Игра богов

Юстус Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Игра богов (Юстус Владимир)

Редактор Виктория Андреевна Байгулова

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Итак, первым был Свет. Свет был чистейшей белой точкой в море, нет в океане, хотя какой океан сравнится с таким количеством в Мире Тьмы. Тьма была не просто отсутствием чего-либо, она была жива, она жила и плескалась своей жизнью, смотрела вокруг мириадами несуществующих глаз и чувствовалась её глубина и бесконечность того небытия, в котором она находилась неисчислимое количество лет, да и как можно исчислить Вечность годами. Взгляд проникал во Тьму и не просто натыкался ни на что, а смотрел, и невозможно было оторвать глаз от этой псевдо-воронки, которая находилась везде и нигде. Тьма завораживала, притягивала и не хотела отпускать даже случайно брошенного взгляда, страшно подумать, что будет, если ты предложишь ей нечто большее.

Свет появился в Мире Тьмы, и она вздохнула. Это невозможно описать, услышать или ощутить тактильно. Это можно только почувствовать. Тьма вздохнула, как женщина в момент родов вздыхает от ощущения избавления бремени. Она вздохнула от удовольствия и восторга, ибо всё насыщает и приедается за Вечность Тьмы, и даже её гипнотическое воздействие имеет свои границы времени.

Но не каждый свет был способен ввести Тьму в состояние экстаза, на это способен лишь Свет Изначальный, Свет Первозданный, Свет Творения. Он аналогично Тьме притягивал взгляд, но не гипнотизировал, не звал, не заставлял вглядываться в себя в безуспешных попытках уловить в нём хоть намёк на движение. Изначальный Свет не слепил, он не был тем светом, который жжёт глаза и с силой разгоняет всё на своём пути, тщась достать до самых дальних уголков. Свет Изначальный был мягким, нежным, белым и чистым, как мысли младенца. И ученые очень удивились бы, попытавшись его разложить на цвета при помощи призмы. Он не разлагался, ибо не допустим цвет и оттенок в Изначальном Свете.

Свет появился в Мире Тьмы, и было Слово. И появилась Твердь,

зажглись звёзды, и получила каждая из них по толике Изначального Света, чтобы дарить его глазам любящих. И появилась Жизнь, нет, не примитивная ее форма, и даже не живая клетка, а смысловое наполнение – бытие. И появилась на Тверди Природа, наполнила она себя жизнью, защебетали птички и зазвучали иные голоса животных, появились Боги. Да, именно Создатель дает нам их, но опять это вездесущее и везде мешающее буквосочетание. Однако это не те Боги, которым покланяются народы и племена, ибо не нужны им поклонения, и даже более того, они и не знают что это такое. Это были Боги иные, и было их три.

Первый Бог был Началом, Бог созидания и творения, ибо всё в нашем мире сотворено кем-нибудь и чем-нибудь: будь то руки мастера или стихия природы, у всего есть свои последствия у каждого действия, у каждого вздоха. За это и отвечал Первый Бог.

Второй Бог был Концом, Бог смерти, разрушения и тлена, ибо всё созданное и сотворённое имеет свой строго определённый Срок, и по окончании его обратно становится материалом для создания и творения.

Третий Бог был Бытием, Бог жизни и наполнения смыслом, ибо даже самое прекрасное совершение бессмысленно без бытия и цели, ради которой было создано. И были те Боги – Смотрителями Мира. И не вмешивались они ни в какие дела и были самим Миром.

Настало время и пришли Боги из параллельных миров, все хотели нагреть себе местечко, никем ещё не занятое. И начали они спорить друг с другом за свободные места. А как они могут спорить? Правильно, они начали молотить друг друга по конечностям, тем, что попадалось под руку, не считаясь с профессией и занимаемой должностью. Дабы не разнесли они мир в клочья, Хранители выделили им место. Названо оно Пустошью, ибо то, что осталось на том клочке земли после, не могло ни жить, ни шевелиться.

