Открытый миру всего наполовину

Волк Тин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Открытый миру всего наполовину (Волк Тин)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая. Эмокид

1

– Кирилл Веглинский, шестнадцать лет, девяносто третьего года рождения… – среднего роста, сероглазый парень с косой чёлкой воронового крыла диктовал свои данные дежурному участковому. Ещё один стоял сзади сидящего.

– Надеюсь, ты все уяснил? Сейчас вызовем родителей, и тебя заберут.

– Я чё сам, что ли, не могу до дома дойти? – возразил возмущённо парень.

– Нет, не можешь! – вскочил из-за стола дежурный. – Хочешь попасться другим ментам? Домой только в сопровождении родителей!

Едва Кирилл открыл рот, чтобы возразить, дежурный поставил на стол руки и наклонился вперёд.

– А будешь ещё мне здесь выпендриваться, мы тебя в колонию отправим… Думаешь, такой крутой? Да я уже по горло сыт проклятыми подростками!

– Я рад. – саркастично произнёс Кирилл, смахнув чёлку с правого глаза, слегка накрашенного чёрным карандашом.

– Чё ты сказал? – вздыбился милиционер.

– Ничего.

– Ну-ну. Лучше помалкивай. Номер! – рявкнул мужчина и кинул презрительный взгляд на подростка. Милиционер снял трубку.

Кирилл упорно молчал.

«Ага, не скажу я ничего»… – подумал он, мстительно сверля глазами милиционера.

– Говори, я сказал!

Тот продолжал молчать.

– А тварь, ты мне ещё молчать будешь?! Что, предки богатые? Ну, раз богатые, топай в камеру! – милиционер схватил его за ворот клетчатой ветровки и потащил куда-то.

Вскоре мент затолкнул Кирилла в камеру и тот ударился лбом о белую стену.

– Ты не имеешь права! – крикнул безнадёжно вслед удаляющемуся милиционеру тот, и прижал пальцами ушибленное место.

– Ах ты! Я посмотрю, как запоют твои предки, когда узнают, сколько капусты надо отвалить за такого! – тут милиционер ругнулся и ушёл.

– Давай-давай! Сначала узнай мой телефон! – в бессилии что-либо сделать, опустился на холодный пол Кирилл.

Стало тихо. Камера была тускло освещена, но из-за белых стен, внутри казалась светлее, чем было на самом деле. Все было белым: лавка, стены, койка, потолок, пол. Привыкшему к чёрному цвету, подростку было даже как-то не по себе находиться вокруг этой белизны.

– Вот тоже блин… Попал… И чего Лизе приспичило тащиться на этот чертов карнавал? Чё она там забыла? Погуляли бы, как обычно, и домой пошли… – сказал Кирилл. – Из-за какого-то комендантского часа! Теперь, блин, ещё и мамка узнает… – Кирилл ещё больше закутался в клетчатый шарф.

Так раздумывал и переживал Кирилл, сидя на холодном полу камеры. Ушиб болел и предательски превратился в большой синяк.

– Чеееерт… – периодически прикладывал ладонь ко лбу Кирилл, как будто от этого синяк стал бы меньше. Но, как ему казалось, меньше болело.

2

Через некоторое время таких раздумий, Кирилл почувствовал, что в камере кто-то есть. Он поднял голову. На него смотрел довольно высокий человек с чёрными волосами до плеч, зачёсанными назад, в чёрном, закрытом плаще. В руках, на которых были надеты чёрные лайковые перчатки, незнакомец держал цилиндрической формы чёрную шляпу. Ему было не больше тридцати пяти, но лицо выглядело строгим и серьёзным.

Спустя пару секунд, выбирая между двумя вопросами, Кирилл, наконец, спросил у незнакомца:

– Как ты сюда вошёл?

– Через дверь, как и все. – невозмутимо ответил тот.

– Ты что, издеваешься?! Дверь же закрыта!

– Идем со мной. Я помогу тебе выбраться. – спокойно сказал Незнакомец.

– Ты прости, но меня замкнули, а родители приедут неизвестно когда… – протянул парень. Но вспомнив, что милиционеру он номер не дал, добавил, – Если вообще приедут.

– Ответь мне на один вопрос: ты эмо? – посмотрел в лицо Кириллу мужчина.

– Ну. Эмокид… – неуверенно ответил Кирилл, не совсем понимая, к чему тот ведёт.

