У края

Зарецкий Анатолий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У края (Зарецкий Анатолий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 20. Гондольеры

Как-то вечером позвонила дочь из Италии:

– Папугай, Синьков объявился, – таинственным тоном сообщила она.

– Да ты что!.. Откуда узнала?

– Сам позвонил из альберго «Рома». Передал от тебя привет и предложил встретиться.

– Вот негодяй!

– Ну, я ему вежливо намекнула, что в курсе разрыва ваших дипломатических.

– А он?

– Сказал, не имеет значения… Готов оплатить услуги переводчика и гида с транспортом.

– Вот гаденыш!.. Ну, и?

– Отправила к Паоло.

– Молодец! – похвалил свою надежную помощницу, – Мы тут тоже собираемся приехать, ни пересечься бы. Совершенно нет желания видеть его там.

– Я у Паоло узнаю, когда уезжает. И вообще, с чем приехал.

– На Паоло особенно не рассчитывай. Попробуй разузнать у Дарио. Мы его никогда не подводили. Может, что скажет.

– Так и сделаю. Пока, папугай, – положила трубку Светланка…

Пригласили немцы для утверждения наших альбомов. В этот раз смотрел с интересом. Хорошая работа. Чистенько, аккуратненько. Прекрасная рекреационная зона – дорожки, скамеечки. Вид «с вертолета» на крыши цехов с крупной надписью «BreStar» на каждой.

Понравилась зона жилой застройки с чудесными немецкими домиками и небольшими садиками при них.

А вот и офис – безликое респектабельное здание.

– Офис? – улыбнувшись, спросил руководителя проекта.

– Офис, – кивнул тот, – Ну, не смог я, Анатолий Афанасьевич, – начал он.

– Все верно, – прервал его оправдания, – Да будет так! – разом утвердил решения студии.

Все пять альбомов подписали, поставили печати заказчика и исполнителя.

Два альбома тут же отвез итальянцам.

– После выборов ваш Путин намерен встретиться с Берлускони, – сообщил руководитель итальянского проекта, с интересом разглядывая наши картинки.

– А если не выберут? – спросил итальянца.

– Выберут, – уверенно ответил тот.

Что ж, видимо действительно что-то знает. Во всяком случае, больше, чем я, избиратель…

Один из альбомов привез полковникам.

– Вот это да! – долго восторгался коллектив, когда добрались до домиков с садиками, – А мы тоже можем претендовать?

– Можете! – твердо ответил им, – В обмен на ваши московские квартиры, – добавил после паузы. Разочарованное молчание.

– А в качестве награды? – осторожно начал зондировать почву Теплинский.

– Работайте, и Родина вас не забудет, – ответил всем полковникам разом. Повеселели…

Но вот избирательная кампания позади, Путин остался у руля, а полковникам указали на дверь. Их Глазьев оказался за бортом корабля под названием «Власть».

– Ничего! – угрожал кому-то неведомому Теплинский, – Будет и на нашей улице праздник.

А вот и праздник – долгожданный переезд из насиженного Армянского переулка в самом центре Москвы в неуютный район Октябрьское Поле на окраине столицы.

– Афанасич, что мне делать с твоими полковниками? – отловил меня как-то Константин, – Они требуют зарплату!

– Костя, не обращай внимания. Во-первых, в отличие от меня, все они военные пенсионеры, а во-вторых, что-то где-то они же получали. Это и надо выяснить, – успокоил его.

Выяснили на свою голову.

– Афанасич, мы китайцу двадцать тысяч долларов должны за обувь. Может, Костя за нас заплатит? – выложил Теплинский результаты коммерческой деятельности своей группы полковников.

– С какой это стати?! Верните китайцу его обувь, – посоветовал ему.

– Нет никакой обуви. Отдали на реализацию, а те пропали вместе с деньгами.

– В милицию обращались?

– Да мы без оформления. Чтоб на налогах сэкономить.

– Сэкономили!.. Ну, господа полковники… Нет слов… Кстати, с зарплатой к Косте больше не подходите. Радуйтесь, что за аренду с нас ничего не берут. А пока думайте, чем займетесь в ожидании перемен, – поставил задачу своему дружному коллективу.

