Марионетка

Калифулов Николай Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Марионетка (Калифулов Николай)

Г л а в а 1

Сибирь, 1995 г.

Арестанты Анжерской исправительной колонии провожали своего «Смотрящего» на свободу. Одни молча смотрели ему вслед, а другие махали руками и что-то кричали на прощание.

Открылась дверь, и в лицо ударил свежий ветер, от которого у мужчины закружилась голова.

«Вот он, миг долгожданной свободы», — подумал «Калифорниец» и направился к автобусной остановке.

Следом вышел еще один освобожденный арестант, который устремился за ним.

Невдалеке из-за поворота показался старенький рейсовый автобус.

— А вот и пазик, — сказал «Гнус».

И как будто услышав его реплику, автобус неожиданно остановился, не доезжая остановки. Водитель, пожилой мужчина, вышел из автобуса и, задраив капот двигателя, стал в нем копаться. Увидев все это, бывшие зеки подошли ближе.

— Этого нам еще не хватало, — отреагировал «Калифорниец».

— Братишка! В чем дело? Такими темпами мы опоздаем на поезд, — воскликнул «Гнус».

Водитель промолчал. Внезапно мимо на большой скорости проскочил внедорожник. Затем, он вдруг резко притормозил и, лихо развернувшись, подъехал к ним. Водитель, молодой парень, открыл дверку и, взглянув на них, спросил:

— Это вы Андрей Северов и Иван Гнусавин?

«Калифорниец» удивленно произнес:- Слышишь, «Гнус», не успели «откинуться», а нас уже ищут.

— Тогда прошу в машину, «Туз» вас уже заждался, — приветливо улыбаясь, произнес водитель.

Двое переглянулись между собой, сели в автомобиль, и машина резко рванула с места.

Внедорожник мчался по трассе, водитель выжимал газ на всю железку. «Гнус» что-то бубнил под нос и от монотонного движения уснул, лишь «Калифорниец» о чем-то задумался. Андрей не помнил своего отца, а в десять лет он потерял свою мать, которая пошла на рынок и больше уже не вернулась никогда. Позже он узнал страшную весть, что освободившийся зек попытался отнять у нее кошелек с деньгами, но она отчаянно вступила в единоборство и погибла от рук этого бандита. Тогда он решил для себя, что изберет этот нелегкий путь — бороться с бандитской нечистью. Он понимал, что та криминальная среда слабых не терпит, и вынужден был готовить себя не только физически, но и морально, чтобы быть стойким и пройти испытания, которые готовила ему жизнь. Судьба распорядилась так, что его усыновила семья священника Михаила, который помог ему получить образование. Он узнал, что в прошлом священник был офицером спецслужб, и это предопределило окончательно его дальнейший выбор. Андрей Северов пошел по этому пути и никогда об этом не жалел.

Северов вспомнил своего отчима. Когда-то тихими вечерами в теплом уютном домике в далекой Сибири, он внимательно слушал его интересные рассказы о прошлой опасной службе. Много рассказов было про ту далекую войну во Вьетнаме, где довелось отчиму Михаилу побывать, и там он получил свое боевое крещение.

* * * г. Москва, 1995 г.

Эти двое знали друг друга хорошо, не один пуд соли им вместе довелось съесть. Сколько лиха натерпелись они в лагерях, в борьбе за лидерство на «зоне» и отстояли свое право вожаков. Не согнулись они перед карцером и лагерной администрацией, выстояли и закалились в суровой арестантской жизни. Один из них был в возрасте, а другой еще сравнительно молод, но было у них что-то общее в характере и делах, именно это и сближало их.

Они удобно расположились в креслах друг против друга в банкетном зале знаменитого ресторана на Арбате. Им никто не мешал, и внешне их непринужденная беседа ни у кого не вызывала сомнения, что это сидят обычные обыватели, после работы решившие отдохнуть подальше от жен. На столе стояли графин водки, овощная закуска и пара бифштексов с жареным картофелем, что абсолютно вписывалось в рамки бюджета простого обывателя.

— Твоя основная задача, «Калифорниец», узнать, где этот чертов коридор, через который переправляют героин и прочую дурь. И кто там сейчас главный. Это можно сделать лишь в том случае, если Крымов, а иначе «вор в законе» «Жека», поверит тебе и пошлет в это логово дьявола.

