Мучительные танцы

Николаев Дмитрий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мучительные танцы (Николаев Дмитрий)

ГЛАВА 1

– Оля, ну что ты там застряла? Опять небось в своем телефоне сидишь?

– Вера Федоровна, еще ведь рано совсем! Да я быстро!

– Знаю я твоё быстро. Да и как рано когда Владик уже играет и вот, Маринку бабушка ведет – и Вера Федоровна Алексеева, нянечка детского сада кивнула в сторону широкого окна.

– Ой, – скривилась Оля. Достала уже эта бабушка. Такое ощущение что Маринку с утра пораньше сбагрить хотят. Как и Владика.

– Оля, ну как тебе не стыдно! Ты же воспитатель!

– Вот именно: воспитатель. И меня не надо воспитывать, хорошо? Внуков своих воспитывайте – содрогнувшись от налетевшего на неё словно смерч приступа возбуждения Оля, так и не дождавшись сообщения от Игоря ещё больше разозлилась, чудом не разломав ещё не старый «Самсунг». Ишь старая, учить вздумала. Хватает того что мать всем недовольна и постоянно визжит словно недорезанный поросенок: то ей денег мало приносит, то с запахом пришла. Хорошо хоть отец никуда не лезет. Впрочем он уже давно никуда не лезет. Живёт со своей страхолюдиной на соседней улице да и всё. И где он только такую откопал?

По возрасту в дочери годится, а по внешности… Еще неизвестно кто старше выглядит. Алкоголь просто обожает брать в плен особ женского пола, оставляя на лице присущий только ему несмываемый отпечаток. Она, Оля конечно сама не ангел, но не столько же пить! Задумавшись, ей с трудом удалось успеть сотворить на своем лице слабое подобие улыбки, прежде чем на пороге показалась почему-то бесившая её старушка с идиотским именем Агнесса, которая буквально волокла упирающуюся изо всех сил внучку, выплакавшую по всей видимости в это утро месячную, если не квартальную норму слёз:

– Доброе утро! – сумела как можно бодрее выдавить Оля, окидывая взглядом запыхавшуюся Агнессу Петровну.

– Не очень то оно и доброе! – пропыхтела та, пытаясь утихомирить все еще ревевшую внучку. А ну успокойся, говорю… – и шлепнув её по попе, бабушка, ожидавшая что Маринка успокоится, была искренне удивлена тем что кроха стала реветь еще больше.

– Маринка, ну чего ты? – и присев на корточки, Оля нежно погладила девочку по голове, пытаясь ее успокоить.

– Я Машу дома забыла! – сквозь слезы выдавила Маринка. А бабушка возвращаться не захотела – договорив, ребенок принялся реветь дальше, высказывая тем самым свою обиду.

– Ну конечно! Бабушка как всегда во всем виновата! И мать твоя такая же… Сколько раз можно тебе говорить что мы уже почти до остановки дошли, куда возвращаться! Да замолчи ты! – и размахнувшись чтобы ударить внучку еще раз, она вдруг устало махнула рукой. Да реви ты сколько хочешь.

– Ну не плачь, не плачь… – прижав Маринку к себе, Оля прошептала ей на ушко:

– А знаешь что?

– Ну что? – выдавила сквозь слезы кроха.

– А сегодня Лёша придет.

– Какой Лёша? Соловьев? – едва услышав это имя, Маринка заметно повеселела и принялась вытирать остатки слёз. А Кристина еще болеет? – со слабой надеждой спросила она.

– Да. Ну не плачь… – и принявшись гладить её по голове, Оля испуганно отскочила в сторону, не ожидая такой реакции девочки:

– Йес! – радостно выдала та, после чего, выдав несколько непонятных, смахивающих на танцы аборигенов Африки движений, позволила себя раздеть, пыхтевшей словно паровоз на станции Койданово в 1908 году бабушке.

Посчитав миссию выполненной, Оля вышла в коридор где спешно достала с кармана мобильник. Вот черт! – тишина. Вздохнув от досады она, не удосуживаясь теперь состроить на своем лице хоть что-нибудь милое и приветливое вновь вошла в раздевалку, где бабушка, справившись наконец с внучкой довольно вытирала вспотевший лоб. Поковырявшись в огромной сумке, Агнесса Петровна, кряхтя извлекла из ее глубоких недр огромный леденец:

– На, держи!

