись – в лес повезу!»

Толкнула Маша деда задумчиво рукой с дороги и в избу вошла, к бабуле кинулась: – Прости меня, родная моя; тащи сапог, будем пить чай с баранками, которые я у тебя вместе с самоваром украла, вот.. и протягивает толстую связку баранок. Бабка закряхтела и поплелась за сапогом и за ремнём (на всякий случай): «Эх, Маша, Маша, нехорошая ты у НАС с ДЕДОМ выросла!»

Как Маша самовар разукрашивала

Так вот, коль Маша деда не убила, а самовар медный, блестящий, глянцевый бабушке вернула, да чаю с баранками напилась, так ей и скучно стало. Села, задумалась и говорит:-Чего то самовар у нас совсем неинтересный такой; может, раскрасим его нарядненько как нибудь? Деду эта затея подозрительной показалась: «Возьмёшь, значит, самовар раскрасить, а сама опять его опять заныкаешь; ищи, свищи потом тебя вместе с самоварищей!» Усмехнулась Маша как то не по доброму:-Дедуля, так ведь я хотела, чтоб ты самовар выкрасил – вроде и некому больше. «Тятеньку своего попроси; а лучше маменьку – она на краски в детстве спорая была: бывало задам ей задачку печь побелить.. и пяти минут не пройдет, как её уже и след простыл – калитка только шуршит!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.