— Не сомневайся, «Туз», я пешка проходная: раз, два — и в дамки.

— Твоими бы устами мед пить.

— Мое слово — закон.

— Я не сомневаюсь, ты справишься. И еще предупредить тебя хочу. «Вор в законе» «Жека» к себе посторонних не подпускает. Он не верит никому, однако есть у него верный подручный, его погоняло «Ус». Носом землю роет, чтобы угодить хозяину. Тип очень опасный и скользкий, как угорь. Такого на мякине не проведешь. Будь осторожнее с ним. В этом тихом городке дам я тебе зацепиться за одного человечка смекалистого, который тебя с ним сведет. Если возникнут трудности, то можешь опереться на него, не подведет. Его погоняло — «Абрам».

«Калифорниец» отреагировал по-своему:

— Ты знаешь, сейчас все продается, трудно найти верных людей, таких, как мы с тобой.

— Да, ты прав, но ему можно верить, я с ним как-то сиживал в Магадане. Должник мой. Я его на зоне у «Трифона» в карты отыграл, а так бы парень в «петушатник» попал. Так что передашь ему «маляву» от меня, и он перед тобой веером расстелется, — заключил «Туз».

* * *

Одинцов Константин Петрович, солидный тучный мужчина с огромным авторитетом, был из той категории чиновников, которые создавали видимую скромность. Он имел нужные связи в кругу высших чинов, но у себя в области держался на вторых ролях. В Советское время председатель облисполкома, а в нынешнее не простое время, заместитель губернатора.

Одинцов всегда мыслил глубоко с дальним прицелом и не любил суеты. — «В каждом серьезном деле», — думал он, — «должна быть та изюминка, которая в итоге приведет его к положительному результату. Все необходимо продумать так, чтобы тот, кто является исполнителем твоей задумки, не догадывался об истинной цели. Главное — не перемудрить, а то и самому можно попасться в сети, которые ты сам и наплел».

А цель Одинцова — осесть основательно на главных ролях в Питере или в Москве, исходя из политической обстановки. Здесь, в Екатеринославе, он сидел прочно. Все вопросы хозяйственной деятельности Одинцов, как заместитель, держал в своих руках, а политическими вопросами занимался губернатор, и это обоих устраивало.

Одинцов чувствовал в себе задатки крупного стратега. Он был «игрок». Одинцов обходился с людьми как с пешками, представляя себя за шахматной доской. Он проводил всевозможные комбинации, жертвовал фигурами, не задумываясь об их дальнейшей судьбе. Он шел вперед, продвигая свою пешку по коридорам власти, надеясь в будущем сделать ее ферзем. Сегодня он торжествовал: он получил сообщение из столицы, что его человек, которого он с таким трудом продвигал к вершинам власти, наконец занял кресло второго человека в руководстве Администрации президента.

Перед Одинцовым сидела молодая особа, которую он боготворил. Хитрова Татьяна была его лучшим помощником и умеющим слушать собеседником. Прочитав письмо, он сказал ей:

— Еще немного, и цель будет достигнута. Мои деньги и моя голова сделали свое дело. Сейчас необходимо, чтобы мой лучший ученик, Соболев, постарался сам и сделал правильный политический ход, который и приведет его в кресло вице-премьера. Вот тогда через Соболева я буду контролировать все силовые ведомства. А это мне сейчас очень нужно, чтобы реализовать себя до конца.

— Браво, Костя, таким ты мне нравишься всегда.

— Это, каким же?

— Оптимистом! Я уверена, ты еще утрешь нос этим самовлюбленным павлинам, находящимся у власти.

Данную реплику Одинцов оставил без ответа, немного подумав, он произнес:

— Хочу тебя предупредить: перестань общаться с этой Мариной. Она спуталась с Григоровским. Их отношения так далеко зашли, что для обоих это может плохо закончиться. И забери ключи от квартиры, которую ты им сдаешь.

— Ты и это знаешь.

— А как ты думала, дорогая, я все должен знать о тебе. А теперь скажи, что с этим Буйновым?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.