Радостно схватив лакомство Маринка чмокнула бабушку в щеку и понеслась в игровую комнату.

Злость, только что бушевавшая в крови у Оли испарилась так же незаметно как и эта бабушка и став у окна она искренне улыбнулась, увидев бойко шагающего по дорожке того самого Лешу, которого ждала Маринка. Правда Леша дружил с ней лишь тогда когда не было Кристины. Впрочем та болела часто, отчего Маринка была по-детски счастлива, понимая что как только появится соперница она вновь останется не у дел. Казалось бы дети. А как все сложно. Что уж тогда говорить про взрослых. Хотя в общем-то про неё саму такого и не скажешь. У нее в этом плане было все просто и банально. Нынче в ухажерах числился Игорь Масленников, с которым свела судьба на Дне Рождения у подруги одноклассницы Светки Карпушинской. Застолье раскрепощает людей, делая мир проще, а окружающих людей красивее. Тем более что ее внешность, если быть честной, оставляла желать лучшего. Не уродина конечно, но и до красавицы далеко. Это она в детстве мечтала стать принцессой, быть самой красивой в мире и носить дорогие наряды. Теперь все это осталось где-то там, за границами несбывшихся надежд на острове Детства.

А Игорь ей сразу приглянулся. Простой и относительно ухоженный. А его глаза… На правах соседа именинницы он правда как бы играючи периодически лапал Светку, которая буквально цвела от такого мужского внимания. Впрочем ей в общем-то было к этому не привыкать. Уже давно числилась в первых красавицах района. Вот уж кому везет так везет. Мало того что красавица, так и мать еврейка. А иметь будущую тещу еврейку, да еще с родственниками в Израиле очень полезно в наше смутное время. Это понимал даже дурачок Тимофей Иванов, то и дело вытворявший свои дебильные поступки чтобы его замечали. Данные усилия не совсем пропали даром. Его наконец-то заметили. И поставили на учет в инспекции по делам несовершеннолетних. А шансы у него на Светку были такие же, как у нее, у Оли на Леонардо ди Каприо.

Сближает людей не только алкоголь, но и общение, которого в узкой компании из восьми человек хватало как раз чтобы и не затеряться в общей массе, но в то же время и не быть чересчур на виду. Через пару часов обжорства, пьянства и диких танцев, компания сократилась до шести человек. Начало пахнуть интимом, тем более что Светка то и дело задерживалась на кухне с Вадиком, а Саша прямо на глазах у Игоря и ее тискал Ленку, которая слабо соображала что в комнате кроме них кто-то еще есть.

Оля бы сама пошла давно домой, да та же Ленка сбила в своё время ее с толку, мол не спеши, за мной Миша заедет. А мы же рядом живем. Зачем тебе ехать домой на автобусе в таком состоянии? Перспектива ехать одной в транспорте, который ходит раз в час и в самом деле выглядела непривлекательной, поэтому она решила задержаться, не думая что вернется домой в итоге лишь под утро…

Свете долгих обнимашек с одним Вадиком показалось мало и на правах хозяйки закомандовала играть в бутылочку. Перспектива целоваться с малознакомыми парнями ее, Олю пугала, и не раз пробегала мысль сожаления что лучше бы она поехала на автобусе. Но было поздно и ничего не оставалось как принять правила игры и выпить для смелости за 5 минут больше спиртного чем выпила за весь вечер до этого. Что она хорошо умела в свои 23 года так это целоваться. И если Игорь до начала забавы немного сторонился свою, подкинутую обстоятельствами подругу, то потом… Секс с ним выдался не особо ярким и возвращаясь домой в обнимку с заметно окосевшим Игорем Оля и не думала что тот вскорости позвонит. Таких как он, на один раз у нее был с десяток, да и у него видимо тоже. Это еще сразу, по первости и неопытности после каждого такого случая обмена телефонами она искренне ждала звонка, вздрагивала от дрели дискового аппарата думая с трепетом в душе, а вдруг… Но вдруг не случалось. Нет, конечно звонили ей пару раз парни. Но обычно по ночам и в состоянии сильного алкогольного опьянения, когда желания глубоко сидящие внутри оказываются на поверхности, а мозги работают лишь в одном направлении: где бы кого найти. Прощание с новоявленным ухажером толком не получилось и чмокнув в щечку Игоря Оля исчезла в корявых коридорах подъезда думая лишь об одном, что скажет мать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.