Аватар/Селфи

Кова Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Аватар/Селфи (Кова Юлия)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 3. Аватар

«Поиск людей не имеет срока давности, и исчезнувшего будут искать, пока не найдут – живым или мёртвым».

(Сергей Рикардо,«Литературный дневник», 2013)

Глава 7. День седьмой

(От Автора: нумерация глав начинается с первой части романа «Маркетолог@», которая называется «Социальные сети»).

@

6 февраля 2015 года, пятница, днём.

Рамлех, Александрия.

Египет.

Изящный, выше среднего роста Саба Лейс аль-Рамадан Эль-Каед всегда поражал служащих пограничного контроля аэропортов «Heathrow» и «Burj Al Arab» двумя вещами. Во-первых, тем, что выглядел он всего на двадцать пять лет, хотя согласно двум его паспортам – пятидесяти двухстраничному, с зелёной корочкой, которым обладают все урождённые граждане Египта, а также красному паспорту подданного Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии – Лейсу было тридцать два года. Во-вторых, тем, что у него, араба по отцу, была внешность коренного европейца: тонкая, словно вытянутая к небу, фигура, светло-русые волосы, высокие скулы и тот насыщенный цвет глаз, который присущ только северным народам. Единственное, что сближало Лейса с мужчинами Ближнего Востока, это характерные для жителей Египта длинные, густые, угольно-чёрные ресницы, из-за которых контур глаз кажется обведённым сурьмой или, как говорят египтянки, «мастимом».

Успешно преодолев паспортный контроль «Heathrow», Лейс постарался быстро раствориться в толпе: он не любил повышенного внимания к своей скромной персоне. Но если с вежливым интересом мужчин, которые уже через секунду забывали о нем, Лейс был готов мириться, то любопытство женщин-служащих Лейс от всей души ненавидел. Женщины всегда мучительно долго всматривались в его паспорт и в его лицо и улыбались смущённо и зазывно. Что ж, женщины с их интуицией и вечным желанием докопаться до сути вещей, были правы: у Лейса было, что скрывать.

У Саба Лейса Эль-Каеда было две жизни. В одной из них, явной, Лейс был примерным гражданином двух приютивших его стран – Великобритании и Египта. Именно так воспринимали его Министерство по делам гражданства, иммиграции и регистрации физических лиц Египта и Министерство внутренних дел «Identity and Passport Service» Великобритании – страны, где Лейс теперь жил. Свое английское гражданство Лейс получил несколько лет назад, воспользовавшись программой профессиональной иммиграции как будущий PhD в области генетики в Оксфордском университете. Конгрегации этого высокого учебного заведения импонировали изобретательность и неизменная результативность их молодого учёного. Мужчины – коллеги Лейса ценили его независимость, рациональный взгляд на жизнь и то, что с ним можно было отправиться в Хургаду и Дахаб, египетские резиденции виндсерферов с 2007 года. Там у Лейса можно было поучиться скорости и идеально отточенным трюкам на шортборде, от элементарного «боттом тёрн» до сложнейшей «трубы».

Что касается другой, тайной, скрытой жизни Лейса, то будущий PhD и благополучный гражданин двух стран, Саба Лейс Эль-Каед, был воспитанником «Лашкар-и Тайбу» – крупнейшей пакистанской террористической группировки. Благодаря урокам своих «попечителей» Лейс уже в тринадцать лет смог убить человека. Та, тайная жизнь, оставила Лейсу на память несмываемый подарок: гладкая, как золотистый шёлк, кожа Лейса на спине была сварена в один розовый рубец. Но там, где смыкались лопатки Лейса, дело обстояло еще хуже. Там со знанием дела была идеально выжжена арабская цифра «семь». На урду, лингва-франка Пакистана, «семь» отчеканивается резко, как боевой клич: Сахт. Зато по-арабски «семь» звучит куда мелодичнее и произносится «саба»…

@

1980-е – 2010 годы, за тридцать лет

до описываемых событий.

Александрия, Египет.

Лахор – Карачи, Пакистан.

Оксфорд – Лондон, Великобритания.