– Тогда пошли. – повернулся, собираясь уходить, Незнакомец.

– Куда? Повсюду менты… – колебался парень.

Чёрный Незнакомец щёлкнул пальцами, и в белой стене открылась совершенно настоящая дверь. Казалось, она там была всегда.

– Ты факир, что ли? – все ещё сидел, прислонившись к стенке, Кирилл.

Незнакомец не ответил. Он открыл дверь. На подростка повеяло свежим весенним воздухом.

– Реально, настоящая дверь? – удивился парень.

– Идём. – повторил мужчина и быстро вышел на улицу. Кирилл осторожно ступил за ним. Все было весьма похоже на реальность и у подростка уже не возникало никаких сомнений, что все происходит здесь и сейчас, на самом деле.

– Куда мы идём? – осведомился Кирилл.

– Туда, где рождаются все субкультуры. – кинул совершенно обыденным тоном человек в цилиндре.

– Чего? – после некоторой паузы спросил Кирилл.

Тут обоих обдало сильным ветровым порывом, и Кирилл едва удержался, чтоб не улететь, а Незнакомец даже не шелохнулся. После этого последовала сильная вспышка света, от которой Кирилл закрыл глаза руками.

Через каких-то пять секунд все кончилось. Юноша открыл глаза, и повернувшись в сторону мужчины, сказал:

– Я думал мы домой пойд…

Кирилл замолк на полуслове. Перед ним больше не было Екатеринбурга, впереди виднелся совершенно другой город с многочисленными садами, домами и общественными зданиями.

– Где мы?

– В ММГ или МС. – ответил Незнакомец.

– ММГ? МС?

– Мир Молодёжных Группировок или МС – Мир Субкультур.

– Ясно… Это интересно… – протянул Кирилл. – Но… Я-то здесь при чём?

– Ты все ещё не понял? – посмотрел на мальчика мужчина.

– Прости, не до конца. – признался тот.

– Ты – эмо.

– Да, я эмо.

– Эмо – это одна из молодёжных группировок. Не все проходят данную проверку. Только истинные следователи или молодёжь, стоящая на верном пути к идеалу своей группировки. – объяснил Чёрный Незнакомец.

– А я? «истинный», как ты говоришь, или, «идущий к идеалу»? – с интересом спросил Кирилл.

– Это ты сам должен понять. Идём в ратушу.

– Там «субкультурный» президент?

– Примерно так.

– Окей. – пожал плечами подросток.

Вскоре Кирилл и Чёрный Незнакомец были в ратуше. Она представляла собой огромное белое здание с колоннами и громадными дверями, писаными акрилом окна и длинными светлыми коридорами, которые были украшены и обставлены ничем иным, как атрибутами различных субкультур: здесь были сотни виниловых пластинок, различных кельтских и египетских знаков, всевозможных мордашек аниме – персонажей, значков, всех видов цепочек… Человек в чёрном плаще шёл впереди, подросток медленно сзади, рассматривая обстановку.

Одна из стен была сплошь усеяна фотографиями: одни были обведены в красный цвет, другие в чёрный, третьи – в розовый, и т. д. Некоторые из них были заклеены, другие были по диагонали подписаны разными словами: traitor, reached the ideal, confused, left, novice и др. Кирилл с удивлением остановился и стал рассматривать «галерею». Чёрный Незнакомец это заметил и тихо подошёл к нему сзади.

– Что это? – широко раскрыв, глаза, смотрел на фотографии парень.

– Это Галерея. – ответил мужчина – Здесь фотографии всех людей, состоящих в той или иной субкультуре. Со всего мира.

– СО ВСЕГО МИРА? – взглянул с изумлением на того Кирилл. – Вы чё, следите за всеми? Это просто невозможно!

– Слежка есть, но она невидимая и нами не управляется. Это как невидимая камера, которая появляется везде, где есть люди, хотя бы симпатизирующие субкультурам. «Камера» фиксирует уровень человека, и, если есть хоть первый уровень – любительский – она «фотографирует» человека, и фото появляется на этой стене. – объяснил он.

Так как Кирилл ничего подобного никогда не видел и не слышал, его любопытство продолжало разгораться с ещё большей силой, и он хотел задать новый вопрос, но Незнакомец перегнал его речь, словно прочитав мысли и сказал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.