Недели через две подошел Теплинский:

– Анатолий Афанасьевич, мы съездили в Волоколамск, показали ваш альбом Карабанову. Ему очень понравился… А у него был какой-то строитель. Очень заинтересовался вашими домиками. Сказал, можно такие построить в Волоколамске. Карабанов одобрил.

– Ну, вот. Замечательно. Когда будем свои строить, у вас уже будет опыт, – похвалил его инициативу.

– Да не в том дело… Нужен бизнес-план и все такое. Мы без вас не обойдемся, Анатолий Афанасьевич. Рулите, а мы на подхвате, – предложил он.

– Нет уж! Помочь, помогу, но рулите сами. Кстати, Костя тоже строитель. Поговорите, – посоветовал Теплинскому…

– Афанасич, задолбали твои полковники! Им что, делать нечего? Хотят, чтоб я им проект сделал и смету посчитал… Ну, ладно, эти двое… А то Сотников, шофер. Он только их возит, травит анекдоты и журнальчики читает, а туда же, – возмущался Константин.

Я лишь рассмеялся:

– Они еще разберутся, чем ты занимаешься, и предложат поделиться, – испугал Костю.

Испугал не напрасно.

– Знакомьтесь, Анатолий Афанасьевич, – подвел как-то Теплинский крупного мужчину свирепой наружности.

– Стельмах, – представился тот.

– А мы с вами знакомы, – напомнил тому, – Видел вас в Армянском. Вы Дальний Восток представляли.

– Ну, да, – согласился тот, – Только мне этот Дальний Восток в печёнках сидит. Решил в Москве остаться… А вы, Анатолий Афанасьевич, должны мне с работой помочь.

– Оригинально, – удивился неслыханной наглости, – Поймите, даже если бы вы были профессором кислых щей, я все равно предпочел взять москвича. Вам же, скорей всего, квартира нужна?

– Ну, да… На общежитие я не согласен. У меня семья в Хабаровске.

– Обидно, что не согласны… Правда, у меня для вас даже койки в общежитии нет… И вообще ничего нет, кроме идеи-фикс… Кстати, что у вас за специальность, и почему вам не работается на месте?

– Я начальник райотдела милиции. На пенсии. Могу работать юристом. А это все равно, где работать – в Хабаровске, или в Москве.

– Понял. Только помочь вам ничем не могу. Мне юристы не нужны.

– Юристы всем нужны… Не хотите, Анатолий Афанасьевич.

– Если вам так легче, не хочу.

– Напрасно вы так. Я человек прямой и обид не забываю, – отошел старый новый знакомый.

Как-то приехал в офис и в нашей комнате никого не обнаружил.

– А где господа полковники? – спросил Жору, Костиного шофера.

– Уехали в Минск.

– Зачем? – удивился я.

– Да Стельмах сказал, в Белоруссии домики какие-то строят… Подхватились, раскрутили Костю на деньги и укатили на автобусе.

– И Стельмах?

– А как же! Ему-то и надо было в Минск, – рассмеялся Жора…

Через неделю вместе с полковниками в комнату вернулся стойкий запах перегара, а на столе Сотникова возникла глыба пенобетона, ради которой и состоялось то путешествие.

– Представляете, Анатолий Афанасьевич, проехали всю Белоруссию, и везде домики из пенобетона. Материал – закачаетесь. Весь дом сгорит, а стены останутся, – восторгался Теплинский.

– А Стельмаха зачем брали? Договор заключать? – поинтересовался я.

– Какой договор? – не понял Виталий Иванович.

– На поставки пеноблоков.

– А что, надо было? – испуганно посмотрел на меня главный полковник.

– А зачем тогда вы ездили?! С какого перепуга? – не выдержал я.

– Посмотреть.

– Понятно, – прекратил я на пару дней телячий восторг по поводу пенобетона.

– Анатолий Афанасьевич, – подошел Теплинский, – Надо бы Стельмаху организовать рабочее место. А то у него даже стола нет.

– Вы разве его уже взяли на работу?

– Ну, он же ездил с нами, – выдвинул важный аргумент полковник.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.