У мальчика, появившегося на свет седьмого ноября 1982 года, глаза были синими, как лазурь. Запелёнатый в белую алию, он лежал на руках у сероглазой женщины. Малыш уже узнает свою мать и улыбается ей. Мать прижимает сына к себе и тихо его баюкает. Ребёнок не понимает речь женщины, но слышит в её голосе любовь.

– Мама! – в первый раз в жизни произнёс мальчик. Но прекрасное лицо его матери стало расплываться, уходя от мальчика в темноту. Больше мальчик её не увидит.

Прошло два года. У мальчика всё тот же ясный взгляд живых синих глаз. Малыш с любопытством разглядывает двух похожих друг на друга мужчин с янтарными глазами. Мужчины только что закончили спорить. Младшего из спорщиков зовут Рамзи Эль-Каед, и ему всего двадцать четыре. Тот, кто постарше – тридцатилетний брат Мив-Шер, Рамадан, сдержанный, властный, спокойный.

– Рамадан, куда ты едешь? Ты можешь хотя бы это мне сказать? – недовольно интересуется Рамзи.

– Сначала в Афганистан, в Баграм. – Рамадан быстро складывал вещи в дорожную сумку. – Я должен найти Карен Кхан прежде, чем она вернётся и разыщет этого мальчика. – Рамадан недовольно покосился на малыша, которого держал на руках Рамзи. Рамзи подумал, и его лицо просветлело:

– То есть ты не собираешься возвращать этого ребёнка Симбаду?

От неожиданности вопроса Рамадан на мгновение замер.

– С чего ты это взял, Рамзи? – в конце концов пришёл в себя он. – Конечно же, я верну этого ребёнка. Зачем мне этот мальчик?

– То есть как это «зачем»? – поразился Рамзи. – Да ты только посмотри, какие глаза у этого малыша. Это же глаза старшей ветви нашего рода. Последним обладателем вот таких синих глаз был пропавший много лет назад Лейс Эль-Файюм. Это из-за него мы стали ставить детям татуировку, чтобы даже по прошествии лет разыскать их. А раз так, то и этот мальчик…

– Рамзи, не начинай, – недовольно окликнул юного родственника Рамадан, но Рамзи был слишком увлечён своей мыслью:

– Рамадан, ну послушай ты меня. Ведь этот мальчик – законный наследник рода, – веско произнёс Рамзи и попытался заглянуть Рамадану в лицо. – Ни Дани и не ты, а именно этот мальчик… Он – наш маленький Лейс! – храбро заключил Рамзи и непримиримо добавил: – Так что я не отдам малыша никакому Симбаду.

– Эй, Рамзи! Ну-ка, притормози.

– Почему?

– Потому, что даже если этот мальчик – законный наследник всего царства египетского, – ехидно усмехнулся Рамадан, – то для тебя и для меня это ничего не решает. Так что не поднимай лишнего шума. Сейчас я должен уехать, но как только я вернусь, то я – повторяю тебе в последний раз – я отвезу этого мальчика Симбаду.

– А если ты не вернёшься? – огрызнулся Рамзи.

– Ну, в таком случае ты отвезешь мальчика в монастырь и передашь его абуне 1 Марку. – Рамадан пожал плечами. – Абуна знает, как разыскать Симбада.

– А может быть…? – в третий раз начал спор Рамзи, но Рамадан перебил его:

– Рамзи, я своих решений не меняю. И это – всё.

– Ладно, брат, я тебя понял, – неохотно согласился Рамзи и прижал мальчика к груди. Малыш весело пискнул.

– Ох, Лейс, ну ты и тяжёлый. И так вырос. – Рамзи добродушно фыркнул и подкинул ребенка выше. В ответ мальчик залился весёлым, заливистым смехом. Рамадан скептически посмотрел на этих двоих, искренне довольных друг другом. Потом красноречиво закатил глаза, взял тяжёлую сумку и быстро пошёл к выходу. В это время синеглазый малыш примерился и метко ткнул Рамзи кулачком в нос.

– Эй, осторожней, маленький Лейс, а то ты меня убьешь, – возмутился Рамзи шутливо. Рамадан, уже взявшийся за ручки входной двери, моментально развернулся:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.