Глава 1

За окном, как обычно в это время года, шел дождь, и ветер сдувал с земли опавшую листву. Никто уже точно не припомнит, когда случилась эта история, но некоторые с ностальгией вспоминают о ней. Вы, наверное, думаете, что мир существует в одной плоскости, даже не догадываясь, что в нашей вселенной существует множество миров и в каждом из них мы играем разные роли?

Шон, так звали первого, кто открыл для себя тот удивительный мир, в котором играют Боги. Китайский район Нью-Йорка был забит людьми в тот день, когда семнадцатилетний парень возвращался из школы, гуляя по кварталам огромного мегаполиса. Всюду спешили люди, толкаясь и мешая друг другу, а он шел, наслаждаясь осенним ветром, который обдувал его лицо, кидая слабые капли дождя, от которых становилось тепло на душе.

Вывеска на магазине «Магические товары древнего Китая» привлекла его внимание, и он, недолго думая, потянул за дверную ручку. Под звук китайских колокольчиков Шон зашел в магазин. Запах ароматических масел и палочек ударил ему в нос, когда он, переступая порог, закрыл за собой дверь. Витрины, наполненные ширпотребом, не привлекли внимание юного покупателя, и он, осматриваясь вокруг, начал гулять по магазину, думая, на что потратить накопленные с обедов деньги.

Шел 1984 год, и еще не избалованное компьютерными играми поколение искало развлечений в спорте, настольных играх, машинах и в других приближенных к реальности вещам. Немного ощупав свой карман и найдя там некоторое количество центов, он начал присматриваться к товарам, выставленным на продажу. Однако ничего не найдя, развернулся и пошел к выходу, как вдруг голос из-за прилавка остановил его.

– Эй, парень, постой! Ты, я смотрю, ищешь что-нибудь необычное? – произнес престарелый голос за его спиной, заставляя парня оглянуться назад и встретиться взглядом с хитрыми глазами сгорбившегося старикашки в треугольной шляпе, который вынырнул прямо из-за прилавка позади него. С виду он представлял собой безобидного жителя поднебесной. Не ожидая такого вопроса и немного подумав, Шон немного смущенно ответил ему.

– Да.

– Тогда ты пришел по адресу, у меня как раз есть кое-что необычное для тебя.

Услышав фразу «что-то необычное», он сразу подумал что это «что-то» очень дорогое, и, перебирая в кармане рукой центы, он с натянутой улыбкой произнес.

– Благодарю, но у меня сейчас совсем мало денег для дорогих вещей.

– Нет, нет, это совсем недорогая, но очень ценная вещь. Видишь ли, я гляжу, ты неплохой парень и идеально можешь подойти мне.

– Подойти вам? Хм, для чего?

– Для игры! – хитро, но с восторгом ответил он парню, расплываясь в счастливой улыбке.

– Для какой такой игры? – настороженно спросил Шон.

– Вот для этой! – вновь ответил старик мальчишке, доставая из-за прилавка настольную игру, которая покрылась слоем пыли толщиной в палец.

Шлепнув ей о прилавок и чихая от того, что пыль поднялась в воздух столбом, он, протирая ее тряпочкой, попросил парня подойти к себе. Развернув ее прямо перед ним, протянул ему игральные кости. На игровом поле стоял каменный трон с восседающим зеленым орком, вокруг которого стояли деревянные игрушки в виде троллей, гоблинов, других орков, волков, сидящих на цепях, и разнообразных тварей, населяющих это игровое поле. Внимательно оглядев поле, Шон не сразу понял, в чем заключен смысл игры, и ответил старику.

– В чем заключен смысл? Вы покажите мне, как надо играть?

– Конечно, покажу! – ответил он молодому человеку, кладя кости в его руку.

– Выбери фигурку и просто кинь кости в сторону игры.

Наверное не стоило этого делать в тот роковой день, но чему быть того не миновать, и он не задумываясь, показав пальцем в сторону зеленого, сидящего на троне, орка, кинул кости в сторону деревянной игры. Не помнил он, как именно все произошло, но Шон очень долго будет вспоминать о совершенной в тот день ошибке. Все закружилось пламенным круговоротом вокруг парня, погружая в бездну, китайская улыбка старика расплылась, создавая круг, и казалось, что он смотрит на него со всех ракурсов.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.